Великие женщины Средней Азии оставившие свой след в истории

В Центральной Азии много женщин, которые оставили свои имена на долгие века. Женщины, которые вославили свой народ и страну. Увы, из-за величайшего упущения летописцев, нам не удалось, воссоздать или наши предшественника сохранить многих из них в книгах и различного рода записях.

Томирис

tomiris

Две тысячи лет назад бескрайние просторы нынешнего Казахстана населяли саки — народ могучий и бесстрашный. Рассказы о том, кто такие саки, распространялась по всем землям. Образ сакского воина, мужчины или женщины, отразился в мифологии. Легендами стали две сакские царицы — Томирис и Зарина. О Томирис рассказывают, что и ее тело, и ум были одинаково прекрасны. Она известна как прародительница женщин-воинов — амазонок. Но жизненный путь Томирис был наполнен горем, испытаниями и мучениями, о чем рассказывает одноименный фильм 2019 года. Тем не менее ее история и способности, борьба за независимость народа придают и сегодня образу сакской царицы актуальность, делают его любопытным для наших современников.

Согласно данным исследователей, царица жила в VI век до нашей эры (570–520 гг. до н. э.). Ее детство складывалось так: Родилась девочка, по версии Геродота, у царя Спаргаписа. Мать умерла во время родов. Воспитанием дочери занимался Спаргапис, который слыл блестящим тактиком, умелым воином и мудрым правителем. В те времена женщины имели право возглавить племя, если у царя не было наследника мужского рода. Поэтому Спаргапис занимался подготовкой достойной наследницы. Пятилетняя Томирис уже могла легко оседлать необузданного коня. Через год она уже смело держала в руках акинак, а потом и более тяжелое вооружение. К 13-ти годам будущая царица великолепно вступала в бой на мечах и копьях, мастерски стреляла из лука с обеих рук. На своем коне она всегда была первой на скачках. Девочка выросла истинным воином. Отличалась она непокорным и буйным нравом. Но отца всегда слушалась и считалась с его мнением: его авторитет для нее был непоколебим.

Однажды Спаргапис организовал празднество и пригласил на него союзников тиграхаудов. Вместе с ними он воевал против хаомаваргов. Во главе их отряда стоял Рустам — сын царя тиграхаудов Кавода. Это был могучий и непобедимый воин. Томирис он сразу очаровал, и она решила, что именно Рустам достоин ее внимания и благосклонности. В ходе празднества Томирис сражалась со всеми воинами. Рустам уступил ей первенство в равном бою и признал свое поражение. Он склонил коня и опустил оружие, а девушка в ответ бросила на землю свой пояс. Это означало, что она готова стать женой Рустама. Так породнились два народа. Но вскоре на смену любви пришло разочарование:

  • В повседневной жизни Рустам оказался самым обычным человеком, склонным к праздному и разгульному образу жизни.
  • Более того, после смерти отца, он решительно отказался править тиграхаудами, и вместо него правителем стал его младший брат.

Женщина потеряла всякий интерес к мужу. Она сблизилась с Бахтияром — воином, который был ее телохранителем. Позже он предал царицу в бою и стал причиной гибели тысячи массагетов, тиграхаудов и хаомаваргов. Томирис родила сына, которого назвала Спаргаписом, и занялась его воспитанием сама. Она хотела вырастить мудрого правителя. Когда умер царь Спаргапис и Рустам, то саки выбрали царицей Томирис. Ей пришлось ощутить всю тяжесть бремени правления.

Сакские племена находились под управлением вождей, которые избирали царя для общего руководства племенами и армией. Племена создавали союзы в военное время, после стихийных бедствий и в других сложных ситуациях. Томирис уважали и боялись. Были желающие свергнуть ее: против царицы плели интриги и заговоры. Вожди племен, которые не находили общего языка с Томирис, передавали свои просьбы и обращения через слишком доверчивого супруга, если не хотели лично сталкиваться с правительницей. Царица же училась у своих врагов, перенимала лучшее из их военного и управленческого опыта, превращала эти знания в свои преимущества. Ей удалось создать непобедимое войско благодаря таким шагам:

  • Была создана тяжелая кавалерия: всадники и их кони одеты в длинные тяжелые платья с броней.
  • Для устрашения противника всадники шли в бой со знаменами, закрепленными на длинных деревянных палках. При движении они выглядели как страшные летящие чудовища.
  • Увидев, как один из стрелков приделал к стреле свисток, Томирис приказала сделать тысячи таких стрел и раздавать их воинам.
  • Сакская армия отличалась небывалым мастерством. Всадники умели прятаться за спинами коней. Казалось, что из пустынной степи несется лошадиный табун. Считается, что именно после таких атак появились легенды и мифы о кентаврах.
  • В период правления Томирис появилась многотысячная женская армия. Женщины были равны мужчинам в искусстве ведения боя. Они прекрасно владели оружием, держались в седлах и не боялись ни смерти, ни опасности.

Самая жестокая война для Томирис разразилась с персидским царем Киром, но ей удалось одержать победу. Когда Томирис стала царицей, Кир, который жаждал абсолютной власти, посылал к ней гонцов с предложением заключить дипломатический мир. Кир просил у Томирис руки. Но царица ответила отказом и сделала ему другое предложение.

По иранским законам наследниками могли быть только мужчины. Томирис по этой причине не имела права на земли. Поэтому она предложила Киру выдать его дочь Атоссу замуж за ее сына Спаргаписа. Кир ответил отказом и повторил правительнице свое предложение, но она не согласилась и во второй раз. С этого момента и началась жесточайшая, кровопролитная война и конец правления Кира:

  • Кочевой народ саки не строил крепостей и городов. Кроме земель, у них ничего не было. Нападали они маленькими отрядами, уходили в глубь степей. Персам было сложно им противостоять в таких условиях ведения войны.
  • После одной из атак под руководством сына Томирис иранской армии пришлось бежать, оставив припасы еды и питья.
  • У саков была традиция после победы устраивать бурный праздник. Опьяненные персидскими винами, саки потеряли бдительность. Персы вернулись ночью, убили и пленили треть саков. В том числе пленили и сына Томирис Спаргаписа (вскоре он погиб в неволе).

Даже после столь сильного удара иранской армии саки имели преимущества: они были на своей земле, а у персов посреди пустынных степей закончилась еда и вода. Поэтому после поражения Томирис решила нанести повторный удар по врагу. На бой вместе с мужчинами-воинами выступила и многотысячная женская армия. Персов удалось победить.

Саки боролись за независимость и свободу жестоко и самоотверженно. Много воинов погибло в этом сражении. Томирис с Киром встретились в бою. По легенде, царица отсекла Киру голову и опустила ее в мешок с кровью предателя Бахтияра. О дальнейшей судьбе царицы доподлинных сведений нет. Однако историки считают, что античный город Томис, возникший на берегу Черного моря, — построен легендарной царицей саков. Где находится могила самой Томирис, точно не известно. Сакская царица Томирис осталась в истории как мудрая, храбрая и властная женщина. Она символизировала свободу и независимость. После ее смерти трое мужчин вместе управляли сакским войском и землями. Сложный и трагичный жизненный путь царицы воспет в литературе, кино, музыке, живописи.

Бопай

bapai

Бопай ханым является одной из самых влиятельных личностей в истории Казахстана. Во время жизни Абулхаир хана и после его смерти эта женщина держала политику своего народа в руках и вела тонкую игру, полную компромиссов с союзниками и врагами. Поэтому Йорик решил подробнее написать о её жизни и роли в жизни страны.

Бопай Ханым или Батима (1690/1695 — 31 мая 1780) — то ли из рода торе, то ли из рода адай (споры ещё ведутся) – жена хана младшего жуза Абулхайра, мать ханов Нуралы, Ералы и Айшуака, также имела сыновей Ходжа-Ахмета, Адиля и дочь Зулейху. Во время правления сына носила титул Хан-ана (Мать-хана) и являлась одной из самых влиятельных женщин в Казахском ханстве.

По предположениям исследователей, роль Абулхаира в истории Казахстана могла быть другой, если бы не его жена. По различным летописям Бопай описывалась, как привлекательная женщина с глубоким интеллектом, волевым характером и независимостью в суждениях и поступках. Её описывали, как врожденного политика. Ханым была не только супругой Абулхаиру, но и советником в общественных делах.

Знакомство и сватовство

В 1709 году Абулхаир султан с батыром Жанибеком направлялись в неприятельские кочевья и на несколько дней остановились в ауле богатого аксакала. Там Абулхаир встретил дочь Суюндук батыра – Бопай. Тогда султан остался в селе, отправив Жанибека дальше, и, скрыв свое аристократическое происхождение, нанялся в пастухи к отцу девушки. В скором времени пастух (не напоминает сказочку?) завоевал расположение Бопай. Через какое-то время девушка забеременела и тогда Абулхаир попросил руки у её родителей. Согласно преданию Суюндук батыр долго не хотел отдавать единственную дочь за нищеброда и потребовал калым в виде «90 гнедых меринов с белыми ногами и 60 сивых меринов с черными пятками на ногах». Султан-пастух обещал привезти выкуп и поехал собирать лошадей. После долгих поисков, он случайно встретил Жанибек батыра (Йорик считает, что тот сразу поехал к другу, просто они после этого устроили небольшой мальчишник), который гнал большой табун. Мужчина, желая помочь другу, выбрал Абулхаиру 150 лучших жеребцов из стада для уплаты калыма. Оба они приехали к аксакалу и устроили свадьбу.

Семейная жизнь

Выйдя замуж за Абулхаир хана, Батима помогала в управлении страной, выступала в качестве дипломата и общественного деятеля того времени. Ханым принимала неизменное участие в вопросах, влияющих на внешнюю и внутреннюю политику страны. Благодаря красноречию и интеллекту правая рука хана смогла удержать авторитет народа и орды. У неё даже была печать с собственным орнаментом, что было не свойственно для женщин того времени.

Великие женщины: Бопай ханумКроме ума, ханым описывалась как очень красивая женщина. Благодаря английскому художнику Джону Кэстлю, путешествовавшему через оренбургские степи в те времена, внешность Батимы была запечатлена. На изображении женщине уже порядка 40 лет. Кэстль отметил, что, глядя на ее мягкий облик, сложно поверить, что это властная личность.

Во времена обострения отношений между казахами, уральскими башкирами и волжскими калмыками Абулхаир хан решил попросить помощи у России, чтобы получить огнестрельное оружие для борьбы с джунгарами. Бопай ханым поддержала решение мужа. Ходят слухи, что она стала инициатором этой идеи.

В 1731 году в ханскую ставку прибыли дипломаты от имени императрицы Всея Руси Анны Иоанновны, возглавлял которых татарский мурза Кутлу-Мухаммед Тевкелев. Бопай была одной из первых, кто встречал гостей и поставил свою печать на договоре о подданстве казахов Российской империи. Кроме того, она переубедила сомневающихся глав родов в необходимости поступка.

Так описывает женщину советский историк Александр Сергеев в книге “Петербургский посол”:

«Ханша Бопай подъехала с небольшой свитой. Легко соскочила с седла и бесцеремонно уперлась глазами в Тевкелева. Посол тоже рассматривал ее не без любопытства. Ханша была высока и дородна. Крытый бархатом, с меховой опушкой бешмет плотно облегал ее большую, не по-женски сильную фигуру. Высокий рост подчеркивал огромный, из белого шелка накрученный на голову кимешек. Тевкелев заметил – расписные остроносые сапоги на ханше были без каблуков. Лет ханше было не больше сорока. На крупном круглом лице ее с выдающимися скулами не было ни единой морщинки. Молодо и живо светились широко поставленные черные, под тонкими смоляными бровями глаза. Тевкелев был много наслышан об этой властной и, как говорили соратники хана, умной женщине. В одном сходились – ханша Бопай не только жена хана, но и главный его советник, а в каких-то делах и наставник»

Всё шло к мирному сотрудничеству. Однако, взаимоотношения с Россией в скором времени стали портиться. В 1742 году в оренбургские степи прибыл наместник императрицы генерал Иван Неплюев. Абулхаир хан был для него, как кость в горле, и с этим надо было что-то делать.

Иван Иванович привлёк в помощники султана Барака, которого Абулхаир тоже бесил. Такой шаг спровоцировал недовольства. Хан объединился с джунгарами и объявил войну Неплюеву. Ради укрепления союза, джунгары предложили одну из своих дочерей в качестве жены сына Абулхаира. Однако Бопай отвергла предложение и напомнила, что в плену у джунгар есть казахские батыра, а траур по погибшим ещё не окончен. В этом споре народный совет поддержал ханым, а не хана.

Тогда, для того, чтобы примирить стороны, в ставку младшего жуза прибыл генерал Тевкелев, бывший с ханской четой в тёплых отношениях. 27 июня 1748 года был подписан формальный мир между оренбургским губернатором и ханом Абулхаиром. Хан обещал отпустить пленных и прекратить набеги, Тевкелев обязался покровительствовать в торговых делах и централизации ханской власти.

1 августа 1748 года Абулхаир возвращался со свадьбы вместе со своими спутниками из крепости Орск. Там на него из засады напал Барак. В ходе потасовки хан был убит сподручными Барака.

После смерти Абулхаира

Бопай ханым пережила своего мужа на тридцать два года.

После гибели мужа, первым делом Батима заявила императрице Елизавете Петровне, если её сын Нуралы не станет ханом, договор с Россией будет расторгнут.

26 февраля 1749 года Нуралы стал “киргиз-кайсацким ханом” согласно Указу императрицы Елизаветы.

Также Батиме пришлось изменить отношение к джунгарам, с которыми хотел сблизиться уже хан Барак. Ханым дала согласие на брак своей падчерицы с сыном Галден-Царена. Однако свадьбы не было, так как падчерица Намурун скончалась. А через какое-то время умер и Барак. Ходили слухи, что Барак захаживал к Намурун

После смерти мужа Бопай пришлось изменить свое мнение в отношении родства с джунгарами и дала свое согласие на брак своей падчерицы с сыном Галден-Царена. Так она решила отомстить хану Бараку, который также хотел сблизиться с джунгарами. Однако, брак не состоялся – падчерица Намурун скончалась. Вскоре после этого скончался и Барак. В народе поговаривали, что вдова хана отомстила убийце своей падчерицы. Ходили даже слухи, что Бопай отравила Намурун и, когда Барак переспал с девушкой (желая сорвать планы Бопай) – отравился и скончался сам, но это всего лишь теория.

31 мая 1780 года Бопай ханым скончалась и была похоронена у верховья реки Жосалы.

Мавзолей Бопай стал местом паломничества. К ней приходили за советом, поддержкой и покровительством. Однако памятник был стёрт с лица Земли во времена переселения.

Надира, Махзуна, Увайси

nadira

Умар-хан, правивший Кокандским ханством в 1809-1822 гг., уделял особое внимание развитию науки, культуры, искусства, литературы – в этом он пытался подражать Тамерлану. Благодаря его усилиям Коканд превратился в центр науки и культуры, образовалась особенная кокандская научно-литературная среда. Только в одном Коканде функционировало 120 школ и 40 медресе. При ханском дворе были собраны лучшие поэты, художники, каллиграфы. Здесь творили более 70 поэтов, среди которых были и женщины. Три из них – Надира, Джахан-Атын Увайси, Махзуна,– стали классиками узбекской литературы.

"Если ты человек — предпочти любовь»",- так писала узбекская поэтесса
Махлар-айим Надира, занимающая особое место в узбекской литературе XIX века, и чей портрет я увидела в Музее имени Алишера Навои.

Джахан-Атын Увайси родилась, предположительно, в 1779 г. в городе Маргилан. Ее отец был ткачом, но одновременно писал стихи на узбекском и таджикском языках, а мать Чиннибиби была образованной женщиной и преподавала в школе. Джахан-Атын получила семейное образование, и позже стала преподавать в школе, как и ее мать. Она увлекалась чтением стихов и трудов узбекских, таджикских и азербайджанских алимов. Под влиянием своей семьи, она начала писать стихи под псевдонимом Увайси, быстро прославившись. Она привлекла внимание супруги кокандского хана Умар-хана Надиры-бегум и была приглашена ко двору. Увайси преподавала поэзию во дворце, стала подругой Надиры-бегум. Когда в 1842 г. эмир Бухары Насрулла-хан завоевал Коканд, то Увайси вернулась в Маргилан, где и прожила до конца своих дней. Так как ее муж умер рано, то поэтесса одна вырастила двоих детей.

Где же мой любимый, друзья? Я о нем как о сыне, грущу.

О всесветном владыке я всей тоскою рабыни грущу.

Как скиталец в пустыне мук, неприкаянно я брожу, –

Чем бы мне исцелить недуг? – я в безмерной кручине грущу.

Лишь один он в сердце моем, лишь о нем мое слово и речь, –

О единственном, дорогом – о моем властелине грущу.

День и ночь страсть в душе тая, жду его я, вдаль очи вперив, –

Об участливом госте я, истомленная ныне грущу.

Хоть и не для моих скорбей бог хранит его, – пусть придет, –

Я о нем – о боли моей, о заветной святыне грущу.

Темен мир мне во мраке бед, в беспроглядных потемках разлук,

Я о нем – он мой лунный свет – о моем господине грущу.

Увайси, я в тоске немой, в безысходном рыданье томлюсь, –

Не со мной ясный светоч мой, – я по этой причине грущу.

(пер. С.Иванова)

 

Махлар-айим Надира родилась в 1792 г. в семье правителя Андижана Рахмонкульби. Происходя из рода Бабура, ее родители были образованными людьми и много внимания уделяли воспитанию своих детей. Махлар-айим рано увлеклась поэзией, читала таких поэтов, как Навои, Джами, Бедиль. Между нею и Умар-ханом, в то время правившего Маргиланом, вспыхнула любовь. В 1807 г. они поженились. Когда Умар-хан стал править Кокандским ханством, Надира принимала участие в государственных делах, стала помощницей и соратницей мужа в его культурном строительстве. После того как в 1822 г. Умар-хан безвременно умер, она стала опекуном своего 12-летнего сына Мухаммеда-Али, вступившего на престол. Жизнь ее оборвалась трагически – она была убита после захвата Насруллой-ханом Кокандского ханства.

Надира писала стихи как на узбекском, так и персидского-таджикском языках, создавая газели, мухаммасы и т.п. на суфийские мотивы.

Блажен свиданья день, но он пройдет,

И буйный хмель весны, как сон, пройдет.

Что Богу любо, вовремя свершай,

Не то пора благих времен пройдет.

Будь терпелив — приспеет светлый день,

А грустный день — таков закон — пройдет.

Любимый друг пришлет благую весть,

Печалью истомленный стон пройдет.

О рок, своим величьем не гордись, —

Все, чем ты горд и в чем силен, пройдет.

Знай: немощны опоры бытия,

И все — так было испокон — пройдет.

Сей мир — зерцало, Макнуна, поверь, —

Все, что ни отражает он, пройдет!

(пер. С.Иванова)

 

Сведений о жизни Махзуны (настоящее имя – Мехрибон) сохранилось мало. Предположительно, родилась она в 1811 г. Ее отец Юасман Ахунд был муллой в мечети махалли. Родители будущей поэтессы были образованными людьми и свободно владели арабским и персидским языками. Большое влияние на нее оказало творчество Навои, Джами, Физули и других поэтов. Поэтесса творила на узбекском и таджикском языках. Можно полагать, что ею было создано немало поэтических произведений, но до нас дошли только отдельные из них, включенные в сборник «Собрание поэтов», составленный Фазли Намангани по приказу Умар-хана. Фазли высоко оценивал творчество Махзуны. Он писал, что хотя она и женщина, ее слово, речь, мысль выше и острее, чем у мужчин.

 

Курманджан Датка

kurman

В мусульманском мире никто из женщин дважды не удостаивался титула «датка», что в переводе на русский язык означает «генерал». Алайская царица Курманжан Датка сыграла важнейшую роль в переломные моменты истории кыргызского народа.

«Ни то что вы, даже Кокандский хан не может на мне жениться!»

Незаурядная историческая личность Курманжан Датка родилась в 1811 году в Кичи-Алае. Ее отец Маматбай был кочевником из рода Монгуш. Несмотря на то, что она была из простой семьи, еще в детстве ее засватали за сына Торогул бия - Кунсейита. В 18 лет ее выдали замуж за человека, которого она впервые увидела в день свадьбы. Он ей не понравился, так как ее муж был значительно старше, и вопреки всем народным традициям Курманжан вернулась в юрту своего отца. Будущая датка три года жила у родителей и считалась номинальной женой Кунсейита. Курманжан стала женщиной-легендой, так как в то время господствовало деспотическое отношение к женщине, никто не мог осмелиться на такой смелый шаг. Своим блистательным умом, смелостью и независимым взглядом она прославилась во всем округе. В 1831 году феодал Алымбек, который получил титул «датка» и возглавил племена Алайских кыргызов, хотел засватать Курманжан. Но в ответ Алымбек датка услышал: «Датка, пока меня не освободят от брачных уз, по законам шариата, ни то что вы, даже Кокандский хан не может на мне жениться!». Вскоре после ответа смелой Курманжан Алымбек освободил ее от брачных уз и женился на ней.

datka

Признание Бухарского эмира и кокандского хана

Союз исторических личностей оказался крепким, будущая датка родила Алымбеку пятерых сыновей. Для мужа она стала не просто женой и матерью его детей, а преданной помощницей во всех его делах. Во время отсутствия Алымбек датки Курманжан могла успешно заменять мужа и полновластно управлять алайскими кыргызами. После смерти мужа, павшего жертвой дворцового заговора, власть главы народа наследовала вдова Курманжан. Однако кокандский хан Худояр объявил алайских кыргызов своими подданными и обложил их податью. Это было совершенно неприемлемо для кочевников, которые никогда никому ничего не платили. Конечно, Курманжан была против этого, в результате упорной борьбы она добилась успеха. После этого случая Бухарский эмир Музаффар, узнав о влиянии Курманжан на соплеменников, присвоил ей почетное звание «датки». Позже в 1865 году сам Худояр хан подтвердил ее права на почетное звание датки и управление Алаем. Курманжан Датка стала единственной женщиной, удостоившейся торжественного приема во дворце бухарского эмира.

pridannoe datka

Шабдан Джантаев сватался к царице

Есть сведения, что Шабдан Джантаев сватался к царице. Когда он вошел в юрту царицы, он сказал: «Саламатсызбы, апай» (слово «апай» в некоторых местностях означает сестру, а в некоторых — мать). Мудрая Курманжан отвергла его, сказав, «у нас не может быть супружеского союза, если ты зовешь меня матерью».

Курманжан Датка вела независимую от Кокандского ханства политику. Она быстро приобрела репутацию мудрейшей правительницы, успешно урегулировавшей родовые споры горных кыргызов. Правительница организовала что-то вроде таможни, так как она хорошо понимала значение Великого Шелкового пути. Она посылала своих людей навстречу каравану для устрашения, а затем, когда купцы обращались к ней, как к правительнице, за помощью и за защитой, Курманжан называла свою цену безопасного следования путешественников.

В это время в Кокандском ханстве назревал социальный взрыв. Потеря территорий, захваченных русскими войсками, вызвала сокращение доходов казны, что побуждало хана Худояра увеличить размер налогов с оставшегося населения. Финансовая политика ханских властей сопровождалась откровенным, чудовищным грабежом населения. К тому же не прекращались бесконечные кровавые родоплеменные и дворцовые междоусобицы, разорявшие экономику края и уносившие множество человеческих жизней. Насилие власти привело к народному восстанию против хана Худояра на юго-востоке Коканда, а затем по всей Ферганской долине. Основной движущей силой восстания были кыргызы-кочевники и узбеки-земледельцы. В роли своего защитника от ханского насилия значительная часть восставших видела Россию. Еще в начале восстания, в ноябре 1873 года, делегация кокандских кыргызов представила российской власти Туркестанского края список из 42 кыргызских родов, члены которых выражали желание принять российское подданство.

Курманжан Датка с сочувствием относилась к их обращениям за помощью к России. Алайская царица изменила свое отношение к российской политике после решительного вмешательства российских войск в кокандские дела. Она перестала препятствовать своему старшему сыну Абдуллабеку, желавшему стать одним из активнейших союзников «кыргызского Пугачева» - лже-Пулатхана. Сыновья Курманжан Датки открыто выступали против российских войск. После поражение при Янги- Арыке сыновья скрылись в Афганистане. После известия о поражении на Янги-Арыке Алайская царица со своим народом бежала в Кашгар. Кашгарцы ограбили их на границе и не пустили в пределы государства Якубхана. После этого Курманжан Датка в сопровождение своего сына Камчибека и племянника Мирза-Паяса была вынуждена вернуться назад. Под местечком Бордаба на нее вышли джигиты Джантаева, которые передали ее казакам князя Витгенштейна, а тот уже доставил ее к Скобелеву.

general skobolev

Русскому офицеру Б.Л.Тагееву было поручено доставить арестованную Алайскую царицу генералу М.Д. Скобелеву. Когда Тагеев через переводчика сказал правительнице, что он назначен сопровождать ее до Гульчи, где находился генерал Скобелев. У нее блеснули глаза на слезах, и она сказала: «Я теперь раба русских, которые могут делать со мною что угодно, такая, значит, воля Аллаха». В 1876 году после встречи Курманжан Датки и генерала М.Д. Скобелева Алайская правительница стала проводником политики царизма. Чтобы уберечь свой народ от кровопролития, датка официально объявила о присоединении алайских кыргызов к России. М.Д.Скобелев оказал полное доверие правительнице Алая и разрешил ей свободно жить там, где она хочет. «Пока я живу на свете, в Алае будет мир и покой», - таким было обещание правительницы.

В 1881 году специальным императорским указом Курманжан Датке была определена пожизненная государственная пенсия в размере 300 рублей. Из Афганистана возвратились ее сыновья Мамытбек и Асанбек и много других кыргызов. Лишь Абдуллабек не вернулся домой, а ушел в Мекку. Ее сын не перенес тяжелый и опасный путь в Мекку, и умер в дороге от ран.

За время правления Алайской царицы в российской власти сменились восемь генерал-губернаторов. Каждый из них пытался повидать ее и подарить ценный подарок.

Она была внесена в реестр правящих фамилий двора Романовых, получила чин полковника, к ней обращались «Ваша светлость».

«Не бойся сынок, выше голову»

Однако все эти почести не уберегли Алайскую царицу от личной семейной трагедии.

В 1893 году двое ее сыновей и два внука были обвинены в контрабанде, а любимый сын Камчибек в убийстве таможенного чиновника. Верный народ предлагал царице Алая силой отбить осужденного сына, но Курманжан отказалась, сказав: «Горько осознавать, что уйдет в мир иной мой младший, но я никогда не перенесу того, что из-за моего сына погибнет мой народ. Не будет мне тогда ни на том, ни на этом свете оправдания». Курманжан присутствовала на казни сына. Сказав: «Не бойся сынок, выше голову», отвернулась и ушла. Младшего сына Камчибека повесили, а остальных сослали в Сибирь.

Траурное стихотворение (кошок), посвящённое казнённому сыну Камчибеку.

Сокол мой, сынок Камчибек,
Покидаешь ты бренный мир,
Оставляешь неверный мир,
Сеть расставил жестокий век,
Захлестнули тебя петлёй,
Расстаётся душа с тобой.
Я скрутила горе своё,
Чтоб народ от беды сберечь,
В сердце скрыла горе своё,
Чтоб народ в беду не вовлечь.
Ты главы своей не склонил,
Честь джигита ты защитил.
Как в куреше по пояс гол,
Смерть презревши,
в расцвете сил
Ты на схватку
без страха шёл.
Сын мой верный,
прощай, прости.
Ты шейит на святом пути!

Конечно, же смерть младшего сына оказала сильное моральное воздействие на царицу. Оставив общественную жизнь, царица покинула свои владения и поселилась в деревне Мады неподалеку от Оша. Курманжан Датка умерла в 1907 году в возрасте 96 лет. Алайскую царицу похоронили на кладбище Сары-Мазар с видом на священную гору Сулайман-Тоо.

Глава временного правительства 2010 года Р.И. Отунбаева говорила: «Курманджан Датка— редкая историческая фигура, она взяла на себя ответственность в очень сложный период правления Кокандского ханства, Китая и России. Её мудрость, дипломатические способности спасли нас от гибели и разрушения. Она способна была найти выход из любой сложной ситуации, потому и Россия, и Кокандское ханство вынуждены были с ней считаться».

Памяти о ней

В 2002 году была издана книга об Алайской царице на трех языках.

В 2004 году на бульваре Эркиндик был воздвигнут памятник правительнице.

Именем Курманжан Датки названы улицы в Бишкеке и в Оше.

31 августа 2014 года в Кыргызстане состоялась премьера двухсерийного полнометражного фильма, посвященного Алайской царице. Главным режиссером фильма является Садык Шер- Нияз.

Назипа Кулжанова

Nazipa

Первая казахская женщина-журналист - Назипа Кулжанова

Творчество Назипы приходится на период становления казахской советской литературы (1917-1929), она работала, не думая о себе, полностью отдавая силы служению народу
У казахов есть одно замечательно качество: какими бы жестокими у них не были споры, даже если речь шла о пролившейся крови, они слушали слова старших, иногда отменяя смертные приговоры. «Голову можно отрезать, но язык отрезать нельзя», говорят в таких случаях, и, обращаясь к врагам, просят «слова». Когда Хан Абылай попал в плен к калмыкам, такое слово, глядя прямо в лицо Контайши Голдану, попросил бий Казыбек. И выручил из плена нашего хана.

В наше время есть люди, которые особенно чтят слово, знают ему цену — это журналисты. Острое слово придает статьям журналистов крылья, а писательскому перу легкость.

Первой казахской женщиной-журналистом была Назипа Сегизбайкызы Кулжанова. Она родилась в городе Торгай 27 июля 1887 года. В тот период у городских девушек не было таких преград, как в ауле. Одарённая и целеустремленная Назипа в 1902 году завершила обучение в Костанайской русско-казахской гимназии, и в 1903-04 годы преподавала в учительской семинарии.

В судьбе Назипы есть эпизод, который показывает ее смелой и волевой. В те времена бедные и старые родители Назипы, задолго до ее зрелого возраста получили за нее калым — плату за невесту. Она отказалась выходить замуж не по любви, но степные обычаи обязывали ее вернуть калым, для возврата которого, у ее семьи не было средств. В этой непростой ситуации Назипа обратилась за помощью к областному военному прокурору и в итоге получила ее.

 Далее Назипа вышла замуж за избранного ею Нургали Кулжанова, преподавателя Джетыгардинско-Чубарской волостной школы. Он был человеком известным, одним из выдающихся просветителей тех времен. После событий 1905 года в России, дабы избежать излишних неприятных слухов со свадебными делами, молодожены уехали в Семипалатинск, в места духовного расцвета. Назипа уже в 1913 году получила полноправное членство в группе «Гражданские спутники» Семипалатинского отделения русского географического общества.

Назипа просто обожала поэзию великого Абая. С 26 января 1914 года она провела серию вечеров, которые были посвящены десятилетию со дня кончины великого поэта. Ею были собраны широкие публики, где пропагандировали высокое поэтическое искусство, читали стихи, знакомили читателей и слушателей с творчеством поэта. О впечатлениях от этих вечеров известный исследователь Востока Г.Н. Потанин оставил следующие строки в Омском географическом обществе: «И, правда, казахский народ музыкален, голоса чистые, звонкие. Певцы очень искусно исполняют песни».

С тех времен началась ее общественная и политическая жизнь. В газетах «Казах», «Сарыарка» и «Алаш» публиковались ее многочисленные статьи. Назипа уже в 1917 году принимала участие в съезде казахов Семипалатинской области и вошла в состав Правления съезда. Творчество Назипы приходится на период становления казахской советской литературы (1917-1929). Такие ее труды, как «Нужная работа», «Взгляд на нашу литературу», «Казахская литература», «Поэтесса Шолпан», «Театр Семипалатинска» — это объемные исследования проблем литературы и искусства, и поэтому они достойно занимают свое место в истории литературы. Беспристрастный, но пылкий душой журналист не останавливается на достигнутом, она активно принимала участие в развитии народа и страны. Многие замечали, что Назипа писала глубокие статьи, перо ее было пронзительным, но полезным обществу. В эти времена женщин-журналистов не было. Она мастерски писала статьи, поднимая в них злободневные проблемы женщин. Назипа умела, как никто, найти нужные слова. На женскую тему ею написаны философские размышления «Общий женский праздник», где она определяет место женщины в общественной жизни, ее роль в семье. «Все мы — молодые и старые, девушки и юноши — все свои умения, сознание должны направить на учение», — писала она. И еще: «Неграмотный человек — получеловек. Женщина — мать народа. Только образованная, умелая, свободная женщина способна вывести свой народ на уровень передовых народов».

Известный поэт Султанмахмут Торайгыров посвятил Назипе Кулжановой поэму «Знакомство». Он подчеркнул такие ее достоинства, как честность, женственность, отзывчивость и деловитость. «Последнее качество, — пишет поэт, — отсутствует даже у многих мужчин».

Назипа Кулжанова известна не только как первая казахская женщина-журналист, но и как педагог-ученый и прекрасный переводчик. Благодаря ее таланту произведения Абая, Ибрая, Габита читали на русском языке. А казахи смогли познакомиться с произведениями Льва Толстого, Максима Горького, Александра Куприна, Владимира Короленко и других западноевропейских писателей.

По просьбе Назипы русским композитором Александром Затаевичем была написана музыка к песням «Плач Кадыра», «Гайни-ау, саулем».

В 1920 году Назипа Кулжанова стала членом Комиссии Народного Комиссариата Просвещения Казахской автономной республики по подготовке учебников, книг. Она известна также, как главный специалист по подготовке казахской азбуки.

nazipa comunicom

В период 1923-1925 годы она трудилась в журналах «Қызыл Қазақстан», «Әйел тендігі», а также сотрудничала с газетами «Айкап», «Қазақ», «Бірлік туы», «Алаш». В 1922 году Сакен Сейфуллин стал Председателем Народных Комиссаров Казахской АССР и одновременно редактором газеты «Еңбекші қазақ», в которую пригласил Назипу и ввел ее в состав редакционной коллегии.

Она быстро завоевала авторитет и стала одним из известных авторов. У нее были и книги — «Традиционное воспитание в школе», «Воспитание матери и ребенка», — которые актуальны и сейчас. В эти годы она постоянно советуется, общается с Сакеном Сейфуллиным, Биимбетом Майлиным, Мухтаром Ауэзовым, Сабитом Мукановым, Габитом Мусреповым, Молдагали Молдабаевым, Амангали Сегизбаевым.

В 1929 году Назипа вынуждена была уйти на творческую работу в домашних условиях. Хотя архивные материалы и свидетельствуют об ухудшении ее здоровья,но похоже, что была она в опале за то, что общалась с алашординцами. В марте 1934 года в Алматы Назипа Кулжанова умерла от продолжительной тяжелой болезни.

Сайра Киизбаева

saira

24 октября (7 ноября) 1917, аил Тёкёльдош - 11 октября 1988, Фрунзе

Артистка оперы (лирическое сопрано).
Заслуженная артистка Киргизской ССР (28.02.1939).
Народная артистка Киргизской ССР (1942).
Народная артистка СССР (1958).

С 1936 года - солистка Киргизского музыкально-драматического театра (с 1942 - Театр оперы и балета). В 1963-1964 годах - директор театра. Выступала до 1972 года.
В 1947-1949 гг. совершенствовалась в Московской консерватории.
Исполняла ведущие партии в национальных операх, создала правдивые образы киргизских женщин, полных достоинства, обладающих глубокими чувствами, но сдержанных в их выражении. Первая киргизская певица, выступавшая в партиях классического репертуара. Исполняла их на киргизском и русском языках. С 1956 года преподавала пение в Музыкальном училище им. Куренкеева и в студии при Театре оперы и балета, с 1967 года - заведующая кафедрой сольного пения Киргизского института искусств (доцент, 1973; профессор, 1978). С 1983 года - заведующая кафедрой оперной подготовки.
Депутат Верховного Совета Киргизской ССР 2-6-го созывов. Член ВКП(б) с 1944 года, была членом Фрунзенского горкома КПСС.

Осенью 1917 года в небольшом селе Токолдош в семье бедняка-дехканина Кийизбая Темирова родилась дочь. Девочке дали имя Сайра. Петь Сайра начала в три года. Пела она и в доме, и в поле. Однако отец не одобрял увлечения дочери. «Женщине не подобает петь — таков обычай», — говорил он. Когда ей исполнилось семь лет, отец, уступив уговорам соседей, отправил девочку учиться. Училась Сайра хорошо и была активной участницей художественной самодеятельности — пела, декламировала стихи, выступала на школьных вечерах. В 1931 году она поступает во Фрунзенский женский педагогический техникум.

Как известно, Сайра Кийизбаевна прошла большой, трудный и счастливый творческий путь, отмеченный искренней преданностью своему народу, родной культуре. 16 лет было молодой колхознице Сайре Кийизбаевой, когда она выступила осенью 1936 года на олимпиаде народного творчества во Фрунзе с исполнением народных песен. Члены жюри отметили тогда выдающиеся вокальные данные певицы, и она была принята в студию при Кыргызском музыкально-драматическом театре. Весной 1937 года она уже выступила в роли Ажар в первой кыргызской музыкальной драме «Алтын Кыз», а еще через полтора года пела в ней заглавную партию. Одаренная Сайра постоянно и упорно работала над собой.

С тех пор прима – «кыргызский соловей», как с любовью и уважением называли Кийизбаеву в народе, была и остаётся первой исполнительницей ведущих партий национального и мирового оперного репертуара, которые как образцы высокой вокально-сценической культуры вошли в «Золотой фонд» музыкального исполнительства Кыргызстана. Это Айчурек из одноимённой оперы В.Власова, А.Малдыбаева, В.Фере, Татьяна из произведения «Евгений Онегин», Чио-Чио-Сан из одноимённой оперы Дж.Пуччини, Каныкей («Манас») и другие.

Столь же блистательной была концертная деятельность Кийизбаевой, её обширный камерный репертуар включал арии, несколько сотен романсов и песен, интерпретация которых покоряла слушателей разных стран.

В 60-е годы прошлого столетия, наряду с исполнительской деятельностью, Сайра Кийизбаевна возглавляла Кыргызский государственный ордена Ленина академический театр оперы и балета им. А.Малдыбаева в должности директора. Эти годы, по праву названные «золотым веком» кыргызской оперы, отмечены прекрасными постановками и выдающимися исполнителями: М.Махмутова, Б.Бейшеналиева, К.Чодронов, А.Мырзабаев, М.Темирбеков, И.Деркембаева.

В 1978 году, создав и возглавив кафедру сольного пения, Кийизбаева воспитала целую плеяду талантливых певцов, многие из которых носят почётные звания народных и заслуженных артистов Кыргызстана, в том числе Э.Молдокулова, Э.Касымов, Л.Ярош, С.Чоткараева и другие. С тех пор кафедра преемственно функционирует в Кыргызской национальной консерватории как пример органичного синтеза русской, европейской и национальной вокальной школы.

Общественная деятельность Сайры Кийизбаевой снискала огромное доверие народа, она избиралась депутатом Верховного Совета Кыргызской ССР пяти созывов. Ушла из жизни оперная певица в 1988 году на 70 году жизни. Все, кто знал Сайру Кийизбаевну, её бывшие коллеги, ученики, а также поклонники певицы, любители музыки помнят её, чтят её доброе имя и высокие дела.

Родина высоко оценила вклад Кийизбаевой в развитие национальной культуры: она награждена орденами Ленина, Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, «Знак Почёта» и медалями СССР. За заслуги в развитии театрального искусства республики в 1939 году Сайре Кийизбаевой присвоено почётное звание «Заслуженный артист Кыргызской ССР», в 1942 году – «Народный артист Кыргызской ССР», а в 1958 году – «Народный артист СССР». Она награждена Почётными грамотами и Грамотами Верховного Совета СССР и Кыргызской ССР.

Софья Хакимова

sofia

В своей жизни ей часто приходилось быть «первой»: первая из таджичек врач-хирург, первая таджичка-кандидат, а потом и доктор медицинских наук, первый и единственный член-корреспондент Академии медицинских наук СССР из числа женщин-медиков Центральной Азии. При этом отношение к ней всегда и везде было неоднозначным: кто-то ее уважал и любил, кто-то боялся и ненавидел. Эта женщина всегда отличалась своей неординарностью и умением говорить правду в лицо. И пусть ее речь была порой резкой и грубоватой, но она всегда была за правду и справедливость. Ее заслуги перед народом Таджикистана трудно переоценить. К примеру, планирование семьи в республике стало вестись на государственном уровне лишь в последние годы, но мало кому известно, что она начала говорить об этом еще в 60-е…

Саъдинисо Хакимова (родилась в 1924 году) — советский акушер-гинеколог, заслуженный деятель науки Таджикской ССР (1968), член-корреспондент АМН (1969). Член КПСС с 1953 года.

В 1943 году окончила Таджикский медицинский институт. Работала ординатором областной больницы. В 1944— 1946 годы заведующая хирургическим отделением областной больницы и одновременно заведующая Курган-Тюбинского облздравотдела. В 1946— 1958 годы ассистент, в 1958— 1980 годы заведующая кафедрой акушерства и гинекологии лечебного факультета Таджикского медицинского института. В 1957 году защитила докторскую диссертацию на тему «Некоторые особенности нейрогуморальной регуляции сократительной деятельности матки в норме и патологии»; профессор (1964). С 1980 года директор Таджикского НИИ охраны материнства и детства.

С. X. Хакимова — автор свыше 120 научных работ, посвященных различным вопросам акушерства и гинекологии, в том числе проблемам координации деятельности мускулатуры шейки и тела матки во время родов, гормональной регуляции репродуктивной функции женщин, функционального состояния яичников и надпочечников в условиях высокогорья. Она также изучала проблемы анемии беременных и закономерности распространения железодефицитных анемий среди различных групп населения, предложила принципы лечения этих состояний. С. X. Хакимова занимается исследованием наследственных анемий и гемоглобинозов у жителей Таджикистана.

При участии С. X. Хакимовой проведена работа по расширению сети и специализации родильных домов и женских консультаций, по подготовке и усовершенствованию кадров акушеров-гинекологов в Таджикской ССР. Она была в числе организаторов первой Всесоюзной конференции по вопросам физиологии и патологии эндокринной системы женщин (1964), Первого съезда акушеров-гинекологов Таджикистана (1970).

С. X. Хакимова — член правлений Всесоюзного научного общества акушеров-гинекологов и Всесоюзного научного общества медицинских генетиков, председатель республиканских научных обществ акушеров-гинекологов и медицинских генетиков Таджикистана, редактор редотдела «Акушерство и гинекология» БМЭ, член редакционного совета журнала «Акушерство и гинекология».

Ученая стезя

В начале 50-х годов Софья Хафизовна среди первых национальных кадров поехала в Москву учиться в аспирантуре. Ее первыми наставниками были академик Малиновский и сменивший его потом профессор Жмакин, которые помогли ей успешно защитить кандидатскую диссертацию, а через пять лет, весной 1958 года, она уже получила степень доктора медицинских наук. Тогда ей было всего 33 года. Когда Софью Хафизовну назначили заведующей кафедрой акушерства и гинекологии ТГМИ, она добилась разрешения на организацию при кафедре проблемной научно-исследовательской лаборатории.

И на этом этапе деятельности не обошлось без борьбы и проблем. О нем наша героиня написала в своей нашумевшей книге «Заложники империи», которая вышла в свет в 1998 году и повторно была издана несколько лет назад. В книге говорится о советском «методе» снижения перинатальной смертности путем «списывания» маловесных и больных новорожденных в выкидыши. А потом у Хакимовой начались проблемы: последовало пять комиссий из Москвы с проверкой ее деятельности… «Бесстрашной львицей из леса безмолвных» назвал нашу героиню литературовед Мирзо Шукурзода, который знаком с Хакимовой много лет и хорошо знает, через какие препятствия ей пришлось пройти в течение всей своей жизни.

Мать матерей

Хотя у Саъдинисо Хафизовны всего двое детей, ее можно назвать «матерью всех матерей». Благодаря ее требовательности и целеустремленности тысячи женщин смогли вылечиться от бесплодия и других сопутствующих болезней, стать наконец-то мамами. С 1980 по 1993 год она была директором Научно-исследовательского института охраны материнства и детства Минздрава Таджикской ССР, который сама и основала. Было закуплено импортное реанимационное и лабораторное оборудование. Она мечтала о современной клинике, «как за границей», и она стала такой. Сюда приезжали лечиться из других стран Центральной Азии. Но когда в ее работе снова стали ставить преграды, в 1993 году она ушла из института.

Признание

Во время шедшей в стране гражданской войны ходили слухи, что Саъдинисо Хакимова примкнула к демократам и ушла в политику.

- Я никуда не уходила, - сказала она однажды в интервью. - Просто не хотела, чтобы меня, как других, топтали ногами. А слухи пошли, потому что когда задержали народного поэта Бозора Собира, ко мне обратились, чтобы я помогла вытащить его из заточения. «Вы - уважаемая в республике женщина, к Вашему слову прислушаются», - сказали мне. И я помогла. А вспомнил ли хоть раз об этом Бозор?

Гулрухсор, народный поэт Таджикистана

Я знакома с Саъдинисо Хафизовной долгие годы. И в ней я увидела те черты, которые должна иметь настоящая женщина-таджичка: умная, смелая, красивая… В общем, она – невероятная Личность. Единственная ее «вина»: она не умеет лгать. И за это я ее люблю и уважаю.

Зато после этого проблемы начались у самой Хакимовой. Однажды кто-то предупредил их семью: «Немедленно уезжайте из республики и заберите мать. Ей нельзя здесь оставаться». В мае 1996 года они уехали в Иран, а в июне убили Исхаки и Гулямова, в августе - Осими... На чужбине жить было спокойно, но все равно Саъдинисо Хафизовна сильно скучала по родине, поэтому через пять лет она вернулась домой.

За все эти годы доктор Хакимова подготовила 31 кандидата и 11 докторов наук (к сожалению, из-за тяжелого экономического положения в стране большинство из них сейчас работают за пределами республики). И еще 40 молодых ученых подготовлены к защите благодаря ее помощи. За вклад в мировую науку в области акушерства и гинекологии ее имя занесено в медицинские энциклопедии СССР, России, Великобритании, Индии и других стран мира.

За последние годы, несмотря на свой преклонный возраст, Софья Хафизовна, как привыкли ее называть ученики и друзья, освоила работу на компьютере и написала несколько научных статей и книг. В этом году, например, вышла ее книга «Молекулярная патология гемоглобина - β-талассемия», которая издана при непосредственной поддержке руководства Таджикского медуниверситета.

Признание?

Она получила заслуженное мировое признание, но признана ли она здесь, в своей стране? Так унизить академика с высоким именем, пожалуй, могут только у нас.

Целых восемь лет она ходила по высоким кабинетам, но так и не смогла добиться положенной ей по праву академической зарплаты за свое высокое звание – член-корреспондент Академии меднаук СССР. Здесь необходимо разъяснить, что после развала Союза все полномочия Академии СССР автоматически перешли к Российской Федерации, но по существующим правилам зарплату академики стран СНГ должны получать из бюджета своих республик, то есть в данном случае речь идет об Академии наук Таджикистана. За восемь лет ей зарплату так и не выплатили, но потом назначили в размере 100 долларов, тогда как членкоры России и других стран СНГ получали по 500 долларов. В национальные Академии наук был отправлен документ, в котором упоминалось, что все члены-корреспонденты бывшего СССР должны получать приравненную к этой сумме зарплату. Ведь такое высокое научное звание подобно званию «народный артист» или «народный поэт СССР», которые пользуются этими высокими регалиями до сих пор. А назначенная государством пенсия для Софьи Хафизовны в несколько раз меньше пенсий партийных и государственных чиновников и приравнена к пенсии рядового детсадовского повара. И это все – за ее 60-летний труд!

Конечно, признание!

Кто она - Саъдинисо Хакимова? «Если 15-летняя девочка-подросток, полусирота, преодолев на своем жизненном пути невероятные препятствия, становится медиком со средним, а в 19 лет - с высшим медицинским образованием, в 20 лет - большим руководителем в сфере здравоохранения республики, а в 25 –дипломированным ученым и будучи еще совсем молодой - доктором медицинских наук, знаменитым в научном мире, то не это ли признаки природной одаренности и таланта, не это ли критерий подвига, отваги и героизма?» - вычитала я в одной из поздравительных открыток по случаю ее 60-летнего юбилея еще в бытность СССР, когда еще уважительно относились к ученым такого масштаба и так же масштабно отмечали их круглые даты. Проигнорировали власти ее 70-, 75-, 80-, 85-летия, и вот в этом году она отмечает свой славный 90-летний юбилей. Скажите, сколько истинных ученых у нас осталось в таком возрасте?

Мунаввара Додхоева, член-корреспондент АН РТ, профессор, завкафедрой ТГМУ:

Саъдинисо Хакимова не только врач и ученая, она – Личность. Та, которая хорошо осведомлена в вопросах философии, истории, языка и литературы, музыки, и всю эту любовь она передала вместе со своими знаниями близким и ученикам. Лично я очень горжусь, что являюсь ученицей и продолжателем дела такой великой ученой.

Первая и единственная женщина-медик из Средней Азии, которая была избрана членом-корреспондентом АМН СССР (с 1992 г. - РАМН, а с 2014 г. – вошла в Российскую академию наук, – прим. ред.), доктор медицинских наук, в прошлом – профессор, главный акушер-гинеколог страны, автор большого числа научных публикаций, в числе которых 10 монографий, 4 методических рекомендаций, более 100 других научных трудов, опубликованных, в том числе, и за рубежом, 5 открытий и 5 рационализаторских предложений, основоположник НИИ акушерства и гинекологии в Таджикистане. Заслуженный деятель науки Таджикистана, награждена орденами Ленина, «Знак Почета», Дружбы народов, медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.» и другими знаками отличия.

В канун ее 90-летия хотелось бы преклонить перед ней колено, как бы это сделали сотни ее учеников по всему миру, и пожелать этой сильной и мужественной женщине крепкого здоровья и долголетия.

Некоторые особенности нейрогуморальной регуляции сократительной деятельности матки в норме и патологии, дисс., М., 1957; Основы эндокринологической гинекологии, М., 1966 (совм. с др.); Роль эстрогенов в регуляции синтеза ДНК и митотической активности эпителия эндометрия, Актовая речь, Душанбе, 1970; Гемолитические анемии, Душанбе, 1976 (авт. ряда гл. и ред.); Гемоглобинопатии в Таджикистане, Душанбе, 1980 (авт. ст. и ред.).

Библиогр.: Хакимова Софья Хафизовна — член-корреспондент АМН СССР, Здравоохр. Таджикистана, № 2, с. 61,1969. Награждена орденом Ленина, орденом «Знак Почета» и медалями.

 А. Р. Романовская.

Мамлакат Нахангова

mamlakat stalin

Строго говоря, на момент приобретения всесоюзной известности Мамлакат была еще девочкой. Основательница пионерского стахановского движения в 11 лет установила мировой рекорд по сбору хлопка, за что была удостоена высшей награды СССР – ордена Ленина.

Она стала первым кавалером этого ордена среди пионеров в 1935 году, но не меньшей наградой стало минутное пребывание на руках у "вождя всех народов" Иосифа Сталина. Снимки этого знаменательного события обошли все газеты мира.

В годы Великой Отечественной войны Мамлакат встала во главе молодежного движения Таджикистана помощи фронту. Участники движения собирали добровольные пожертвования на формирование соединений военной техники, отправляли теплые вещи фронтовикам, посылали им подарки на праздники.

Народный поэт Таджикистана Мирзо Турсунзаде посвятил Наханговой поэму "Солнце мира". На долгие годы девочка стала символом трудового подвига таджикских детей.

Малика Каландарова

malika kalandarova

Девочка из семьи бухарских евреев первую благодарность от зрителей сорвала во дворе, где она любила танцевать перед соседями. Видимо, именно эти аплодисменты поселили в сердце маленькой Малики любовь к музе Терпсихоре, которую она пронесла через всю жизнь.

Каландарова быстро осознала необходимость перехода от самостоятельных экспериментов к профессиональному изучению хореографии. В 14 лет она пробивается в состав Государственного ансамбля танцев Таджикистана "Лола". В 15 – солирует на сцене Таджикского театра оперы и балета им. Айни с танцем "Разбитое сердце".

В составе ансамбля "Лола" Малика Каландарова объездила весь необъятный СССР, а в 1969 году впервые отправилась на гастроли за рубеж. И хотя юная танцовщица выступала всего лишь с одним номером, но ее зажигательная манера, при которой в танце принимало участие все тело, неизбежно снискала горячий и бурный прием у зрительской аудитории.

Руководство ансамбля оценило талант восходящей звезды, и в репертуаре Малики появилось еще несколько новых номеров. Одним из самых лучших знатоки признавали танец "Шодиена", который стал ее визитной карточкой.

Прославленный танцовщик Игорь Моисеев, увидев выступление Малики, пригласил ее поставить в своем ансамбле несколько номеров для придания им национального колорита. С этого момента начинается карьера Каландаровой не только в качестве исполнительницы, но и наставницы.

Из-за событий 90-х годов в Таджикистане семья Малики эмигрирует на Запад. В США ей удается открыть свою школу танцев, которая быстро набирает популярность. Сейчас "Международная школа танцев Малики" (Malika’s International Dance School) стала известным брэндом. В ней искусство восточного танца постигают более 150 учеников.

Джамолова Муннавара

Jamalova Munavvara

Муннавара родилась в Республике Таждикистан в городе Канибадам 1942 году 2 - го апреля. В семь лет 1949 г. пошла в Среднюю школу города Канибадам, который с отличием закончила 1959 - ом. 1959 поступила в городе Душанбе в национальный университет  имени  Владимира Ильича Ленинина. Который также 1964 году закончила красным дипломом педагога. 1965 году вышла замуж за молодого инженера из того города, где родилась за Халилова Исмоилхона Халиловича. 1965 году в след за мужем уехала в город Куляб, где 2 - года проработала в качестве редактора в местной газете. С 1967 года до 1973 го - проживают в городе Канибадам, где ее муж работает в качестве преподавателя в местном техническом техникуме. В середине 1973 - го муж и жена отапрвляются по назначению руководящих лиц, в тогдашний город Советабад, назначая Исмоилхона главным инженером хлопкоочестительного завода. Муннавара устраиватется в местную школу,  в которой проработает с 1973 по 1995 год в Средней школе имени Маяковского  под номером «19». 1980 - будет удостоина дважды высшей котегории педагога. 1985 - «Аьлочии маорифи Точикистон». С 1995 года выходит на пенсию и до сих пор проживает на родной земле в городе Канибадам.

 

Токтогон Алтыбасарова

Токтогон Алтыбасарову в родных краях называют «женщиной-легендой». Она была известна тем, что во время Великой Отечественной войны заботилась о детях, эвакуированных из Ленинграда.

Токтогон Алтыбасарова родилась в 1924 году в Иссык-Кульской области в Киргизии. Она была обычной колхозницей.

Начало войны встретила в 16 лет, тогда же её назначили председателем сельского совета в селе Курменты. 27 августа 1942 года Токтогон Алтыбасарова приняла на свое попечение 150 эвакуированных детей из Ленинграда. Они проживали в общежитии местного колхоза и жили большой семьей последующие десять лет, получили образование и лишь потом разъехались кто-куда.

«Детей привезли голодными, рваными, неодетыми», — со слезами на глазах вспоминала Токтогон, — «Некоторым было по два, по три с половиной года. Они не знали, где остались родители».

Многие дети получили новые имена и фамилии. Токтогон вместе с врачами на глазок определяла возраст малолетних детей, многим из них придумывала имена и фамилии. Потому что дорога от Ленинграда до Иссык-Куля была долгой, и привязанные к ручкам материи с записанными именами, выцветали от детских слез.

Токтогон не просто заботилась о детях. В свои 16 лет она, как отмечали жители, смогла передать им материнские внимание и тепло.

Ее называли «матерью 150 детей», хотя вместе с мужем-фронтовиком, который также недавно скончался, она воспитала не только 150 детей из блокадного Ленинграда, но и восемь родных. У нее осталось 23 внука и 13 правнуков.

Люди, которые знали эту женщину, говорят, что она всю жизнь получала письма от своих воспитанников, которые потом разъехались по всему Советскому Союзу, и тщательно их хранила.

О ней часто писали газеты и снимали передачи по ТВ, в которых Токтогон рассказывала: «Этих детей я любила, как своих. И всегда жду их».

Сняли про эту историю и фильм, для этого Токтогон Алтыбасарову даже специально пригласили в Ленинград для празднования 35-летия со дня снятия блокады. Там она встретилась со многими своими «детьми».

В парке Победы имени Даира Асанова в Бишкеке стоит памятник, на котором высечен образ Токтогон в обнимку с одним и ее «детей».

Последние дни Токтогон Алтыбасарова жила в окружении своих родных детей и внуков и желала, чтобы «на земле больше никогда не было войны».

Скончалось героическая женщина у себя на родине, в Киргизии. Похороны состоялись 11 июня в ее родном селе Курменты в Тюпском районе Иссык-Кульской области.

toktogon

Президент Кыргызской Республики Алмазбек Атамбаев выразил соболезнование семье и близким женщины-легенды покойной Токтогон Алтыбасаровой.

“Токтогон Алтыбасарова во время Великой Отечественной войны стала матерью 150 детям из блокадного города Ленинграда. В свои 16 лет, окружив детей заботой и вниманием, сумев им передать ощущение близости и теплоты, Токтогон-апа заменила им родную мать,”- говорится в телеграмме-соболезновании.

Токтогон всю жизнь хранила, как самую дорогую реликвию письма от воспитанников, которые выросли на Иссык-Куле, а потом разъехались по всему Советскому Союзу.

В телеграмме-соболезновании глава государства также отметил, что Токтогон-апа 44 года проработала секретарем сельсовета. Вместе со своим мужем-фронтовиком они воспитали четырех сыновей и четырех дочерей. У них есть 23 внука и 13 правнуков.

Выразив соболезнование семье и близким покойной Токтогон Алтыбасаровой, глава государства подчеркнул, что жизнь и отвага Токтогон-апы навсегда останется ярким примером для кыргызстанцев.

Распоряжением Президента Алмазбека Атамбаева семье покойной оказана материальная помощь в размере 100 тысяч сомов.

Балжан Бультрикова

Balzhan

Первая женщина-министр иностранных дел Казахской ССР

Своим именем, что в переводе с языка Абая означает «сладкая душа», она была обязана родителям, которые нарекли ее так, поскольку она была самой младшей и единственной дочерью. Светлолицая, кареглазая, нежная, хрупкая, она соответствовала своему имени и была их настоящей отрадой. Рядом со своими братьями Балжан росла, как мальчишка, и в школу пошла вслед за старшими. В то полуголодное время на селе взрослые часто привлекали детей к полевым работам. С восходом солнца их везли на прополку свеклы, чтобы успеть к школьным урокам, которые начинались в девять утра. Так было нужно, и маленькая Балжан, поняв это, рано познала цену совсем не детского труда. Наверное, тогда и стал формироваться ее характер, который позднее будут оценивать в ней, как прочный жизненный стержень, выдвигая на ответственные посты. А тогда у Балжан была мечта стать учителем. Любознательная, она радовала родителей и учителей, была не по возрасту рассудительной, за что ее, любя, называли «ақылдас», советчицей.

Балжан Булктиковна Бультрикова родилась 15 ноября 1921 года в селе. Касык в Жамбылской области от Киргизской Автономной Социалистической Советской Республики , входившей в состав Российской Социалистической Федеративной Советской Республики . Она была самым младшим ребенком в семье с двумя старшими братьями и с юных лет хотела стать учительницей и ходить в школу, чтобы ей не приходилось трудиться на уборке свеклы. Она ходила в местную школу и после шестого класса начала вести уроки грамотности для взрослых. По окончании учебы, будучи лучшей ученицей в своей школе, Бультрикова выиграла золотую медаль и поехала в Москву .

В 1937 году Бультрикова переехала в Алматы , чтобы поступить в обычную школу под управлением Любови Александровны Федуловой. С легкостью сдав вступительные экзамены, она восхищалась Федуловой и была благодарна за то, что ее учитель из русской ссылки помог с изучением русского языка. Во время учебы она познакомилась и вышла замуж за Искандера Кожабаева, одного из первых казахов, защитивших кандидатскую диссертацию. Окончив с отличием в 1941 году, поступила в Казахский национальный педагогический университет им. Абая для продолжения образования, изучая язык и литературу. В связи с войной она перешла на заочные курсы, закончив образование в 1943 году с отличием.

Своим именем, что в переводе с языка Абая означает «сладкая душа», она была обязана родителям, которые нарекли ее так, поскольку она была самой младшей из детей и единственной дочерью. Светлолицая, кареглазая, нежная, хрупкая, она соответствовала своему имени и была их настоящей отрадой. Рядом со своими братьями Балжан росла, как мальчишка.

В то полуголодное время на селе взрослые часто привлекали детей к полевым работам. С восходом солнца их везли на прополку свеклы, чтобы успеть к школьным урокам, которые начинались в девять утра. Это была необходимость, и маленькая Балжан, поняв это, рано познала цену совсем не детского труда. Наверное, тогда и стал формироваться ее характер, который позднее будут оценивать в ней, как прочный жизненный стержень, выдвигая на ответственные посты. А у Балжан была мечта стать учителем. Любознательная, она радовала родителей и учителей, была не по возрасту рассудительной, за что ее, любя, называли ақылдас – советчицей.

Уже после шестого класса Балжан принимала участие в работе по ликвидации неграмотности и в свободное время учила писать и читать взрослых. И как лучшую ученицу школы ее наградили поездкой в Москву. Счастливая, она огорчалась лишь от того, что не знала русского языка.

Окончив школу с золотой медалью, Балжан поехала учиться в Алма-Ату. Как и мечтала, стала студенткой факультета казахского языка и литературы Учительского института. Вступительные экзамены сдала успешно. А с русским языком помогла преподаватель института Любовь Александровна Федулова, которая была выслана из Ленинграда из-за репрессированных родителей. Позже, когда Балжан задали вопрос, каким должен быть учитель, она, не задумываясь, ответила: «Таким, как Федулова – образованным, терпеливым и внимательным».

Уже на первом курсе Балжан стала сталинской стипендиаткой. В то время это было признанием ее блестящих успехов в учебе. Обычная стипендия тогда была 30 рублей, а сталинская – 500. Наряду с учебой, общественная работа стала частью ее жизни. Общительная, дружелюбная, отзывчивая, она оставалась прежней Балжан, помогала своим сокурсницам в учебе, стойко переносила вместе с ними все житейские трудности, как всегда, заботилась о родителях, общалась с друзьями, словом, успевала всюду, все делала спокойно, основательно, с душой.

Тогда же пришла любовь. Друзья – Валя Панфилова (дочь генерала Панфилова) и будущий композитор Бахытжан Байкадамов – познакомили ее с Искандером Кожабаевым, с которым она, выйдя замуж, прошла более чем полувековой счастливый жизненный путь. Учительский институт окончила с отличием в 1941 году и стала студенткой КазПИ. Но с началом войны Балжан перевелась на заочное отделение и уже позже окончила его также с отличием. В должности завуча Лепсинской средней школы в Талды-Курганской области, куда она поехала по направлению, трудиться пришлось недолго.

Уже через несколько месяцев ее отозвали и назначили директором средней школы № 12 в Алма-Ате – единственной казахской школы города. Тогда Балжан исполнился только 21 год. Это был серьезный жизненный экзамен, и его нужно было непременно достойно выдержать. Само военное время налагало особую ответственность. На долю молодого директора школы выпало немало трудностей, включая нехватку учителей. Все вопросы, в том числе и далеко не женские, приходилось решать самой.

Постепенно появился опыт управления коллективом. Нужно было задавать тон, упорно работать и учиться во имя страны, приближая победу. И ее коллектив этого добивался, следуя за своим лидером. Школа жила в едином ритме со всей страной. На каждом уроке ученикам давали информацию о мужестве и героизме советских воинов, о казахстанцах, воевавших на фронте и в тылу врага. Коллектив школы собирал средства для оборонного фонда страны, готовил подарки, теплые вещи для солдат-панфиловцев.

В то же время главное внимание коллектива школы уделялось освоению учебного материала и успеваемости учеников. К чести педагогов школа была на хорошем счету в городе. Вместе с ее авторитетом росло и признание заслуг Бультриковой как незаурядного педагога, умного руководителя и, как сегодня принято говорить, эффективного менеджера, скорее даже, топ-менеджера.

Наработанный опыт дал о себе знать, когда в 1949 году ее избрали председателем Центрального комитета профсоюза работников средних и начальных школ Казахской ССР. Это был первый ответственный пост в политической карьере будущего члена правительства. Умение брать решение вопросов на себя, правильно оценивать ситуацию, считаться с мнением коллектива, терпеливо относиться к недостаткам, убеждать словом и делом – эти качества нарабатывались годами.

И не случайно уже в 34 года Балжан Бультрикову назначают министром социального обеспечения Казахстана. Для того времени это был редкий случай выдвижения молодой женщины на руководящую правительственную должность. Перед назначением ее вызвали в Центральный комитет Компартии Казахстана. Позже она признается, что ее спросили, какое из направлений работы правительства она считает приоритетным на текущий момент: «Социальное обеспечение населения или его просвещение?». Обосновав свою позицию в пользу первого, она услышала, как первый секретарь ЦК Пономаренко, не сдержав эмоции, одобрительно улыбнулся: «Умница».

11 лет, с 1955 по 1966 год, она посвятила работе в системе социального обеспечения республики. Немало семей потеряли кормильцев после войны, вернувшиеся живыми нуждались в лечении и реабилитации. Дети-сироты, инвалиды, престарелые люди, многие другие уязвимые слои населения ждали помощи и заботы от государства. Эта помощь и забота стали главным смыслом работы министра и руководимого ею министерства.

Как вспоминают дочери Бультриковой, с самого раннего детства в их память врезались картинки, когда «у маминой работы каждый день сидели безрукие или безногие люди, ожидавшие ее приема», которым она обязательно помогала.

Один сосед-фронтовик, потерявший на войне ногу, рассказывал, как получил из рук Бультриковой ключи от новенького «Запорожца» с ручным управлением. Многое она сделала для инвалидов: школы и рабочие цеха для слепых и глухонемых, протезный завод, детсады и ясли…

Чужой боли для нее не было. Благодарность людей она заслужила, когда в Алма-Ате под ее непосредственным руководством был построен первый протезно-ортопедический завод и дом престарелых. Новое здание было возведено и для самого министерства. Именно период работы министром социального обеспечения сформировал ее как государственного деятеля.

Многие, кому посчастливилось встретить Балжан Бультрикову на своем жизненном пути, отмечали ее удивительную скромность. В связи с этим хотелось бы отметить один небольшой штрих к ее портрету. В советскую эпоху для партийной номенклатуры существовали специальные магазины-распределители. Ассортимент по нынешним временам нищенский, но в годы тотального дефицита он считался очень богатым: нейлоновые рубашки, импортная обувь, джинсы. По рассказам очевидцев, в конце каждого месяца список клиентов магазина-распределителя ложился на стол к руководителю республики, первому секретарю Компартии Казахстана Динмухамеду Кунаеву. Так он на заседании, обращаясь к Бультриковой, говорил: «Вот, все опять понабрали. Одна Бультрикова, как всегда, ничего не взяла».

В 1964 году ее семья из шести человек получила наконец четырехкомнатную квартиру, правда, в обычном, а не элитном доме, в котором она и прожила до конца своих дней. Она не могла, да и не хотела претендовать на особые условия в силу своей природной скромности. Сегодня на этом доме висит мемориальная доска с ее именем.

Вместе с тем, сострадая и помогая другим людям, она не могла понять и принять того, когда к ней обращались с просьбой пристроить стариков в дом престарелых под разными предлогами. Никто не скажет сейчас, сколько терпения ей стоило, чтобы вести внешне спокойную и долгую беседу с такими посетителями, чтобы в итоге отговорить их от этого неверного шага. Родители, семья, забота оставались для нее главной ценностью, тем святым, что есть и должно быть в жизни любого человека. На работе она была министром, а дома ласковой матерью, верной женой, любимой дочерью.

К слову, в те годы в домашних делах, в воспитании детей ее опорой была мудрая и добрая свекровь Бибисара, без которой трудно было бы совмещать работу и семейные дела. И конечно, любимый муж и отец детей Искандер, у которого была не менее ответственная научная и педагогическая работа. Такой счастливый тандем, бесспорно, содействовал успеху и дальнейшему карьерному росту Балжан Бультриковой.

75973a37d5d1af6f61c25f3eae177046

В 1966 году в результате плодотворной деятельности в качестве министра социального обеспечения ее назначили заместителем председателя Совета министров Казахской ССР, в компетенцию которого входили вопросы социальной сферы. В том же году Бультрикова была избрана депутатом палаты национальностей Верховного Совета СССР. Ее знала не только наша общественность. Участвуя в работе многих общесоюзных организаций, таких как Комитет солидарности с народами стран Азии и Африки, Комитет советских женщин, она завоевала весомый политический авторитет. И вполне закономерно, когда она, наряду с должностью зампреда республиканского совмина, стала первой женщиной министром иностранных дел Казахской ССР.

В составе советской официальной делегации, которую возглавлял легендарный мистер «нет», корифей мировой дипломатии Андрей Громыко, Бультрикова не раз принимала участие в сессиях Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций. Она была первой в истории Казахстана женщиной-дипломатом, выступавшей с трибуны ООН.

В своих мемуарах автор «челночной» дипломатии Генри Киссинджер отмечал, что проводить проамериканскую политику в ООН было очень трудно из-за противодействия советских дипломатов. И если с мужчинами можно было хоть как-то договориться, то женщин-дипломатов обойти было практически невозможно. В связи с этим Киссинджер упомянул Балжан Бультрикову.

В то время США очень хотели ввести в ООН пост верховного комиссара по правам человека, что было невыгодно СССР. Американцы протежировали на этот пост иранскую принцессу, а англичане и французы – представителя Конго. И дважды, во многом благодаря дипломатическому таланту Бультриковой, выборы комиссара ни к чему не привели. Создав коалицию из представителей азиатских и африканских стран, глава МИД КазССР провалила обсуждение.

Очевидцы вспоминают, как тогда Бультрикова позвала женщин-делегаток сессии ООН на неформальный прием, своего рода женские посиделки, в том числе иранского кандидата, собственноручно приготовив бесбармак. Сделав вид, что ничего не знает о притязаниях шахской принцессы, Бультрикова по секрету сказала ей, что якобы конголезский министр уже празднует победу. Принцесса разволновалась, а Бультрикова предложила ей: «Делегация СССР против этого, и мы будем признательны, если вы поддержите нас». Уже на следующий день иранская сторона передала советской, что азиатские страны готовы поддержать позицию Москвы.

А когда начало создаваться советско-японское общество дружбы, японцы потребовали, чтобы представителем от Казахстана была Бультрикова. Оказывается, многие из них прошли лагерь военнопленных в Алма-Ате, работали на стройках, в том числе строили школу № 12. Они хорошо запомнили молодого директора этой школы, которая искренне, по-человечески помогала им в тяжелом быту плена.

Сегодня, когда приближается 25-я годовщина независимости Казахстана, нельзя не отметить и эффективно выстроенную внешнеполитическую стратегию нашей страны, которая пользуется засуженным авторитетом мирового сообщества. За годы независимости республика неоднократно доказала, что ей удалось добиться признания в мире за последовательную миролюбивую, взвешенную и сбалансированную политику. Вместе с тем нужно вспомнить и тех, кто стоял у истоков казахстанской дипломатии, активно участвуя в зарождении основ дипломатической школы будущего независимого Казахстана. И в их числе достойное место занимает Балжан Бультрикова.

Дипломатическую династию Бультриковых достойно продолжает ее внук Руслан, заместитель главы миссии нашей страны при ООН. Зная его как компетентного и грамотного дипломата, можно с уверенностью сказать, что национальные интересы Казахстана в главной международной организации планеты будут достойно представлены.

Хадича Сулайманова

xadicha sulajmanova

Академик Хадича Сулаймановна Сулайманова родилась в 1913 году в Андижане. В 1935 году окончила правовой факультет Ташкентского института советского строительства и права им. Джахон Абидовой. В 1935—1938 годах — народный судья, член Верховного Суда УзССР.
В сентябре 1938 года Хадича поступает в аспирантуру Московского юридического института на кафедру советского уголовного права, а 20 июля 1945 года, защитив диссертацию на тему: «Уголовное законодательство Узбекской ССР в период военной интервенции и гражданской войны», становится первой женщиной-узбечкой, получившей учёную степень в области юриспруденции.

 С сентября 1945 года Х. С. Сулайманова — доцент, заведующая кафедрой уголовного права Ташкентского юридического института.
В 1948—1950 годах Хадича Сулаймановна — докторант Института права Академии наук СССР. В декабре 1950 года она защищает докторскую диссертацию на тему: «Возникновение и развитие советского уголовного права в Узбекистане», а в 1952 году получает звание профессора.

В сентябре 1954 года назначена ректором Ташкентского юридического института, а в декабре того же года Хадиче Сулаймановой присвоено звание «Заслуженного деятеля науки Узбекской ССР». В 1955 году после реорганизации Ташкентского юридического института в юридический факультет Среднеазиатского государственного университета (САГУ) она продолжает работу в качестве декана, оставаясь одновременно заведующей кафедрой уголовного права. В 1956 году Хадича Сулаймановна Сулайманова избрана действительным членом Академии наук.

В 1956—1958 годах академик Сулайманова министр юстиции УзССР, в 1959—1964 годах — председатель юридической комиссии при Совете Министров УзССР, депутат Верховного Совета УзССР; с 1964 года — председатель Верховного Суда УзССР.

Академик Х. С. Сулайманова участвовала в разработке многих законодательных актов, особо следует отметить подготовку нового «Положения об адвокатуре Узбекской ССР» (1961). В период пребывания на посту министра юстиции и председателя юридической комиссии Хадича внесла свой вклад в разработку и принятие нового закона о судоустройстве, уголовного, уголовно-процессуального, гражданского и гражданско-процессуального кодексов УзССР.

Академику Сулаймановой принадлежит инициатива создания Научно — исследовательского института судебной экспертизы на базе Ташкентской научно — исследовательской криминалистической лаборатории при Министерстве юстиции (1958).

Дильбар Абдурахманова

dilbar

Дильбар Гулямовна Абдурахманова — советский, узбекский дирижёр, скрипач, педагог. Народная артистка СССР (1977). Первая женщина-дирижёр в Узбекистане.

Дильбар Абдурахманова родилась 1 мая 1936 года в Москве.

С 1948 по 1955 годы училась в Ташкентской музыкальной школе им. Р. Глиэра (ныне — Республиканский специальный музыкальный академический лицей им. Р. Глиэра) по классу скрипки (одновременно училась в 110-й математической школе). Окончила Ташкентскую государственную консерваторию (ныне — Государственная консерватория Узбекистана) по классу скрипки у Б. Тителя в 1959 году, отделение оперно-симфонического дирижирования (класс М. Ашрафи) в 1960 году.

Во время учёбы, с 1957 по 1960 годы — скрипач в оркестре Государственного театра оперы и балета им. А. Навои (ныне Государственный Академический Большой Театр имени Алишера Навои).

В 1957 году в качестве студента—дирижёра участвовала во Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Москве.

С 1960 года — дирижёр Государственного театра оперы и балета им. А. Навои, в 1974—1990 годах — главный дирижёр и художественный руководитель театра, ныне — дирижёр-постановщик.

С 1959 года участвовала в декадах культуры и искусства Узбекистана за рубежом. Гастролировала по городам СССР, а также в Египте (1966), Германии, Румынии, Таиланде, Сингапуре.

В 1982 году заочно окончила отделение экономики и планирования театрального дела Ташкентского театрально-художественного института им. А.Н. Островского (ныне Государственный институт искусств и культуры Узбекистана).

Преподаёт оперное исполнительство в Государственной консерватории Узбекистана (профессор).

Семья

  • Отец — Гулям Абдурахманов (1910-1987), оперный певец, народный артист Узбекской ССР (1950)
  • Мать — Зухра Файзиева, оперная певица.
  • Муж (с 1960) — Уткур Абдуллаевич Шамуратов (род. 1934), инженер
  • Дочери — Лола, Рано.

Награды и звания

Народная артистка Узбекской ССР (1969)
Народная артистка СССР (1977)
Государственная премия Узбекской ССР им. Хамзы (1973)
Орден «Фидокорона хизматлари учун» (Узбекистан) (2012)
Орден Дружбы народов (22.08.1986)
Медаль «Шухрат» (Узбекистан) (2001).
В репертуаре Д. Абдурахмановой более 60 оперных и балетных спектаклей.

Дильбар Абдурахманову, умерла 20 марта 2018 года.

Малика Сабирова

malika

Малика Сабирова родилась 22 мая 1942 года в Сталинабаде (ныне Душанбе, Таджикистан). С детства увлекалась балетом, с отцом посещала оперный театр.

Жизнь балерины прервалась в феврале 1982 года: она скончалась в сорокалетнем возрасте от рака легких в Душанбе. Малика Собирова похоронена в костюме Жизели на столичном кладбище «Лучоб»…

Пару лет назад душанбинские активисты выступили в соцсети Фейсбук с предложением подписать коллективное обращение в адрес министерства культуры Республики Таджикистан с просьбой установить в Душанбе памятник балерине. Но памятника у легенды нет до сих пор.

Ежегодно в стране в день рождения выдающейся балерины проводятся "Вечера балета". Этот год не исключение: он состоится сегодня в 18:00 в Таджикском государственном академическом театре оперы и балета имени С. Айни.

Начало пути

Более полувека назад на учебу в Ленинградское хореографическое училище имени А. Вагановой из Таджикистана приехала большая группа одаренных девочек и мальчиков.

Была среди них и девятилетняя Малика Сабирова. Учились и жили они в прекрасном здании на сказочной улице зодчего России. Обучение было бесплатным, дети были на полном государственном обеспечении. Но и требования к ученикам были очень высокие.

Помимо общеобразовательной программы они изучали музыку, балетные дисциплины, искусство. Ежедневно ученики по много часов проводили в репетиционном зале. И не все выдерживали такой напряженный ритм.

В городе на Неве есть давняя традиция. Ведущий театр оперы и балета всегда привлекает к участию в своих спектаклях учащихся хореографического училища. Ежегодно проводятся отчетные концерты учеников выпускных классов. Малика Сабирова рано начала участвовать в спектаклях театра.

Так, еще будучи ученицей второго класса, она с успехом исполнила роль маленькой Маши в балете «Щелкунчик».

Главный балетмейстер театра, народный артист СССР К.М.Сергеев был очарован дебютом Малики и подарил ей большую куклу – балерину с закрывающимися глазами. Малика считала её своим самым дорогим подарком.

Несмотря на похвалы, на несомненный природный дар, Малика всегда упорно работала над техникой танца, по много часов пропадая в репетиционном зале.

Когда наши будущие мастера балета осваивали тонкости танца, мне довелось учиться на факультете журналистики Ленинградского университета. И в свободное от занятий время я приходил в училище к нашим ребятам, интересовался их учебой, тем, как они постигали тонкости хореографии. Фотографировал ребят на репетициях, писал об их учебе заметки в таджикские газеты.

Так, в газетах были опубликованы заметки об отчетных концертах старшей выпускной таджикской группы в 1958 году, когда и ученица 6-го класса Малика с блеском исполнила на сцене театра вариации на музыку Дриго.

А уже в 1961 году я опубликовал материал об отчетном концерте нашей младшей группы, когда уже будучи выпускницей Малика прекрасно исполнила партию Авроры из балета «Спящая красавица» и роль большой Маши из балета «Щелкунчик». И позже, уже работая в газете, я внимательно следил за творчеством молодых артистов балета ленинградской закалки, старался больше писать об их успехах.

Творческая карьера многих молодых артистов балета в труппе театра оперы и балета имени С.Айни складывалась удачно. Им все помогали. За короткий срок они освоили и начали исполнять ведущие партии в известных спектаклях театра, стали солистами балета. Спектакли проходили с аншлагом. А многие зрители стали специально приходить «на Малику Сабирову».

Трагическая весть

Следует отметить, что Малике всегда везло на хороших учителей, наставников. Но особенно ей повезло, как она сама подчеркивала, в 1964 году. Именно тогда её к Международному конкурсу артистов балета в Варне стала готовить Галина Уланова. Гениальная балерина была также тонким, умным и требовательным педагогом.

Даже не очень продолжительная совместная работа дала прекрасные плоды: учитель и ученица надолго подружились, а дуэт Малики и ее партнера, а позже и мужа Музафара Бурханова стал на конкурсе в Варне победителем.

Они завоевали золотую медаль. А вскоре Сабирова и Бурханов стали заслуженными, затем и народными артистами Таджикистана. Но в каждый приезд Малики в Москву Галина Сергеевна продолжала вдумчиво работать с ней, помогала во всем.

Она даже рекомендовала принять Малику Сабирову в Большой театр. Но даже рекомендация Улановой тогда не помогла.

В то же время всесоюзная и мировая популярность Малики росла. Рассказывают, что когда Малика выступала в Москве, билеты на её выступления раскупались задолго до начала гастролей. Так было и во многих зарубежных странах.

Один из партнеров Сабировой, известный артист балета из Армении, народный артист СССР Вилен Галстян, вспоминал, что они с Маликой много гастролировали по миру – были в Японии, Норвегии, Болгарии, Австралии, во Франции, в Латинской Америке – и всюду их ждали аншлаги.

В начале 70-х Малике Сабировой присвоили высокое звание народной артистки СССР.

Были и ордены, и выборы в Верховный Совет республики, большая общественная работа. А мне уже в качестве собственного корреспондента Гостелерадио СССР довелось практически на весь мир рассказывать по Московскому радио о великой таджикской балерине. А Музафару Бурханову приходилось на таджикском языке отвечать на вопросы, рассказывать о творческих планах звездного дуэта.

…А потом пришла трагическая весть: Малика Собирова тяжело заболела. Усилия лучших врачей мира не помогли. Заботами Галины Сергеевны Улановой Малику поместили в Кремлевскую больницу. Но диагноз медиков был неумолим - рак легких.

В феврале 1982 года Малики не стало. Кончину любимой актрисы оплакивал весь Таджикистан, вся огромная страна.

В этом сюжете о ее закулисной жизни рассказал нам автор фильма «Малика» - Заур Дахте. Он знал ее лично, и сопровождал не раз в зарубежных гастролях.

 

 

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net Самое современное лечение грыж

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить