Фанские горы и Ягноб

Этот край долго оставался белым пятном на карте. Уже сибирский казак Семен Дежнев обогнул морем северо-восточную оконечность Азии, а русский путешественник Ю.Ф. Лисянский составил описание берегов острова Пасхи и познакомился с его жителями, но в России и Европе почти ничего не знали, что делается за пределами киргизских и прикаспийских степей.

Yagnob

Жизнь народов, населявших бассейны рек Зеравшана, Сырдарьи и Амударьи, их нравы и обычаи сохранялись нетронутыми со времен средневековья. Хан Кокандский и эмир Бухарский ревностно оберегали страну от любопытных исследователей. Установление в Ташкенте власти русского генерал-губернатора позволило пролить лишь слабый свет на жизнь народов Средней Азии. Только после Октябрьской революции во всей полноте открылся мир дальних ущелий, неизвестных доселе могучих хребтов, цветущих оазисов, мощных рек. А этот мир не был молодым.

Современная Таджикская ССР имеет родословную, уходящую в глубь веков. Установлено, что в VII в. до н.э. бассейн реки Зеравшан входил в состав Согда, столица которого была там, где теперь расположен Самарканд. Согдийцы считаются отдаленными предками таджиков.

В середине VI в. до н.э. царь Кир основал могущественную империю персов, простиравшуюся от Ташкента до Абиссинии. В состав этой империи вошли Мараканда, центр Согда, и Кирополь, на месте нынешнего Ура-Тюбе. Несколько веков Согд подвергался влиянию персидской культуры, и язык таджиков имеет сходство с персидским.

В IV в. до н.э. в борьбу с персами вступили македонцы. Царь Александр нанес им решительное поражение и захватил столицу Согда Мараканду. Население сопротивлялось новым завоевателям. Согдийцы под руководством Спитамена одержали ряд побед над греко-македонскими войсками, но в конце концов были подавлены, а Спитамен был выдан Александру. Греко-Македонская империя просуществовала недолго. Сначала она распалась на несколько частей, а в середине III в. до н.э. было основано самостоятельное Греко-Бактрийское государство, захватившее власть над Маракандой.

Население Согда кроме основного занятия — сельского хозяйства развивало ремесла. Славились изделия из металла, дерева, кости. Согдийцы показали себя искусными ювелирами и гончарами. Проводились большие оросительные работы. Согдийская культура достигла расцвета в V-VII вв. н.э. Через Самарканд шел торговый путь и велась оживленная международная торговля. Памятником прежней согдийской культуры является древний Пенджикент. При раскопках обнаружено много зданий, сделаны богатые находки деревянных скульптур, монет, посуды, металлических и костяных изделий. Стены помещений украшены цветными картинами. На горе Муг, близ кишлака Хайрабад, найден архив и много предметов из кожи и дерева, образцы оружия, ткани. Все это свидетельствует о высоком уровне культуры древнего Согда.

В начале VIII в. Средняя Азия подверглась нашествию арабов. Предводитель арабов Кутейба-ибн-Муслим овладел Самаркандом, и долина Зеравшана на долгие годы оказалась под властью арабов. Новые завоеватели силой утвердили новую религию — ислам. Многие города были разорены и разрушены, значительная часть жителей обращена в рабство. В годы владычества в Средней Азии арабов земли бывшего Согда получили название Мавераннахр. Арабам с трудом удавалось удерживать свое господство. Многочисленные восстания местного населения потрясали страну. В IX в. поднялось особо крупное движение против арабов, продолжавшееся 14 лет. Во главе его стоял ремесленник, прозванный My канн ой.

В IX-X вв. правившие от имени арабских халифов наместники утверждают свою самостоятельную власть. Правитель Бухары Исмаил Саманид объявил себя независимым и основал государство Саманидов с наследственной династией. Это время считается началом таджикской государственности. Столицей Саманидского государства стала Бухара, и глава государства принял титул эмира. Под власть Саманидов перешел Самарканд и весь Мавераннахр. Надо сказать, что и в настоящее время в Самарканде проживает много таджиков, а в Бухаре их большинство. Памятником владычества Саманидов является великолепный мавзолей Исмаила Саманида в Бухаре.

Эпоха IX-X вв. отмечена развитием строительства, ремесел, науки, литературы и поэзии. Высокое развитие получило производство стекла, тканей, металлических изделий. В рудниках добывались серебро, свинец, золото, железо, ртуть, драгоценные камни. В науке прославились математики и астрономы. Выдающимся ученым был Абуали-ибн-Сино (Авиценна): его труд по медицине много лет служил учебником для врачей Востока и Запада. Языком религии, науки и литературы в те времена был арабский язык. Родоначальником таджикской поэзии считается Абуабдулло Джафар Рудаки, родом из кишлака Пянджрут в Фанских горах. Великий поэт Абулкасым Фирдоуси прославился как автор всемирно известной поэмы «Шах-Намэ». Язык таджиков «дари» и язык персов «фарси» схожи между собой, и произведения таджиков и персов — это достояние обоих народов.

В конце X в. усиливаются кочевые тюркские племена на востоке, в пределах Семиречья и китайского Туркестана. Объединившись под властью династии Караханидов, они покорили Саманидское государство и завоевали Бухару.

В XI-XII вв. таджикские земли подвергались нашествию то каракитаев, то хорезм-шахов. Но главная опасность угрожала с востока, где сложилось могущественное монгольское государство. Разбив войско хорезм-шаха, монголы, ведомые Чингис-ханом, овладели в 1220 г. Бухарой, а затем и Самаркандом, подвергнув их разграблению и сожжению.

Среди правителей, поставленных монголами, выдвинулся Тимур, провозглашенный в 1370 г. государем Мавераннахра. Столицей нового государства стал Самарканд. Из своих походов в Турцию, Индию, Китай Тимур сгонял в Самарканд строителей, художников и ремесленников, которые украшали город великолепными зданиями и развивали ремесла. Вставали из развалин города, строились мечети, медрессе, мавзолеи, караван-сараи. Внук Тимура Улугбек заботился о развитии наук и искусств. Большое влияние приобретает мусульманское духовенство.

В XV в. на территории современного Казахстана образовалось государство кочевых узбеков, которое объединило местное тюркское население с завоевавшими его монголами. Кочевые узбеки во главе с Мухаммадом Шейбани-ханом вторглись в Среднюю Азию. Династия Шей-банидов своей столицей избрала Бухару; тем самым было положено начало Бухарскому ханству, просуществовавшему до Октябрьской революции. В XVI в. начинаются сношения ханства с русским государством. В 1558 г. в Бухару прибыл посол царя Иоанна Грозного.

Узбеки-завоеватели поставили во главе местных властей беков, миров и других мелких феодалов. Над ущельем реки Вору власть держал мир, живший в Куль-Али. Таджики, не желавшие подчиняться завоевателям, поднимали восстания, укрывались в ущельях. От прежних времён остались развалины крепостей и укреплений. Сохранились стены и башни крепости Сарвадор возле устья реки Пасруд. Эта крепость запирала ущелье реки Фан-Дарья. Против Джиджика видны за рекой на холме остатки стен крепости Пеши. Развалины укрепления можно найти на реке Вору против кишлака Куль-Али.

В XVII в. начался регулярный обмен посольствами с Россией, постепенно развивалась торговля: из России поступали мелкие металлические изделия, меха, западноевропейские товары, а вывозились хлопчатобумажные ткани, ковры, бумага, восточное оружие. Особенно быстро возрастает торговля с Россией ко второй половине XVIII в., а к середине XIX в. стоимость ввозимых в нее из Средней Азии товаров составила 4 млн. рублей.

С 1862 г. началось русское военное наступление в Средней Азии. Войска эмира Бухарского потерпели поражение, ив 1866 г. русские заняли Ура-Тюбе, а в 1868 г. вступили в Самарканд. Эти города по мирному договору были присоединены к России. В 1870 г. русские заняли Пенджикент и Захматабад, закрыв тем самым выход на равнину из Фадских гор и Ягноба. Изучение горных районов страны началось прежде всего русскими офицерами-рекогносцировщиками. Вслед за ними направились ученые. Менее успешными были действия православного духовенства, так как население крепко держалось мусульманской религии.

Военные топографы нанесли на карту неизвестные доселе области Кухистана (Страны Гор). Такое определение имеет район хребтов к востоку от Самарканда, горная крепость, укрывавшая население от многочисленных завоевателей. Одним из участков Кухистана, укрытым между хребтами, являются Фанские горы.

Экспедиции русских ученых раскрывали постепенно тайны неведомого мира, и перед революцией лишь Памир, присоединенный к России только в 1895 г. (западная часть), представлял в значительной мере «белое пятно». В трудах и опасностях, по горным тропам, прокладывали пути исследователи, умножая сведения по географии, геологии, флоре и фауне отдаленных районов. Через ущелье озера Искандеркуль прошел отряд разведчиков 12-го Туркестанского стрелкового полка. Ущелье Ягноба исследовал В.Л. Комаров.

После завоевания русскими Фанские горы вошли в состав Самаркандской губернии с подчинением русскому военному губернатору. Местное управление оставалось в руках мусульманского духовенства и знати, присягнувших на верность России. Лишь во главе уездов и волостей стояли русские начальники и царские пристава. Большим благом для населения было принесенное русскими уничтожение рабства.

Октябрьская революция в России поставила в повестку дня свержение власти буржуазии, переустройство жизни на новых, социалистических, началах и, прежде всего, признание национального достоинства народов Средней Азии.

28 октября 1917 г. в Ташкенте началось вооруженное восстание, и власть перешла в руки Совета рабочих и солдатских депутатов. 15 ноября на съезде Советов рабочих и солдатских депутатов было избрано правительство Туркестана — Совет Народных Комиссаров. 24 ноября 1917 г. Советское правительство опубликовало обращение «Ко всем мусульманам России и Востока», в котором говорилось: «Отныне ваши верования и обычаи, ваши национальные и культурные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными. Устраивайте свою национальную жизнь свободно и беспрепятственно».

В апреле 1918 г. V съезд Советов Туркестанского края провозгласил образование Туркестанской АССР в составе РСФСР.

Ряд восстаний и вмешательство английских интервентов задержали социалистическое строительство в Средней Азии.

В августе 1919 г. был создан штаб Туркестанского фронта. Командующим фронтом был назначен М. В. Фрунзе.

В это же время в Бухаре полностью сохранялась власть эмира Бухарского, готовившегося к выступлению против Советского Туркестана. Подпольный комитет Бухарской коммунистической партии подготовил восстание, которое началось в августе 1920 г. М.В. Фрунзе издал приказ: «В ряде местностей Бухары вспыхнуло революционное движение. Настал час решительной схватки подавленных и порабощенных масс Бухары с кровожадным правительством эмира и беков. Приказываю всей нашей вооруженной мощью прийти на помощь бухарскому народу». Войска эмира были разбиты, Бухара взята штурмом, и эмир бежал в Восточную Бухару.

8 октября 1920 г. была провозглашена Бухарская Народная Советская Республика, 7 ноября 1920 г. в Бухаре В.В. Куйбышев объявил декларацию «О независимости Бухары». Народ с радостью принял свержение власти эмира, равенство всех национальностей, отмену налогов, конфискацию земель эмира и чиновников, но некоторые идеи революции, например антирелигиозная пропаганда и раскрепощение женщин, были трудны для восприятия забитых масс.

Используя религиозный фанатизм и многовековые традиции, эмир и имущие классы во главе с мусульманским духовенством с помощью английских империалистов организовали сопротивление, вошедшее в историю под именем басмачества. Наступление эмира было отбито Гиссарским экспедиционным отрядом, образованным из частей Туркестанского фронта. Эмир с остатками своих войск бежал в Афганистан. Изгнание эмира не завершило борьбу с басмачеством, которая длилась еще несколько лет.

В октябре 1924 г. была образована Таджикская АССР, которая в 1929 г. была преобразована в союзную республику со столицей в городе Душанбе.

Таджикистан — наиболее высокогорная часть Советского Союза. Горы заполняют почти все пространство республики и делят ее на ряд географических районов. Северную часть Таджикской ССР занимает Ленинабадская область с областным центром в Ленинабаде (бывший Ходжент). Западная часть Фанских гор входит в состав Пенджикентского района Ленинабадской области, а восточная часть и Ягноб подчинены Айнинскому району той же области.

 

Фанские горы и Ягноб

Пенджикент находится на реке Зеравшан, в 67 км к востоку от Самарканда, с которым связан регулярным автобусным сообщением. Для туриста интересны древний Пенджикент, за юго-западной окраиной современного города, музей с богатыми коллекциями согдийской культуры, а также здание старой мечети, где теперь помещается городская библиотека.

Поселок Айни (бывший Захматабад), расположенный на реке Зеравшан выше Пенджикента против устья Фандарьи и названный в честь писателя Садриддина Айни, славится фруктовыми садами (здесь растет самый лучший сладкий урюк). В 1964 г. против Айни в результате оползня образовался грандиозный завал, остановивший течение Зеравшана. Выше завала начало расти большое озеро, грозившее прорвать завал, но героический труд рабочих и точный расчет ученых предотвратили катастрофу: озеро было постепенно спущено, и опасность, нависшая над прибрежьем Зеравшана, устранена.

В Фанских горах два сельсовета: Вору — в кишлаке Вору и Фандарья — в кишлаке Пеньон на реке Пасруд. В Ягнобе сельсовет находится в селении Дунзой. Наиболее крупные селения — Куль-Али в западной части Фанских гор и Такфон на реке Ягноб. В этих кишлаках есть больница, школа, сельмаг, продуктовый магазин, почта, чайхана.

Повсеместно прочно утвердился колхозный строй. В колхозах главными фигурами являются раис (председатель) и бригадир. Население кишлаков состоит исключительно из таджиков, объясняющихся на таджикском языке. Лишь на Ягнобе в нескольких кишлаках (Вагинзой, Дунзой, Бедеф, Петиф, Каше, Намиткон) проживают объединенные в одном колхозе так называемые ягнобцы, говорящие на своем особом языке. По некоторым сведениям их считают прямыми потомками согдийцев.

Из мужчин кое-кто понимает по-узбекски, и многие могут кое-как объясняться по-русски, особенно прослужившие в Советской Армии, а также торговый и административный персонал. Молодежь, обучающаяся в Душанбе в высших учебных заведениях, неплохо владеет русским языком. Но при встречах с рядовыми колхозниками, а с ними чаще всего приходится иметь дело в пути, необходимо знать хотя бы самые употребительные слова таджикского языка. Существует различие между русским и таджикским звучанием буквы «а»; так, таджики говорят, например, «Ленинобод» вместо «Ленинабад», «Равот» вместо «Рават», «чой» вместо «чай» и т.д.

Фанские горы и Ягноб окружены со всех сторон другими горными районами, но не схожи с ними. В этом их своеобразие и прелесть. Примыкающий с запада район Маргузорских озер славится великолепием больших и малых водоемов, каскадом спускающихся по ущелью реки Шинг, но эти озера с почти безлесными берегами никак не повторяются в пейзаже Фанских гор, где озер больше и берега их живописнее. С севера ущелье Зеравшана, где в глубоких каньонах туго свиваются мутные пряди мощной реки, — темно-серого, грифельного, цвета. А реки Фанских гор голубые, прозрачные. Луговое, открытое ущелье верхнего Ягноба граничит на юге с Каратегином, самым глухим районом бывшей Восточной Бухары, где увидишь только горы да лес и ни клочка пахотной обработанной земли.

Много лет стерегли хребты Гиссара сокровища Фанских гор. Лишь с 50-х годов Фанские горы стали усиленно посещаться туристами. Исходными пунктами для путешествий по Фанским горам служат душанбинская турбаза «Варзоб» и турбаза в Самарканде. В Душанбе турбаза находится выше города, в начале Варзобского ущелья. Рядом с ней Варзобское искусственное озеро, где приятно купаться. Внутри базы фруктовый сад. В Самарканде двухэтажное здание турбазы расположено в Старом городе на Дагбитской ул., 35.

Интересный вариант путешествия по Фанским горам — сквозной маршрут от Самарканда до Душанбе (или в обратном направлении). При этом можно осмотреть исторические древности Самарканда и посетить Бухару, где в гораздо большей степени, чем где-либо, сохранился облик средневекового азиатского города со многими мечетями, медрессе, старыми зданиями, крепостью эмира.

Путешествуя по Фанским горам, нужно все время помнить, что всего 25-30 лет назад в этих местах пути проходили по козьим тропам и нависшим над пропастью полкам — оврингам, и путник надеялся больше на «милость аллаха», чем на свой опыт и умение. На далекой горной тропе чаще можно было встретить медведя, чем человека. Полагалось медведя приветствовать: «Палван, палван!» — что означало признание его богатырского преимущества.

Опасности исчезли, но следы прежнего быта в хозяйстве и жизни людей гор еще остались. Теперешний таджик запросто говорит по телефону и умеет управлять машиной и мотоциклом, но с уважением относится к «священным деревьям», и если не сам, то его жена повязывает на дерево ленточку с молитвенными просьбами.

Фанские горы привлекательны во многих отношениях. Путешественник встретит здесь исключительное богатство и разнообразие пейзажей. Перед глазами предстанут высочайшие снежные вершины и прогретые солнцем арчовые леса, отвесные стены мрачного ущелья и поле, усеянное голубыми цветочками льна, тихое лесное озеро и бурный водопад, низвергающийся в темную бездну.

Кроме туристов интерес к Фанским горам проявляют альпинисты. Альплагерь «Варзоб», который долгое время располагался на южной стороне Гиссарского хребта, перебрался через хребет и обосновался возле берегов озера Искандеркуль. Поле деятельности для альпинистов здесь обширное. Множество снежных и скальных вершин, превышающих 4500-5000 м, представляют заманчивую цель для восхождений, многие из вершин еще не покорены.

Мягкий горный климат долин и ущелий, интенсивная солнечная радиация, напоенный ароматом лесов и горных лугов чистый воздух создают особо благоприятные условия не только для путешествий и отдыха, но и для лечения. Не в пример Кавказу здесь на высоте 2600-2800 м тепло, простираются леса и цветущие луга, и почти все лето стоит ясная безветренная погода. Вряд ли где можно найти более подходящее место для высокогорных санаториев и горно-климатических станций. Арча-Майдан и Куликалонская котловина словно созданы для этого.

Но, чтобы осуществить мысль о строительстве санаториев и домов отдыха, надо заблаговременно принять меры, чтобы не растратить богатства, которые предлагает природа: запретить вырубку лесов (которые занимают в Таджикистане всего 4% площади) и истребление животного мира. Лучшим решением было бы объявить всю высокогорную зону Фанских гор природным заповедником.

 География района

Если провести на карте прямую от Самарканда до Душанбе и найти ее середину, можно заметить, что в этом месте линия пересекает Зеравшанский и Гиссарский хребты. Пространство, заключенное между этими хребтами, носит название Фанских гор, и линия на карте приблизительно обозначает западную границу их. К востоку от этой линии примерно на 150 км протянулись Фанские горы вместе с Ягнобом.

Орографическую схему Фанских гор и Ягноба можно грубо представить в виде замкнутой котловины, ограниченной с севера Зеравшанским хребтом, а с юга — Гиссарским. Кроме того, на западе к Фанским горам относится бассейн реки Вору.

Очерченная хребтами замкнутая котловина имеет единственный сток через ущелье реки Фандарья, прорезанное в Зеравшанском хребте. Все реки и воды Фанских гор и Ягноба входят в систему реки Зеравшан. Реки Вору и Фандарья — левые притоки Зеравшана — имеют важное народнохозяйственное значение, так как, вливаясь в Зеравшан, питают Самаркандский и Бухарский оазисы.

При рассмотрении речной сети, надо иметь в виду, что таджики заселяли ущелья, продвигаясь от устья к верховьям, и называли правый приток реки «левой рекой» — «чапдара», а, доходя до впадения крупного притока, затруднялись, какую реку считать за главную, и поэтому давали обоим руслам новые названия. Так, из слияния Казнока и Ахбасоя получилась река Apr, из слияния Арга и Каракуля — река Сарытог. Фандарья потеряла свое название у слияния Искандердарьи и Ягноба, а Зеравшан носит свое имя только до места слияния Фандарьи и Матча. Река Кштут существует до слияния Артучи и Вору, а последняя утрачивает свое название у слияния Сарымата с Арча-Майданом.

Названия в Фанских горах местностей, вершин, перевалов разделяются на три группы. К первой относятся названия с нераскрытым смысловым значением: Фандарья, Фан-Улла, Ганза, Зинах. Местные таджики считают, что эти названия остались как памятники какого-то ранее жившего здесь народа. Другую группу представляют наименования, данные таджиками и имеющие перевод на русский язык: Ягноб (ледяная вода), Ахба-сой (ущелье на перевал), Арча-Майдан (арчовая площадь), Бодхона (дом ветров), Якка-Хана (один дом), Зиндон (тюрьма), Санги-Сафед (белый камень) и т.д. Третью группу составляют названия, данные путешественниками, альпинистами и туристами,— пик Энергия, гора Дождемерная, вершина Москва, перевал Двойной. В некоторых случаях имеется двойное название — русское и таджикское: Дождемерная — Куи-Чорбаи, Белый Барс — Паланг-и-Сафед, Кырк-Шайтан — Симоб и т.д.

Местные названия часто не выделяют подробности, а охватывают целый участок территории, например Казноком называются вершина, перевал, река и все пространство вокруг ущелья Казнок.

Наблюдая особенности местности, заключенной между Зеравшанским и Гиссарским хребтами, можно сделать вывод, что во времена большого оледенения вся внутренняя котловина Фанских гор и Ягноба была заполнена льдом. По мере смягчения климата ледяной массив поделился на несколько ледников, спускавшихся к самой нижней части котловины — ущелью Фандарьи. Следы работы этих ледников сохранились до наших дней и во многих местах явственно заметны. Ледники постепенно отступали, нагромождая конечные морены и образуя обширные озера. Талая вода, собираясь в ложбине Фандарьи, более сильно воздействовала на сложенный из известняков Зеравшанский хребет, чем на Гиссарский гранитный массив, и нашла себе выход в долину Зеравшана, прорезав хребет узким каньоном. Подсчитав количество взвешенных твердых частиц в водах Фандарьи, можно представить, сколько материала за много лет было вынесено в долину Зеравшана. Эта работа ледников, рек и других факторов привела к образованию побочных отрогов и хребтов с глубокими ущельями между ними.

Вершины. Зеравшанский хребет, протянувшийся от истоков Ягноба на востоке до верховьев Сарымата и Каракуля на западе, наибольшей высоты достигает в Фанских горах. Здесь резким взлетом возносится в небо вершина Чимтарга (5494 м) — его высшая точка. В этом месте образуется мощный горный узел. Южнее Чимтарги в Зеравшанском хребте возвышается вершина Энергия (5100 м). От нее к востоку, вплоть до устья реки Искандердарья, отходит Восточный Фанский хребет, в своей восточной оконечности носящий название Зинах. Восточный Фанский хребет отделяет бассейн Искандердарьи от бассейна реки Пасруд.

С севера с Чимтаргой соседствует вершина Мирали (5200 м). От нее к западу отходит высокий, но сравнительно короткий Западный Фанский хребет, заканчивающийся возле устья реки Артучь и отделяющий бассейн Артучи от бассейна реки Вору. Таким образом, мы имеем четыре замкнутых внутренних района Фанских гор: бассейн Пасруда на северо-востоке, бассейн Артучи на северо-западе, бассейн Бору на юго-западе и бассейн со стоком к озеру Искандеркуль и Искандердарье на юго-востоке. Побочные отроги от этих главных направляющих хребтов поделили местность еще на ряд теснин и ущелий. Наиболее крупные из них — северный отрог Восточного Фанского хребта, отходящий от вершины Замок, и южный отрог того же хребта, начинающийся от вершины Большая Ганза. В северном отроге замечательны вершины — Бодхона (5300 м) и Чапдара (5200 м), в южном — вершины Красных Зорь и Белый Барс.

В Восточном Фанском хребте расположены последовательно, начиная от Энергии, вершины: четырехтысячники — Змея, Физкультура и Спорт, Гратулета, Чин ал с отрогом Фагитар, Пайхамбер; пятитысячники — Замок, пик Черный, Малая Ганза, Большая Ганза; четырехтысячники — Фан-Улла, Сароф, Кораблики, Зинах, Шоме. От узловой вершины Сароф на север и на юг отходят отроги: на север — Турзульский с вершинами Ступенька, Башня, Патруш и Танги, на юг — короткий отрог с вершиной четырехтысячником Пальцы. В Западном Фанском хребте высятся вершины: Мария (4800 м), Аурондаг (4600 м), Сарышах (4700 м), Газныч (4200 м). В Зеравшанском хребте к югу от вершины Энергия расположены вершины Скальная Стена, Москва (5200 м), Сахарная Голова (около 5000 м), Пушноват (4600 м), а дальше хребет поворачивает на запад и образует мощный скально-ледяной барьер Дукдона с вершинами до 5000 м.

К северу от вершины Мирали Зеравшанский хребет резко снижается, через него проходит здесь ряд нетрудных перевалов. Новое поднятие хребет испытывает за ущельем реки Пасруд. Его изрезанный гребень увенчан скальными пиками, оледенение незначительное. Особо резкие формы рельефа наблюдаются над нижним течением Ягноба. Восточный отрезок Зеравшанского хребта сложен из сланцев, его склоны сглажены, лишь иногда ущелье Ягноба перерезают отроги из твердых пород, и Ягноб зарывается в узкий каньон. Здесь выделяется своими резкими скальными очертаниями вершина Неглёб. В большинстве же случаев вершины тянутся ровной вереницей с небольшим оледенением. Над самым верховьем Ягноба возвышается вершина 5016 м, значительно превосходящая по высоте общий уровень хребта.

Ограничивающий с юга район Фан-Ягноба Гиссарский хребет на всем участке имеет значительную высоту и развитое оледенение. Большой северный отрог у кишлака Маргит вплотную подходит к ущелью Ягноба, заставляя реку обогнуть его и пробить себе узкое ущелье — каньон. Здесь хищным острым клыком вздымается, как застывшая волна, вершина Зами-Каро. Ее ледники низко спускаются к кишлаку Маргит и на другую сторону, восточнее кишлака Маргит. Ущелье реки Анзоб, левого притока Ягноба, ведет к понижению в Гиссарском хребте и к перевалу Анзоб.

Далее на запад Гиссарский и Зеравшанский хребты так тесно сближают свои отроги, что река Ягноб с трудом протискивается среди отвесных каменных стен. Над ущельем реки Искандердарья с юга возвышается величественная гряда снежных гиссарских вершин: Газнок, Мокшеват и Хазор-Меч. Эти вершины хорошо видны в прорези ущелья реки Мокшеват, когда подъезжаешь к Джиджику. Над южными берегами озера Искандер-куль господствует вершина Дождемерная, или Куи-Чор-баи (3400 м), хорошо известная своей округленной шапкой и отвесными склонами над рекой Сарытог. Если подняться по ущелью реки Мокшеват, можно выйти к пещере Ходжи-Исхока и увидеть его скелет на пороге, но путь туда труден.

Выше озера Искандеркуль, над долиной Сарытога, всегда останавливают внимание скальные башни и иглы вершины Кырк-Шайтан, или Симоб (3900 м), что по-таджикски означает ртуть. Дождемерная и Кырк-Шайтан — только северные отроги Гиссарского хребта. Его главные вершины прячутся в глубине ущелий. Большой горный узел с многочисленными вершинами, фирнами и ледниками находится в верховьях рек Аксу, Каракуль и Сарымат. По самым приблизительным подсчетам, на участке Фанских гор и Ягноба, в Зеравшанском и Гиссарском хребтах насчитывается до 300 вершин.

Горы — одно из самых привлекательных зрелищ в Фанских горах. Ни один путешественник не сможет забыть Чимтаргу, гордо поднявшую свою голову отдыхающей львицы. Чимтаргой лучше всего любоваться с перевала Казнок или с морены ледника Бодхона. При хорошей прозрачности воздуха ее можно заметить издали с Map пидорской степи, на пути от Пенджикента.

Великолепный вид на Чимтаргу и Бодхону открывается из долины Пасруда от коша Бодхона. Их вершины так далеко уходят в небо, а крутые скально-ледовые склоны так отвесны, что вершины кажутся совершенно недосягаемыми. Если углубиться в боковое лесистое ущелье, перед глазами откроется исключительная по высоте и недоступности северная стена Чапдары. Чапдара господствует над Алаудинскими озерами, к которым она обращена своей северо-западной стеной. От тех же озер можно любоваться вершиной Адамташ, вечным стражем Алаудин.

При подъеме от Алаудинских озер по ущелью вверх открывается черный силуэт вершины Фагитар, а от Мутных озер разворачивается широкая панорама горного цирка с вершинами Энергия, Пайхамбер, Змея. Исключительно своеобразна вершина Замок, производящая впечатление искусственного архитектурного сооружения. Чтобы полюбоваться вершинами Москва и Амшут, стоит совершить путь по ущелью Зиндон или подняться на перевал Двойной.

Из Куликалонской котловины открывается обширный вид на стены Западного Фанского хребта и вершины Мирали, Аурондаг, Сарышах. Снежно-зубчатый венец Большой Ганзы издали осеняет озеро Искандеркуль. Более обширный вид на Большую и Малую Ганзу, а также на значительную часть Восточного Фанского хребта открывается со склонов перевала Двойной. Сахарная Голова, Москва и Скальная Стена хорошо видны с перевала Казнок, но вследствие значительного удаления они не производят такого грандиозного впечатления, как вблизи. Поэтому стоит подняться по ущелью реки Ахбасой, чтобы Сахарная Голова предстала во всем великолепии. Вершинами Фан-Улла и Сароф лучше всего любоваться с перевала Турзуль.

Первая вершина, которую встречают путешественники, вступающие в Фанские горы со стороны Душанбе, открывается из ущелья Ягноба, от Равата: это двуглавая Шоме, однако две ее главы можно видеть только из Джиджика, над которым она господствует. Эту же вершину, но в виде уступчатой снежной стены можно наблюдать из горного цирка в верховьях реки Зинах. Сюда стоит подняться хотя бы только для того, чтобы увидеть неприступную зубчатую колоннаду Корабликов.

Лучшая панорама Дукдонского массива открывается с перевала Озерный. Далеко внизу видны Дукдонские ледники, а всю южную часть горизонта занимает сверкающая фирнами и льдами, гремящая лавинами и камнепадами отвесная стена.

Ледники. Как уже было сказано, современные ледники Фанских гор — лишь слабый след того великого оледенения, которое, как панцирем, укрывало в прежние времена нынешние цветущие долины. Но и сейчас до сотни ледников спускается с Гиссарского и Зеравшанского хребтов. Этот ледяной убор продолжает быстро сокращаться, все ледники находятся в стадии отступания. Их прежние размеры можно установить по сохранившимся конечным и донным моренам.

Большой ледник покрывал всю Куликалонскую котловину, и она представляет сплошную донную морену. Этот ледник насыпал конечную морену у истоков реки Артучь. Отступая и сокращаясь, ледник разделился на два потока. От первого сейчас остались моренное озеро Куликалон и несколько коротких ледников в пазухах Куликалонской стены, южнее озера. Второй поток начинался от стен вершины Мирали. Его конечная морена заметна над озером Биби-Джонат. От этого ледника остались моренные озера Дюшаха, короткий ледник Мария и висячие ледники под склонами вершины Промежуточный.

Большое оледенение имело ущелье реки Чапдара. Ледник спускался ниже Алаудинских озер. Его конечная морена в настоящее время поросла лесом, и с нее каскадом свергается Чапдара. Отступая, ледник имел в процессе таяния периоды равновесия, последовательно отложил конечные морены над Большим Алаудинским озером и выше — в виде трех моренных валов. Промежутки между валами заполнены донными отложениями с многочисленными моренными озерами, сохранившимися и высохшими. Выше Второго вала ледник разделился. Одна ветвь питалась пополнениями со склонов Чапдары Бодхоны и Замка (северные склоны). В память остались высокая желтая морена и свежая морена современного ледника Бодхона. От второй ветви остались ледники Пайхамбер и Замок. Самая большая ветвь объединяла ледники цирка Мутных озер. Конечная морена этого ледника составляет Третий вал. Этот ледник тоже отступал, оставив донную морену между Третьим валом и Мутными озерами. В настоящее время к Мутным озерам спускается четыре ледника со склонов перевала Казнок и вершин Энергия, Чимтарга и Мирали. С гребня Чимтар-ги спускается любопытный ледник, разделившийся внизу на два языка.

Группа ледников Сурхоб-Имат питается фирнами северных склонов Большой и Малой Ганзы. Старые морены ледников Желтый и Имат прослеживаются возле устья реки Желтая. В настоящее время ледники продолжают отступать. Ледник Желтый отличается спокойной ровной поверхностью и небольшими узкими трещинами. По нему удобно идти.

В ущелье реки Турзуль спускается ледник со склонов вершины Сароф. Целая группа ледников спускается в ущелье Зинах. На леднике Страшный имеется красивый ледопад, который легко обойти по боковой морене. По ущелью Левого Зиндона ледник спускался до озера Большое Алло, где находилась его конечная морена. Эта морена была перекрыта завалом, и озеро Большое Алло стало озером завального происхождения. Выше по ущелью сохранилось несколько моренных озер. От прежнего ледника остался короткий крутой ледник, спускающийся с перевала Двойной.

Интересную картину раскрывает история оледенения системы Искандеркуль — Сарытог — Каракуль. По ущелью реки Искандердарья ледник простирался ниже озера Искандеркуль. Его конечная морена ясно обозначена.

Ущелье реки Серима было заперто боковой мореной, за которой образовалось озеро Замин-Мулла. Вторая конечная морена высотой 250 м перегораживает ущелье реки Сарытог выше озера Искандеркуль. Долина Сарытога была озером.

Моренные отложения хорошо видны по реке Apr. С верховьев Казнока спускался ледник, конечная морена которого (Теппа) находится возле устья реки Биоб и значительно возвышается над ущельем Арга. Сейчас ледник отступил очень далеко, и лишь в верховьях ущелья Казнок можно найти небольшой ледник Казнок. Быстрому отступанию ледника содействовала южная экспозиция ущелья Арга. Левые притоки Арга хранят следы моренных отложений. В ущелье реки Сувтор имеется круто падающий ледник на южных склонах Большой Ганзы. С северного склона перевала Сувтор еще недавно спускался ледник. Сохранились свежая конечная морена и впадина перед ней — чаша моренного озера.

Под плащом щебня можно обнаружить линзы «мертвого льда». Под стеной вершины Кальцит еще в 1952 г. была небольшая линза льда. Полоса льда еще сохраняется на северном склоне перевала Звериный.

По ущелью Каракуля ледник отступил очень далеко. Одна из его последних морен хорошо заметна возле озера Каракуль, и само озеро — остаток более обширного моренного озера. С Гиссарского хребта и с Дукдонского массива свисают над Каракулем языки небольших ледников. Более значительные ледники сохранились в верховьях ущелий Аксу и Сарымат.

Типы ледников в Фанских горах очень разнообразны. К долинным длиной 1,5-2 км можно отнести ледники Бодхона, Желтый, Имат, Дукдон, Ягноб. По большей части область питания их невелика, ледники пополняются за счет лавин и сбросов льда с вершинных куполов и склонов. В этом отношении характерны ледники Мария, Чапдара, Южный, Алаудин, Шоме, Айни, совсем не имеющие фирновых полей. Оледенение развито главным образом на северных и затененных склонах. Южные склоны, нагревающиеся в дневные и ночные часы наиболее неравномерно, сильно разрушаются, устилая склоны шлейфами осыпей. Крутое падение ледников и перегибы на скальных ступенях приводят к образованию продольных и поперечных трещин, а в некоторых местах образуются ледопады. Известен ледопад в верховьях ледника Желтый, низвергающегося с Седла Большой Ганзы. Сильно рассечен лед на леднике Имат. С вершины Бодхона крутым ледопадом спускается верхняя ветвь ледника Бодхона. Такие ледники, как Сурхоб, Двуязычный, северные Дукдонские, представляют собой сплошной ледяной поток на крутом склоне. Очень развиты различные формы ледникового рельефа: столы, ледовые лотки, ледовые валы и гребни. Иногда поверхность льда ощетинивается наклонными кальгаспорами. Большую опасность представляют сползающие висячие льды и карнизы, которые время от времени неожиданно с грохотом обрушиваются вниз.

Значительное количество выпадающего зимой снега, крутизна склонов и быстрое таяние весной приводят к образованию лавин. Апрель и май в горах — период катастроф. Обрушившиеся массы снега перекрывают ущелья, и долго еще река течет под снежным мостом. Даже и в июне — июле можно заметить белые подушки на дне ущелий. Переходить по ним реку очень удобно, но надо сначала оценить прочность такого моста. Лавины срывают или пригибают, к земле деревья и кустарники, и часто среди цветущего лета вдруг появляются на пути деревья с еще только распускающимися почками.

Места постоянного схода лавин отмечены на Турзуле, под склонами Большой Ганзы, в устьях кулуаров Гиссарского хребта над Каракулем; на Арге лавины сходят выше устья реки Южная Чапдара и выше устья Ахбасоя. Постоянный сход лавин можно наблюдать на северных склонах Дукдона. Дорожную магистраль через Анзобский перевал перекрывают огромные лавины, вырывающиеся из ущелья Укобхона (орлиное гнездо).

Во время быстрого таяния снега или после сильных дождей по крутым кулуарам ручьев и речек сходят сели, грязекаменные потоки. Следы их можно видеть на Артучи, где мощный сель вышел из ущелья реки Тандара, перекрыл дорогу и уничтожил посевы. На Пасруде сели замечены ниже коша Бодхона.

Перевалы. В Фанских горах только один автомобильный перевал — Анзоб (3327 м), через Гиссарский хребет. Асфальтированный участок доведен от Душанбе до селения Зидды. На гребне перевала — метеостанция. Большую часть года перевал из-за снежных заносов для автотранспорта закрыт. Движение открывается в июле и прекращается в октябре. С перевала видны на юге Сангальский снежный хребет, а на севере — уходящее вниз к Ягнобу ущелье реки Анзоб. Хорошо видны острая вершина Гиссарского хребта Зами-Каро и соседняя, более высокая пирамида другой вершины.

Через Гиссарский хребет проложено несколько вьючных перевалов. Перевал Мура ведет от озера Искандер-куль и Сарытога в ущелье реки Каратаг с последующим выходом к селению Шахринау и Душанбе. Через этот перевал проходит плановый маршрут Варзобской турбазы. Перевал Хазор-Меч соединяет озеро Искандеркуль с ущельем реки Майхура, правого притока реки Варзоб. Перевал Руфигар соединяет верховья Ягноба с ущельем реки Сардай-Миона. По этому пути можно выйти к селению Рамит, а оттуда к Орджоникидзеабаду и Душанбе.

Через Зеравшанский хребет также существует не сколько перевалов. Перевал Дукдон служит наиболее простым путем через горы от озера Искандеркуль к Пенджикенту и Самарканду. Не более труден перевал Пушноват, также связывающий Искандеркуль с Самаркандом.

Перевал Лаудан позволяет при небольшой высоте проложить самый легкий горный путь от Фандарьи в Самарканд по ущельям Пасруда и Артучи. Через перевал Раст Ягноб сообщается с Матчой.

Все перечисленные перевалы имеют значительную высоту и освобождаются от снега лишь к середине лета.

Через Западный и Восточный Фанские хребты тоже существуют вьючные перевалы. Из ущелья реки Вору можно перейти в верховья реки Артучь через легкий перевал Гуинтан, а через Восточный Фанский хребет ведет довольно сложный путь от Норвата до Санги-Сафеда на Пасруде через перевал Нижний Зинах.

Пешеходных перевалов с намеченной тропой, не требующих специального снаряжения или же хорошо ориентированных, достаточно много. Через Зеравшанский хребет ведет перевал Алаудин, которым пользуются при переходе от Алаудинских озер в Куликалонскую котловину. Через Западный Фанский хребет проложен перевал Зурмеч, выводящий в ущелье Чукурак. Через северный отрог Чапдары с одноименным перевалом можно сократить переход от Алаудинских озер в долину Пасруда, но в этом случае приходится преодолевать значительный подъем.

Через южный отрог Восточного Фанского хребта ведут перевалы Биоб, Анзак, Омский. Через них можно спуститься в ущелье реки Серима и выйти к озеру Искан-деркуль, но на пути с перевалов Биоб и Анзак нужно преодолеть каньон Серимы, что без специального снаряжения сделать трудно. В ущелье Серимы можно спуститься с востока через луговой перевал Норват. Выходя к озеру Искандеркуль, тоже приходится преодолевать каньон Серимы.

Перевал Нижний Шодан позволяет выйти в верховья реки Джиджик. Путь на перевал проходит лугами и легкими осыпями.

Перевал Сувтор соединяет верховья рек Сувтор и Биоб. С южной стороны склоны представляют высокую подвижную осыпь, а с северной — морену бывшего ледника с нагромождением камней и крупных блоков.

Через перевал Чукурак легко попасть от озера Куликалон в ущелье реки Чукурак. Перевал Агмат позволяем обогнуть вершину Москва с запада и спуститься в ущелье реки Агмат.

Следующую группу составляют перевалы, требующие применения специального снаряжения (ледоруб, спальный мешок, рукавицы, веревка, темные очки, ботинки с триконями или вибрам и карабины). В группе должны быть люди, умеющие пользоваться веревкой, а все участники должны уметь страховать себя ледорубом.

Перевалы через Зеравшанский хребет имеют свои особенности. На западе из ущелья реки Каракуль в ущелье реки Сарымат ведет перевал Ахбашер (в переводе: «перевал, через который ходят тигры»). С востока к нему ведет длинный, но некрутой подъем по снежным полям. За Ахбашером следует траверсирование снежного или щебнистого (в зависимости от времени года) склона с выходом на перевал Сарымат через боковой отрог. С перевала Сарымат спуск в ущелье реки Сарымат.

На следующий перевал — Седло Пушноват поднимаются из ущелья Пушноват по снежному кулуару с постепенным увеличением крутизны. Спускаться с гребня перевала можно либо в ущелье Ахбасоя, либо в ущелье Южной Чапдары. С восточной стороны перевала — снежный карниз, который надо пробить. В ущелье Ахбасоя спуск по осыпи налево, а чтобы пройти в ущелье Южной Чапдары, надо выйти на перевал Звериный и оттуда спускаться к Южной Чапдаре и Аргу.

Перевал Двойной ведет из ущелья реки Левый Зиндон. Он назван Двойным, так как спускаться можно либо в верховья Казнока, либо в ущелье Ахбасоя. Подъем от Левого Зиндона проходит по крутому снежному склону, а спуск на восток по очень легким осыпям и по снежным полям.

Из ущелья реки Правый Зиндон через перевал Чимтарга идет путь к Мутным озерам. Перевал высокий, но не трудный. Подъем с запада — через ледники и морены, а при спуске можно выбрать удобный путь по осыпям.

Севернее вершины Адамташ находится перевал Шогун-Ага, служащий вариантом перехода Зеравшанского хребта от Алаудин к Куликалону. Подъем с востока — по луговым склонам, а затем выступают наклонные гладкие плиты, присыпанные щебнем. Требуется осторожность.

Спуск к озерам Дюшаха по осыпям и снежникам, а ниже — по луговым склонам.

Через Гиссарский хребет известны перевалы Ангишт и Кук-Теппа. На Ангишт путь идет от озера Искандер-куль по ущелью рек Сарыдувол и Ангишт. Кук-Теппа находится на пути из Ягноба в Каратегин. От кишлака Канси — движение по левому притоку Ягноба в ущелье реки Сардай-Миона.

Перевалы Казнок и Верхний Зинах проложены через Восточный Фанский хребет. Казнок пользуется преимущественным вниманием туристов. Перевалов, собственно, два: Верхний и Нижний, разделенные вершиной Змея. С южной стороны идут по осыпи до самого гребня Нижнего Казнока. Спуск с него по крутому снежному склону требует большой осторожности, так как внизу имеются скалы. Спуск с находящегося восточнее более высокого Верхнего Казнока тоже по снегу, внизу склон выполаживается и переходит в снежное поле. К концу лета снег стаивает и обнажается ледяное основание склона. Тогда приходится спускаться по скалам, очень хрупким и неустойчивым. Спустившись до конца снежного поля, сворачивают налево и, траверсировав еще один снежный склон, выходят на гребень морены, по которому легко спуститься до галечниковых ровных полей цирка Мутных озер.

Через Восточный Фанский хребет есть еще один перевал — Верхний Зинах между вершинами Фан-Улла и Сароф. На него можно подниматься по кулуару между вершинами Фан-Улла и Ступенька от Имата или из ущелья Турзуль, перевалив сначала через отрог, отходящий от вершины Сароф на север. Спуск по снежным полям и осыпям в ущелье реки Джиджик.

Очень интересен перевал Озерный в Пушноватском коротком отроге. Из ущелья реки Пушноват надо перейти на левый берег и подняться по скалам и снежным полям на площадку, где расположены два Пушноватских озера. Дальше двигаться с постепенным подъемом по галечниковым и снежным полям до гребня перевала. Спуск по скалам и осыпям на тропу к Арча-Майдану.

Верховья рек Ахбасой и Южная Чапдара соединяются перевалом Звериный, названным так потому, что по его гребню проходит тропа, протоптанная горными козлами. С западной стороны перевала висит последний остаток бывшего здесь ледника. Спуск на другую сторону идет по скалам и длинным снежникам.

Из ущелья Левого Зиндона можно пройти в ущелье реки Амшут через одноименный перевал. Перевальных точек две: Северный и Южный Амшут. Последний — более низкий, но здесь могут угрожать камни и куски льда, срывающиеся с крутобокой вершины Амшут. Подъем от Левого Зиндона по крупной каменной осыпи и снежникам. Спуск сначала по мелкой подвижной осыпи, а затем по крупным блокам и скалам очень длинный и утомительный.

Очень красив путь на перевал Турзуль через северный отрог вершины Сароф. Перед путешественником, поднимающимся из ущелья Турзуля, постепенно сменяются березовые леса, каменные осыпи, морены ледника Турзуль, снежное поле, уходящее к гребню перевала. Совсем рядом с одной стороны уходят вверх стены вершины Сароф, с другой — скальные уступы и острый шпиль вершины Ступенька, а впереди снежно-ледяная вершина Фан-Улла. С перевала Турзуль легко перейти, траверсируя осыпь, на перевал Верхний Зинах, откуда совсем близко между вершинами Сароф и Пальцы перевал Верхний Шодан.

Находясь на озере Куликалон, можно совершить однодневную экскурсию, пройдя с южной оконечности озера на перевал Темир-Тау и спустившись к озерам Дюшаха. На спуске встречаются гладкие плиты, присыпанные щебнем.

Неожиданное резкое понижение в отроге, разделяющем ущелья рек Сурхоб и Желтая, создало перевал Зард, представляющий возможность перейти с ледника Желтого на ледники Малой Ганзы.

Исследуя северный отрог вершины Сароф, экспедиция с участием болгарских' туристов открыла перевал, который получил название Болгарского. Подъем из ущелья Турзуль по кулуару, прижатому к стене вершины Башня, заполненному внизу снегом, а выше — льдом. Ледяной склон можно обойти по скалам. С перевала несложный подъем на вершину Патруш. Спуск в сторону ущелья Имат по осыпям и луговым склонам.

К следующей группе относятся более сложные перевалы, где туристам предъявляется как обязательное требование умение применять альпинистскую технику. Желательно, чтобы группа состояла не менее чем из 6 человек.

В Зеравшанском хребте, у места стыка его с Гиссарским, находится перевал Аксу. Подъем начинается от устья реки Аксу, одного из истоков реки Каракуль. В верховья ущелья Аксу спускается несколько ледников. Путь на перевал идет по левому боковому леднику (орографически). Спуск с перевала в ущелье Сарымат тоже по леднику с преодолением скальных участков и снежных кулуаров.

Через Зеравшанский хребет можно пройти перевалом Зиндон из ущелья Левого Зиндона в ущелье Казнока. Перевал находится с северной стороны вершины Скальная Стена. Подъем по крутому снежно-ледовому кулуару. Спуск в сторону Казнока более удобный с выходом на ледник Казнок, а затем по осыпи до ложа ущелья.

Через Восточный Фанский хребет ведет перевал Мазалат, находящийся между вершинами Физкультура и Спорт и Тратулета. Он стоит прямо перед глазами, когда поднимаешься с севера на перевал Казнок, и часто вводит в заблуждение туристов, принимающих его за

Казнок. Подъем к перевалу по снежному склону несложен, но надо просматривать трещины. При спуске на юг есть участки скал средней трудности, где приходится применять веревку.

Перевал ВАА (Всесоюзная академия архитектуры), названный так А. Мухиным и В. Гусевым в 1939 г., связывает Мутные озера с ущельем Казнока. Подъем по снежным полям не труден, спускаться можно или по

узкому тесному ущелью с ручьем вниз, или через дополнительный перевал с выходом на ледник Ганза. В первом случае приходится преодолевать каньон с несколькими водопадами, во втором нужно спускаться со страховкой по крутым скалам.

Перевал Караганда находится между вершинами Малая Ганза и пик Черный. Подъем по леднику Ганза до его верховьев. Спуск по кулуару и снежникам в ущелье Сурхоб.

Перевал Седло Ганзы находится между Малой и Большой Ганзой. Подъем из ущелья Сувтор по крутым скальным уступам и стенкам. Спуск по ледопаду ледника Желтый. По правой стороне ледопада сходят лавины со склонов Большой Ганзы, по левой — скальные склоны грозят камнепадом. На ледопаде есть открытые и закрытые трещины. От подножия ледопада начинается спокойный путь по леднику Желтый в ущелье Имат.

Реки. Реки Фанских гор зарождаются высоко в горах, на высоте около 3000 м, и получают питание в первую очередь от таяния ледников и снежников. Летние осадки имеют второстепенное значение. Еще меньше значат подземные ключи и родники. Температура воды 5-12°.

Уровень воды в реках испытывает сильные сезонные колебания и с течением времени постепенно снижается. Наибольшая многоводность наблюдается в весенние месяцы и в начале лета. Временное поднятие уровня могут вызвать прошедшие в горах сильные дожди. К концу лета реки, особенно питающиеся недолговечными снежниками, мелеют. Зимой водоносность рек резко падает. Ручьи, питаемые ледниками, и ледниковые потоки имеют суточные колебания режима. Вода появляется утром в 10-11 часов и иссякает после захода солнца. Регулирующее влияние на режим рек оказывают многочисленные озера, через которые реки протекают. Зимой более крупные реки не замерзают, а мелкие либо иссякают, либо образуют наледи. Рыба в большинстве случаев вовсе отсутствует или представлена мелкими экземплярами.

Речная сеть, принадлежащая двум бассейнам (реки Фандарья и реки Кштутдарья), очень развита. Фанские горы и Ягноб богаты водой. Всюду реки, ручьи, горные потоки, озера. Имеются даже заболоченные участки.

К бассейну Фандарьи относятся реки Пасруд, Ягноб и Искандердарья. Левый приток Фандарьи — Пасруд начинается из снежников восточного склона перевала Лаудан на высоте более 3000 м и течет бурным потоком до поляны, где справа впадает прозрачная Чапдара, более многоводная, чем Пасруд. Чапдару питают 8 ледников. Она каскадом низвергается со старой морены, подпирающей Алаудинские озера, и на пути к Пасруду течет спокойно, образуя ряд водоемов с хрустальной водой, отражающей голубое небо. Истоки Чапдары после Мутных озер текут скрытно, зарывшись в толщу древних морен, и только на Алаудинских озерах Чапдара получает свободу.

На пути от устья Чапдары до коша Бодхона Пасруд течет плавно, среди влажных лугов. Правый крутой берег порос густым арчовым лесом. Слева в Пасруд впадает ряд небольших речек. Против коша Бодхона Пасруд усиливается притоком Бодхоной, текущей среди лесного ущелья от ледника Чапдара.

После коша Бодхона Пасруд становится бурным и делает короткий скачок, и затем снова успокаивается среди березового леса. До коша Санги-Сафед его течение спокойно, а здесь в него бурно вливаются мутные воды реки Сурхоб.

Сурхоб течет с ледников Ганзы; конус Большой Ганзы виден в прорези ущелья. На берегу Пасруда против устья Сурхоба стоит священное дерево, которое можно узнать по повязанным на его ветвях ленточкам. Выше по течению Сурхоб принимает большой приток — реку Имат, а слева в него впадает низвергающаяся со старой морены Желтая. Размывая желтые глинистые породы, она портит цвет воды Сурхоба и Пасруда. Ущелье Имата очень красиво, здесь много арчового леса, с вершины Патруш спускается грандиозная осыпь.

Ниже коша Санги-Сафед Пасруд входит в теснину. Каменные стены ущелья сжимают реку и, наконец, полностью хоронят под большим завалом. Пасруд высвобождается где-то внизу, а тропа лепится по крутому склону. На короткое время Пасруд обретает спокойствие и, пройдя новый завал и теснину, выходит на простор Маргузорской долины. Его воды опять плавно скользят среди рассеянных тут и там крупных деревьев. Подкравшаяся справа река Турзуль внезапно шумит небольшим водопадом. Ущелье Турзуля, берущего начало из ледника Турзуль, отличается живописностью. Раньше тут жили люди, были поля, а сейчас ущелье одичало, поросло лесом и кустарником.

Пасруд снова зажат тесниной, но эта — последняя. Дальше начинается культурная зона, люди, кишлаки, поля. Против кишлака Пасруд в реку впадает чуть заметным потоком речка Зинах. Вверху она начинается с 4 ледников, но почти все время течет под землей. Каменистое ложе ущелья сухо. В одном месте вода сочится по замшелой скале (так называемые «Плачущие скалы»).

Против кишлака Шурмаш в Пасруд впадает речка Шоме, пересыхающая летом, когда растают последние остатки снежных лавин, упавших с вершины Шоме. Дальше в Пасруд впадает непересыхающая речка Рунич, вытекающая из ледника. Это последний существенный приток Пасруда. Под стенами крепости Сарвадор Пасруд впадает в Фандарью. Несмотря на питание 20 ледниками, Пасруд немноговоден. Перейти его вброд не трудно. Но в этом нет надобности, если идти по тропе. Возле Санги-Сафеда и против устья Чапдары есть мостки. Берега Пасруда сухи, окружающие горы пустынны.

Маловодность Пасруда объясняется тем, что ледники при отступании достигли снеговой границы, т.е. уровня где приходо-расходный баланс твердых осадков равен нулю, а также тем, что северо-восточный район Фанских гор получает наименьшее количество осадков, часть которых к тому же вследствие сухости воздуха испаряется, не достигнув земли.

Как известно, Фандарья образуется из слияния Ягноба и Искандердарьи. Истоки Ягноба начинаются далеко на востоке, где сходятся Зеравшанский и Гиссарский хребты. Два больших потока, питаемые ледниками, составляют Ягноб. Место слияния двух рек таджики называют «дуоба» (две воды). Ягноб сразу становится многоводным. Самые крупные притоки он получает с Гиссарского хребта: выше кишлака Намиткон, против кишлаков Новабад и Канси, возле кишлака Маргит (река Пиндар). С Зеравшанского хребта в Ягноб впадает значительный приток у кишлака Хриштоб. С Анзобского перевала течет приток Ягноба — Анзоб.

Ягноб течет открытой безлесной долиной с равномерным постепенным уклоном. В нескольких местах через него перекинуты мосты. В двух местах Ягноб стеснен смыкающимися отрогами и уходит в короткие, но глубокие каньоны. Картина меняется возле кишлака Хриш-тоб, где река уходит в глубочайший длинный каньон, а тропа лепится на карнизе высоко над водой. Только в одном месте на тропе есть небольшая площадка, осененная священной арчой. У кишлаков Маргит горы раздвигаются, появляются участки полей, а затем снова начинается не менее поразительный каньон, и тропа то взвивается по стене вверх, то падает до уровня реки, проходя под Нависающими скалами. У кишлака Анзоб горы немного раздвигаются, и тропа выходит на автомагистраль, проложенную вдоль уровня реки по правому берегу. Отвесные стены ущелья снова сближаются, и Ягноб бьется в глубоком горном узком коридоре. Впереди завал, а перед ним ровная площадка, по которой Ягноб разливается широкими потоками, Завал остановил бег реки, и раньше здесь было озеро. Но Ягноб прогрыз завал, и вся пенистая масса воды рушится в темную бездну. Дорога серпантином спускается с завала вниз мимо столба с указателем «117 км от Душанбе», где снова встречается с рекой, выбравшейся из-под камней. Стены дувалов, дома и стройные молодые тополи возвещают о прибытии в кишлак Такфон. Еще дальше видны мосты, через которые боковая дорога уходит вверх, в Джиджи-крут. Спокойно и плавно стелются воды Ягноба перед Раватом. Красные скалы подходят к дороге, в обрыве берега видны пласты угля. И вот Ягноб кончается, сливаясь с Искандердарьей и оттеснив своим мутным напором ее бледно-зеленые воды.

Бассейн Искандердарьи представляет собой сложную систему. Главным ее истоком следует считать Каракуль, который, в свою очередь, рождается из горных речек Аксу и Ахбашер, начинающихся на ледниках и фирновых полях. Долина Каракуля в верховьях основательно разработана существовавшим ранее ледником и покрыта лугами. Впереди ее перегораживает вал одной из последних морен старого ледника. Выше морены озеро. Вода пробила морену, и озеро значительно обмелело. Каракуль набирает силу, переправиться через реку без моста уже трудно. Появляются первые деревья арчи. Громадный каменный блок, свергнутый в реку, помог устроить мост и перевести тропу на правый берег. Зеленая долина сужается, справа впадает река Бачаульды. Отсюда начинается особо живописный участок ущелья Каракуля.

Река зарывается в скалах, которые колоннами возносятся вверх, густой лес покрывает склоны и дно ущелья. Следующий правый приток, Каль-Ахба, ведет на неизвестный перевал через Гиссарский хребет. Притоки правой стороны многочисленны и многоводны, ближние ледники нависают над ущельем. Левая сторона и склоны Дукдонского отрезка Зеравшанского хребта менее богаты водой и растительностью, лишь небольшие леднички залегают в ложбинах скальных кулуаров. Тропа спускается лесом все ниже и выходит на поляну возле моста. Впадающая слева в Каракуль река Дукдон начинается у ледников на высоте около 3500 м. Она быстро пробегает свой короткий путь, низвергаясь на 1000 м вниз. Ущелье ее тесно, и падение стремительно.

От устья реки Дукдон Каракуль крутым каскадом свергается вниз и спокойно разливается по лесному ущелью. Справа Каракуль принимает приток Зомбар. Тропа заходит в ущелье Зомбар, где возле большого летнего коша — агуля имеется мост. Вверх по Зомбару идет путь на перевал Мура.

После моста тропа идет лесом, как по парку, под скалами Кырк-Шайтана. Каракуль скользит среди деревьев, образуя местами широкие разливы. Лес редеет, и слева открываются ущелье реки Apr и кишлак Сарытог впереди. В глубине ущелья Арга видны далекие конусы Энергии и Чимтарги.

Исток Арга находится у ледника Казнок на высоте около 3500 м. Начинающаяся здесь под южными склонами вершины Энергия река носит название Казнок. Долина Казнока в верхней части бедна растительностью: камни и лужайки травы. Снежные мосты перекрывают реку. Она поворачивает на юг, тропа пересекает широкую каменную россыпь и реку Яшмовая, берущую начало из ледника Малая Ганза. Начинается арчовый лес. Казнок сердито лижет отвесные скалы правого берега. Тропа подходит к левому притоку Казнока — реке Сувтор. Переход через Сувтор по камням несложен. Дальше тропа идет по верхним склонам над Казноком среди редкого арчового леса. Внизу на Казноке еще можно увидеть снежный завал — след упавшей лавины. Тропа выходит на обширную поляну Тетша, имеющую две приметы: старый полуразрушенный сарай и прибор-воронку для сбора атмосферных осадков. Из правого ущелья выходит река Ахбасой и сливается с Казноком. Отсюда начинается Apr.

Тропа уклоняется влево и спускается к реке Биоб. Через Биоб можно перейти по мостику, если он уцелел после весеннего паводка, или вброд. Отсюда хорошо видна вершина Кальцит, а на левом берегу Арга возносятся отвесные стены и скалы вершины Apr. От мостика на Биобе тропа косо спускается по лесистому склону до уровня реки Apr, текущей под густыми сводами берез, ив и кустарников. На коротком участке Apr скатывается бурным водопадом, а затем плавно выходит против устья Южной Чапдары на живописную поляну, названную туристами из Караганды «Карагандинским приютом». Поляну окружают купы деревьев и пики скал, галечниковая отмель спускается к прозрачной реке. Напротив уходит в небо двуглавая вершина Дутандон.

Короткий переход, и тропа вступает в старый березовый заболоченный лес, а затем спускается к обширной поляне Анзак. Берег Арга кроется под густыми деревьями, слева распахивается ущелье Анзака с вершиной Белый Барс в глубине. Три хижины, приют поливальщиков полей пшеницы и ячменя, дополняют пейзаж романтическим мотивом.

В стороне под деревьями укрывается озеро Анкантад, а вдали внизу ущелья запирает выход угрюмый Кырк-Шайтан. От поляны Анзак тропа спускается к мосту через Apr и, пройдя новую сухую поляну, возвращается через нижний мост на левую сторону. От Арга отделяется арык, подводящий воду к полям кишлака Сарытог. Ущелье расширяется, и голубой Apr соединяется с Каракулем.

Теперь река называется Сарытог. Миновав кишлак Сарытог и приняв справа приток Канчач, река устремляется в прорыв древней морены длинной пенистой лентой. Сделав этот прыжок, Сарытог отдыхает, а затем, пройдя тополевую рощу Мухта, впадает в озеро Искандеркуль. Озеро принимает также воды реки Хазор-Меч с притоком Сарыдувол и реки Серима, текущей со склонов Большой Ганзы.

Смешанные воды всех этих рек уносит из озера река Искандердарья. Бело-зеленая грива ее все время угрожающе насторожена. Немного ниже озера она сбрасывается в пропасть. К сожалению, водопад не имеет удобного пункта для любования. Можно только с осторожностью заглянуть сверху в темную пучину.

Левые притоки Искандердарьи немноговодны. Значительная часть воды рек Ганза, Джиджик, Шодан разбирается на орошение. Более крупный приток, река Мокшеват, течет с ледников Гиссарского хребта. Далее до устья Искандердарья течет среди обнаженных скальных склонов и пополняют ее только несколько ручьев.

Бассейн реки Кштутдарья находится в западной части Фанских гор. Ее исток, Арча-Майдан, начинается от западного Дукдонского ледника. Сначала река течет по каменному ложу среди щебнистых берегов, затем в луговых берегах, а потом входит в лес и зарывается в скальном каньоне. Здесь она пополняется двумя притоками — рекой Пушноваг, собирающей воду со склонов вершин Москва, Сахарная Голова и с Пушноватского ледника, и рекой Хохт, менее значительной. Тропа отходит от реки и идет через прекрасный арчовый лес к устью реки Сары-Ходан, текущей с ледников Дукдона.

Местность и берега Арча-Майдана становятся более открытыми, леса нет, но много кустарников. Небольшой спуск приводит снова в лесную зону к реке Чтудак. Перейдя по мосту через Чтудак, тропа идет лесом высоко над Арча-Майданом, затем круто спускается из леса к мосту через Арча-Майдан против устья реки Агмат. Агмат берет начало на западных склонах вершины Москва. Тропа то идет берегом реки, то поднимается, переходя боковые отроги, то виляет с берега на берег, протискиваясь через каменные теснины.

Потом тропа выходит на картофельное поле на левом берегу Арча-Майдана. Спустившись еще ниже, она пронизывает тесное ущелье, где река бьется в пене среди камней, и подходит к устью реки Сарымат. Перед этим реку пересекает акведук, отводящий воду на огород на правом берегу Арча-Майдана.

Река Сарымат зарождается высоко в ледниках северного склона Гиссарского хребта и быстро становится полноводной. Ее притоки незначительны. По ущелью Сарымата идет тропа на Маргузорские озера.

После слияния с Сарыматом Арча-Майдан получает название Вору. Немного ниже ущелья Сарымата в Вору впадает справа река Амшут, питающаяся снежниками. Более мощной рекой является правый приток Амшута — Зиндон, берущий начало в ледниках вершин Чимтарга, Скальная Стена, Москва и протекающий через озера Большое и Малое Алло. Ущелье Зиндона выше озера Малое Алло — очень тесное, падение крутое. Наоборот, ущелье Амшута более свободное, даже с мягкими очертаниями склонов.

Ниже устья Амшута дорога с левой стороны переходит на правую и идет на уровне реки под скалами, с которых во время дождей идут камнепады, а полотно дороги заливается водой реки.

Выйдя из теснины, Вору подходит к устью реки, на которой стоит кишлак Вору, но его не видно, он выше по ущелью. На пути над рекой расположен старый мазар (кладбище). Вскоре Вору выходит на простор долины Газа. За полями видны на взгорье дома кишлака Газа. Дорога переходит по мосту на левую сторону, и снова начинается тесное ущелье.

Справа в Вору впадает небольшая речка Зурмеч. Возле ее устья фруктовый сад. Появляются раскидистые деревья грецкого ореха, урюк, персики, яблоки. Еще одна речка впадает справа, над ее устьем красуется кишлак Зимтут. Но еще более красивый кишлак — Гуинтан расположен выше по боковому ущелью.

У кишлака Порвин дорога переходит на правый берег и идет под плотным сводом грецких орехов и фруктовых деревьев. Ниже Порвина открывается большой кишлак Куль-Али (другие названия — Кштут и Рудаки). Часть кишлака расположена на левом берегу Вору: желтые домики на голом склоне, часть — внизу, у устья реки Артучь, и часть на верхней площадке, где находятся магазины, больница, правление колхоза.

После слияния с рекой Артучь Вору получает название Кштутдарья. Артучь начинается от Куликалонской котловины. Она бурным потоком вырывается из-под древней морены и течет по небольшой ложбине до нижней морены, откуда скатывается длинной лентой каскада до устья реки Чукурак. Этот левый приток Артучи течет от стен Сарышаха и проходит через два озера — Зиерат и Чукурак. Склоны ущелья Чукурак покрыты густым арчовым лесом. Ниже устья Чукурака течение Артучи выравнивается, чтобы немного дальше, пройдя узкую короткую теснину, ринуться снова вниз к устью реки Тан-дара. Отсюда тропа вступает в первый кишлак на своем пути — Якка-Хана. Участок Якка-Хана — кишлак Артучь представляет собой ровную долину. Бурно соскользнув в короткую теснину ниже кишлака Артучь, река Артучь до самого конца не имеет крутых перепадов. Скальные берега то расходятся, то сближаются. Выше кишлака Пянджрут от Артучи отходит обводнительный канал оросительной системы, используемый, кроме того, для гидростанции. Артучь течет среди густой зелени Пянджрута и Куль-Али и здесь заканчивается, сливаясь с рекой Вору.

Ниже кишлака Куль-Али новая река Кштутдарья прорезает небольшой отрог и, проточив в скалах последних предгорий извилистый путь, выходит в долину Зеравшана, где ее светлые воды меркнут среди мутных валов этой великой реки.

Реки Фанских гор еще очень мало используются как источники механической и электрической энергии. Значительная гидротурбинная станция работает на реке Артучь в Куль-Али.

Полезные ископаемые. Фанские горы и Ягноб заключены между хребтами, вытянутыми с востока на запад. На севере они соседствуют с хребтами Тянь-Шаня, а на юге близко примыкают к Памиру. Определяющим является Алайский хребет, от которого ответвляются Зерав-шанский и Гиссарский. Эту промежуточную горную систему принято называть Памиро-Алаем. Возраст хребтов различен, и процесс горообразования длился многие миллионы лет. Горы вырастали и разрушались, превращаясь в равнину. На равнину наступало море, а из моря поднимались складки новых хребтов. Отдельные участки раскалывались и смещались. В других местах из глубин земли поднималась магма, прорываясь на поверхность. В Зеравшанском хребте ясно заметно преобладание осадочных пород, сланцев и известняков, а также мраморов, лишь в некоторых местах наблюдаются гранитные интрузии.

В Гиссарском хребте большое значение имеют граниты и гранодиориты. Зеравшанский хребет сложен более древними палеозойскими породами. Гиссарский хребет — более молодой. Древние породы Зеравшанского хребта подверглись сильным дислокациям. Днища и борты долин, а также пониженные части ущелий покрыты современными отложениями, продуктами разрушения гор. Среди древних пород, часто на большой высоте, обнаруживаются рудные полезные ископаемые. Среди пластов осадочных пород залегают нерудные полезные ископаемые.

Горный рельеф Фанских гор отличается большой изрезанностью и расчленением на отдельные выступающие массивы. Падение пластов часто меняется. У Чимтарги, Энергии, Бодхоны пласты падают к северу, у Белого Барса и Кальцита — на запад. В строении вершины Apr наблюдаются вертикально поставленные пласты. Встречаются гигантские сбросы. Формы рельефа очень резко и своеобразно выражены. Много башен, скальных пиков, зубцов и отвесных стен. Особенно выразительны стены Замка, Мирали, северная стена Большой Ганзы, Сарофа и почти всего Западного Фанского хребта над Куликалонским озером. Исключительно мрачной выглядит северная стена Чапдары. Перепад высот стен достигает 2 км и более. В каньонах и ущельях можно наблюдать натуральные и геологические разрезы.

Фанские горы и Ягноб отличаются богатством и разнообразием всевозможных ископаемых минералов. В больших количествах встречается кальцит. Преобладающая окраска Фанских гор — красная, известняки, окрашенные окислами железа. Мощные пласты угля видны на срезе ущелья реки Ягноб у кишлака Рават. Здесь находится самое большое в Средней Азии месторождение каменного угля высокого качества. Изгибаясь, пласты уходят под реку и продолжаются в ущельях Искандер-дарьи и Пасруда среди красноцветных пород. В продолжение сотен лет горит уголь внутри стоящей здесь горы Кан-Таг (кровавая гора), отлагая наверху на выходах горячих газов кристаллы серы и нашатыря. Эксплуатации месторождения препятствует отсутствие железной дороги. Далеко на западе, за кишлаком Куль-Али, уголь снова выходит близко к поверхности. Разработку его вела небольшая штольня. Запасы угля простираются, очевидно, очень далеко. Недаром ущелье, ведущее от озера Искандеркуль по реке Сарыдувол, приводит к перевалу с многозначительным названием Ангишт (уголь).

Рядом с Раватом, но значительно выше его, в Джиджикруте, ведется разработка денных полиметаллических руд. Здесь добывается минерал антимонит, из которого извлекается сурьма. Джиджикрутское месторождение сурьмы — самое крупное в Советском Союзе.

На Куликалонском озере встречаются прозрачные кристаллы кальцита. По берегам Арга и других рек можно отыскать куски известняка со включениями древней фауны, определяющей возраст пород. Известны месторождения мышьяка и меди.

Климат. Климат Фанских гор и Ягноба, удаленных от морей и океанов, континентальный, с небольшим (в среднем) количеством осадков в году — 250 мм. Лето жаркое, почти без осадков. Зима холодная, с морозами. Но положение вблизи 39-й параллели, различие высот, ориентирование ущелий и склонов, а также направление преобладающих ветров вносят существенные поправки, смягчают температурные перепады и делят район на ряд климатических поясов как в вертикальном направлении, так и при перемещении с запада на восток.

Вертикальная зональность сказывается в том, что в низовьях ущелий, на отметках 1400-1600 м, зима мягкая, с частыми оттепелями, лето жаркое, но без духоты. Отрицательные температуры наблюдаются в декабре — январе. При подъеме на каждые 100 м температура падает на 0,6-0,7° и увеличивается количество осадков. На высоте 3200-3400 м положительные температуры бывают только в мае — сентябре. На высотах до 5500 м преобладает холодный период с морозами летом до минус 10-12°, а зимой до минус 25-30°, но в результате интенсивной солнечной радиации в ясные дни скалы нагреваются и снег на освещенных солнцем склонах тает. Наиболее приятная зона с луговой и лесной растительностью — на высотах 2000-2800 м. В летние дни солнце хорошо прогревает воздух, и ночи даже на высоте 2500 м сравнительно теплые.

Количество приносимой ветрами влаги зависит от их направления. Наибольшей влажностью обладают западные и юго-западные ветры. Встречая на своем пути преграды в виде высоких хребтов, они постепенно отдают влагу. Больше всего осадков выпадает на южных склонах Гиссарского хребта. В Фанские горы ветры приходят иссушенными, потеряв часть влаги. В первую очередь подвергаются их воздействию ущелья верховьев Каракуля, Сарымата и Арча-Майдана. Apr, Алаудинские озера и Куликалон, прикрытые с запада хребтами, получают значительно меньше влаги. А ущелья низовий Пас-руда, Искандердарьи и Ягноба являются засушливыми зонами с быстро отцветающими в начале лета эфемерами и колючими кустарниками. На Ягнобе количество осадков возрастает по мере повышения местности к востоку. Скорость ветра нигде не достигает большой величины. Характерны для района горно-долинные бризы, регулярно сменяющиеся утром и вечером. Около 7 часов вечера создается в верху ущелья холодный поток воздуха и сталкивается с теплым током, идущим снизу. В результате возникают бурные, но очень короткие вихри.

Временами, на 4-5 дней, ущелья и вершины застилает плотная мгла «афганца» — ветра, который приносит мельчайшую пыль, закрывающую серым безрадостным пологом все окрестности; но это явление повторяется не часто. Выпадающие летом дожди, а в верхней зоне твердые осадки в виде снежной крупы не бывают затяжными. В горах возможны также грозы с сильными грозовыми разрядами.

Кроме «большого круга», по которому ветрами переносится влага, существует для ущелий местный «малый круг», когда после обильных осадков выпавшая влага, испаряясь, образует облака, разражающиеся новым дождем. Это заканчивается, когда всемогущее солнце прогреет атмосферу, а попутный ветер подхватит влагу и унесет ее в небесные слои с недостаточным увлажнением. Над восточной частью Фанских гор можно наблюдать «сухой дождь», когда с облаков опускается бахрома дождя, но капли его испаряются, не достигнув земли. При понижении температуры могут образоваться туманы, рассеивающиеся к ночи или к утру.

В горах смена времен года и их продолжительность непостоянны. В нижних долинах после короткой весны наступает продолжительное лето, а в верхних областях весна торжествует в конце календарного лета, и ее быстро сменяет наступающая зима. Приход зимы на высотах 2500-3000 м начинает сказываться в том, что зеленевшие все время склоны и ближние скалы укрывает свежий снег, сначала поддающийся действию солнечных лучей, а затем все упорнее задерживающийся, захватывая новые владения внизу. Обычно это бывает в конце сентября, когда на высотах 2000-2500 м еще стоит лето.

Признаком устойчивой хорошей погоды служит правильная смена бриза (днем по ущелью — снизу вверх, а вечером — сверху вниз), а также поведение утром маленьких облачков: если они тают в лучах солнца, — будет хорошая погода, если увеличиваются и сгущаются, — можно ожидать к вечеру непогоду. Дневной цикл состоит в том, что наибольшая облачность появляется к 3-4 часам дня, а в 6 часов вечера может быть даже дождь, короткий или более продолжительный. Поэтому рекомендуется так рассчитывать дневной переход, чтобы к 5 часам вечера иметь благоустроенный бивуак для ночлега. Лучшее время для фото- и киносъемок от 9 часов утра до 2 часов дня. Бывает, конечно, продолжительная ясная погода с утра до вечера.

Вообще говоря, в Фанских горах смело можно ожидать устойчивой хорошей погоды с середины июля до середины сентября.

 Внешние и внутренние связи

Мы знаем, что Фанские горы поделены хребтами на четыре внутренних района. Сообщение между ними возможно через перевалы в хребтах, но районы Вору и Артучь могут также сообщаться кружным путем через устье реки Артучь. Районы Искан-дердарьи и Пасруда связаны дорогой по ущелью реки Фандарья. Сообщение между рекой Вору (с Артучью) и бассейнами Искандердарьи и Пасруда осуществляется через перевалы.

Весь Фанско-Ягнобский район прорезает автомагистраль Душанбе — Ленинабад. От Душанбе дорога идет по ущелью реки Варзоб, поднимается серпантинами на перевал Анзоб и спускается с него почти на 1,5 км до уровня реки Ягноб у кишлака Анзоб. На пути с перевала на зеленом склоне выбивается из земли минеральный источник. Пройдя затем берегами Ягноба и Фандарьи, дорога выходит в долину Зеравшана. Отсюда идет путь через перевал Шахристан (3351 м) в Туркестанском хребте в Ура-Тюбе, Ленинабад и Ташкент. Спустившись от Айни по Зеравшану тоже по автомобильной дороге, можно достичь Пенджикента и Самарканда. По этим магистралям существует оживленное движение, но надо иметь в виду, что перевалы Анзоб и Шахристан зимой закрыты с ноября по июнь. Снежные сугробы прочно закупоривают дорогу, и связь Фанских гор остается только с Пенджикентом через Айни. Наглухо закрывается зимой ущелье Ягноба. Тропа, опасная летом, зимой становится совсем непроходимой.

От Пенджикента до Пянджрута поддерживается регулярное автобусное сообщение. В остальных случаях передвижение возможно только по горным тропам, часто через высокие перевалы.

В зимнее время сообщение по тропам возможно лишь снизу до последнего верхнего кишлака в ущелье.

Кишлаки Шурмаш, Джиджик, Такфон имеют телефонную связь с Айни, а кишлак Куль-Али с Пенджикентом. Почтовые отделения имеются в Куль-Али и в Такфоне. В Такфоне, кроме того, производится прием телеграмм.

Гидрометеостанция на озере Искандеркуль имеет постоянную радиосвязь. Метеостанция с радиосвязью имеется также на перевале Анзоб.

 Озера Фанских гор

В Советском Союзе есть много мест, где природа являет человеку свою красоту, но вряд ли найдется еще такой уголок, где на небольшом пространстве рассыпаны среди чудесных горных ландшафтов, у подножий снежных гор, окруженные лесами, под безоблачно-синим небом разноцветные озера, вода которых переливается всеми красками от нежно-зеленой до темно-лиловой.

Сложное пересечение хребтов и деятельность прежних ледников, насыпавших валы морен, создали условия для образования множества озер в уединенных ущельях и горных цирках. В Фанских горах насчитывается до 30 озер с холодной прозрачной водой, рожденной на снежных полях вершин. Озера расположены на пьедесталах древних и свежих морен, образовавшихся в результате таяния и отступания ледников. Лишь некоторые из них (как Бирюзовое или Ахбашер) образованы во впадинах снежно-щебнистых склонов. Плотина озера Большое Алло состоит из двух слоев: основанием служит древняя морена, а сверху ее перекрыл грандиозный завал.

К настоящему времени многие озера сильно уменьшились в размерах из-за сокращения притока воды (Зиерат) или прорыва преграждающих морен (Каракуль). На озере Искандеркуль отмечают выше современного уровня воды несколько горизонтов, пересекающих склоны берегов параллельными линиями и отмечающих прежнее положение береговой линии. Можно предположить, что озеро Искандеркуль несколько раз прорывало свою морену.

Озер прежде было больше. Многие ранее существовавшие озера представлены теперь высохшими впадинами, например, сухие днища выше Алаудинских озер. На Ягнобе выше провала хорошо заметно ложе бывшего озера, постепенно заносимое отложениями гальки. Крупными озерами были долины Сарытога и Пасруда. Часто встречаются системы из двух озер (Дюшаха, Зиерат, Куликалон, Чукурак, Пушноват). Вода из верхнего озера переливается в нижнее, и если уровень верхнего падает, то сток прекращается, а нижнее озеро либо уменьшается в размерах, либо временно высыхает. Сильные колебания уровня испытывает Малое Мутное озеро, соединенное протокой с верхним — Большим Мутным озером. Протока узкая и мелкая. Кроме того, Малое Мутное озеро имеет подземный сток. Иногда он сужается или закупоривается, и озеро начинает быстро прибывать.

К концу лета уровень озер понижается, а такие, как Анкантад, совсем высыхают. Озеро Искандеркуль в 1964 г в начале лета настолько повысило свой уровень, что залило прибрежную тропу.

Искандеркуль — самое большое озеро Фанских гор, широко раскинулось на высоте 2200 м. Берега его живописны, озеро со всех сторон окружено горами, и снежные вершины отражаются в его спокойной глади. Через плечи других вершин заглядывает в озеро Кырк-Шайтан. Несмотря на обилие воды, в пейзаже чувствуется сухость. Мало зелени. Лишь в устьях трех рек темнеют рощи, а в остальном преобладают склоны светлых тонов. Узкой полоской вдоль берега тянутся кусты шиповника, барбариса, облепихи.

Зимой Искандеркуль покрывается льдом, но в средней части сохраняется струя текущей воды. Вода в озере холодная, однако у берега и в закрытых бухтах летом можно купаться. Цвет воды голубовато-зеленый, слегка замутненный. Глубина достигает 72 м. В озере водится очень мелкая рыбешка — голец. Рядом с Искандеркулем, в ущелье реки Серима, расположено небольшое озеро Замин-Мулла, или Змеиное, как его прозвали туристы из-за обилия в воде змей. Ущелье Серимы возле Змеиного все в лесу, южный берег озера крутой, а на северном берегу раскинулась обширная поляна с крупными старыми деревьями. К сожалению, северный низкий берег сырой и даже болотистый. По ущелью Серимы можно совершить по тропе приятную прогулку, тем более что летом здесь много мелких сладких вишен. Вверху ущелье сжимается и переходит в каньон. Чтобы полюбоваться каньоном и водопадом на Сериме, нужно пробраться по руслу реки через густую чащу растительности.

Второе по величине озеро Фанских гор — Куликалон (что означает большое озеро) расположено у западного края большой Куликалонской котловины на высоте 2800 м. Здесь тепло, растет арчовый лес, в озере можно купаться. Северный берег Куликалона прихотливо изрезан, глубоко заходят в берега укромные бухточки, скальные мысы разделяют заливы, извилистый пролив отделяет большой зеленый плоский остров, далеко вдающийся в озеро. К южному концу Куликалон сужается, близко подступают скальные склоны боковых отрогов, а дальше встают черные стены Западного Фанского хребта, на гребне сверкают бело-зеленые льды.

Короткая протока отделяет Большой Куликалон от Малого, который представляет собой небольшую чашу. Куликалон — последнее звено в цепи озер Куликалонской котловины. Их воды приносит река, впадающая в озеро на северном берегу. Вторая река впадает в озеро на его южном конце. Сток из озера подземный, через толщу морены. Пронизав морену, на свет появляется река Артучь. На берегах озера летом стоят коши-агули нижележащих кишлаков. Недавно в озеро были выпущены мальки маринки. Мальки прижились, и озеро стало рыбным. От Куликалона можно совершать интересные прогулки вверх по северной речке. Здесь среди моренных холмов залегает несколько озер, укрытых в лесных чащах.

Вся Куликалонская котловина является скоплением моренных озер. Самые верхние из них — Дюшаха расположены на высоте 3000 м под стеной вершины Мирали. На беретах еще удерживается редкий арчовый лес. Дюшаха представляют собой систему из двух озер, соединенных протокой, с разделяющим их длинным перешейком. Разность уровней озер невелика. От берегов открывается панорама близких ледников, отражающихся в воде. Вместе с арчой забралась сюда рябина.

К озерам ведет удобная тропа. Отсюда легко совершить экскурсию на ледник Мария, но близко к ледопаду подходить не рекомендуется, так как в любой момент может произойти обвал верхних льдов.

Спустившись с вала старой морены, тропа подходит к озеру Биби-Джонат, вытянутому в длину и окруженному лесом. По восточному склону проходит тропа на перевал Лаудан. Отсюда же можно быстро попасть через перевал Алаудин на Алаудинские озера. Вниз от озера через длинный пешеходный мост идет тропа на озеро Куликалон.

Следующей ступенью, куда переливается озеро Биби-Джонат, будет обширное озеро Кулисиёх (черное озеро). Берега его поросли труднопроходимой чащей, и вода темная, загадочная. Дно покрыто длинными темно-коричневыми водорослями. Пробираясь дальше среди камней и деревьев, можно выйти еще к одному озеру с замысловатыми очертаниями берегов, с каменными островками, заливами и мысами, где растет крупная черная смородина. Это озеро Лесное, последнее перед Куликалоном.

Куликалонскую котловину хорошо наблюдать, поднявшись на легкую луговую вершину Флюорит. По обе стороны в лесах блестят озера, внизу расстилается гладь Куликалона, впереди встает вершина Рузерават, а сзади снежно-ледяной хребет.

В том же районе через лесной перевал Чукурак можно попасть в ущелье Чукурак. В это же ущелье можно пройти снизу по хорошо разработанной тропе от ущелья реки Артучь. В ущелье Чукурак расположены три озера, отличающиеся своеобразием.

Самое нижнее озеро (Чукурак) находится выше устья теснины, запирающей выход на север. Здесь у подножия грандиозного скального бастиона, под склонами, густо заросшими темно-зеленой арчой, мелко дробится под слабым дуновением легкого ветерка продолговатое озеро, зеленоватое днем и синее вечером. Озеро двойное, каскадом. Из верхнего, большого, озера вода переливается в нижнее, малое. Приток воды к концу лета резко падает и большое озеро сильно мелеет, а малое вовсе пересыхает. Ручьи трех ущелий, питаемые снежниками, впадают в озеро. Они иссякают, когда кончается таяние снега вверху. Вытекающая из озера река Чукурак тоже постепенно меняет режим и, наконец, совершенно исчезает среди каменных завалов немного ниже озера.

Поднимаясь от озера Чукурак по тропе влево, можно выйти к небольшому озеру Белому, берега которого при убывании воды покрываются белым налетом соли. Это озеро, питающееся ручьем с верховьев перевала Чукурак, приобретает характер непроточного. В нем густо развивается водяная болотная растительность. Широкие листья водяных лилий расстилаются на поверхности воды. Вода очень теплая, с болотным привкусом, теряет способность играть яркими красками.

Отсюда тропа ведет на юг к озеру Зиерат (2790 м). Путь к нему идет сначала лесом, а потом арча редеет, речка прячется под камнями, светлые потоки широких осыпей скатываются к тропе, зубцы гребней становятся ближе и доступней. Таджики дали ущелью название «Курорт». Отступающая перед высокогорьем растительность, безжизненность каменистых склонов, с которых доносится свист уларов, и мрачная стена Сары-Шаха впереди на юге не вяжутся с праздничным словом «курорт». Только воздух и небо, да голубая вода и безлюдная тишина вокруг смиряют душевное беспокойство. Как перед произведением искусства человек погружается в свой внутренний мир, так и торжественно-грозная картина гор требует молчаливого созерцания. Но вы не одиноки... Два каменных человека принимают вас в свое общество, и вы не видите в них случайного сочетания теней и линий или выветрившихся скал. Нет, эти существа близки и понятны вам, и горы вступают с вами в разговор.

Самыми красивыми озерами считаются Алаудины (Чапдара). Они относятся к системе реки Пасруд. От кишлака Пасруд до них один день пути. От устья Чапдары хорошая тропа идет вверх по этой реке. Вдали открываются вершины: каменный столб Адамташа, строгий конус Мирали и дальняя Мария. Еще немного, и слева над лесом стеной поднимается Чапдара. Путь пересекает широкий поток. Преодолеть его нетрудно. Дальше зеленый сырой луг, и начинается подъем на морену по тропе, вьющейся среди леса. Слева гремит водопадом Чапдара. Справа скачет шумный поток среди мшистых камней. Впереди за деревьями мрак, густой, зеленый. Нетерпение гонит вверх, заставляет бросить тропу и идти напрямик. Нагибаясь и отстраняя руками упругие ветви, спешишь пробиться вперед. И вот озеро! Спокойное. Ни бурунов, ни шума. Деревья молча стоят у самой воды, а над деревьями стены серо-зеленых скал. Вода чистая, прозрачная, ярко-зеленая, а рядом синяя, а дальше голубая. Впереди широкой полосой вливается каскадом пенистый поток.

Новое озеро лучше обойти с западной стороны, перебравшись через каменный завал у истока выбегающего из озера ручья, чтобы избежать переправы через бурный поток, вливающийся в озеро сверху. Еще несколько ступеней из крупных каменных глыб, где за деревьями скатывается вниз река, и впереди начинает ощущаться сквозь редеющий лес что-то обширное, еще непостижимое. Деревья отходят в сторону, и перед глазами встает спокойное озеро, в глубину которого на всю свою пятитысячную высоту уходит вершина Чапдара.

При взгляде с высоты горные озера всегда синие или голубые. Их цвет заимствован у неба. Но цвет Алаудинских озер рожден внутри и в споре с небом побеждает. Шестнадцать с половиной метров глубины, и ни одной песчинки, взвешенной в воде. Пятикилометровый подземный каменный фильтр надежно охраняет чистоту озера. Не могут замутить ее подводные ключи, бьющие под южным берегом, и бурно падающий в озеро шумный поток, вырвавшийся из-под колоссального каменного шлейфа Чапдары, кристально чист. Тропа проходит по западному берегу Большого Алаудинского озера. Здесь, в юго-западном углу, есть зеленая лужайка, где удобно расставить палатки. На другой стороне озера каменным изогнутым крюком в озеро вдается полуостров. Из Большого озера выходит река, дальше разделяющаяся. Одна ветвь впадает в Среднее озеро, а другая исчезает в нагромождениях морены, чтобы потом кипучими лентами вырваться внизу из зеленого склона над Нижним озером.

Истоки всех Алаудинских озер преграждены каменным баром. Вода переливается со ступени на ступень, и уровень озер не знает колебаний. На восток от Большого озера лежит Восточное, питающееся потоком, текущим с Чапдары. Чистота, прозрачность и краски те же, что у других трех озер, но это озеро, лежащее в стороне от проложенной тропы, имеет более уединенный характер. Сток Восточного озера подземный.

В Алаудинских озерах рыбы нет.

Ущелье Алаудинских озер обращено на север, с юга их ограждает снежный хребет, а кругом — высочайшие вершины со множеством ледников; тем не менее, климат их теплый, несмотря на значительную высоту (2700 м). Часто бывает, что выше по ущелью стоит непогода, идет дождь или снег, а на озерах ясно, тепло, хотя купаться можно только любителям холодной ванны. Через Алаудинские озера проходит излюбленный туристами маршрут, а альпинисты начинают отсюда свои восхождения на Чапдару и Чимтаргу.

Над Большим Алаудинским озером воздвигнута еще одна древняя конечная морена, поросшая лесом, но, очевидно, ледник задержался здесь недолго. Морена невелика. Выше ее тропа идет среди редкой арчи и травянистых полян, которые были когда-то дном высохших озер. Над правым бортом ущелья высятся стены западного отрога Чапдары, а под ними нашла себе приют вода. Среди осыпей образовалось небольшое моренное озеро, окруженное осиновой рощей. Ручей из него течет недолго и вскоре зарывается в камнях морен. Выше еще одно озеро — Холодное с пахнущей талым снегом зеленоватой водой.

Впереди ущелье перегораживает первый моренный вал. Его гребень ощеривается крупными каменными блоками, плитами и столбами. Легче всего он обходится с запада, под стеной Адамташа, где имеются кое-какие намеки на тропу. Под первым валом кончается последняя арча. У его подножия блестит круглая чаша озера Пиала. Вырвавшийся из-под осыпи поток ненадолго заглядывает в озеро и снова уходит в темную глубину каменных россыпей; только далеко внизу влага пробивает подземную темницу и выходит на вольный свет.

Первый вал побежден, но непосредственно за ним впереди могучий и грозный второй вал. Воды нет, она глубоко под землей. После второго вала путь становится проще. Тропа идет по гребню желтой морены, за которой тоже было когда-то озеро. По второй, более высокой, морене скатывается ручей с ледника Бодхона. Ледник не имеет языка и кончается крутым горбом ледникового тела. На леднике можно наблюдать ледниковые столы, крупные трещины. Подходить к ледниковым столам надо осторожно: плита, увенчивающая ледяную ножку, часто находится в состоянии неустойчивого равновесия, может внезапно съехать и придавить наблюдателя. Ледниковые трещины нередко имеют внутри полый купол, края их ненадежны. В глубине, за ледником, от подножия до вершины виден пик Бодхона.

На пути от второго вала к третьему прежде всего бросается в глаза черный остов вершины Фагитар. Третий вал не сложен, даже тропа кое-где видна. Выше его за моренными полями находятся Мутные озера (3400 м). Озера двойной системы, имеют подземный сток. Своим существованием обязаны конечной морене, усиленной горными обвалами. Название получили по цвету воды, замутненной продуктами размыва ложа ледников, приносимыми многочисленными ледниковыми потоками. Пейзаж вокруг Мутных озер отличается суровым величием. Здесь нет, как на Алаудинах, веселых лужаек с цветами и прогретых солнцем лесов. Над Мутными озерами нависают ледники и облака сеют снежную крупу, вершины совсем рядом, и даже гордая Чимтарга не кажется вовсе недоступной. На берегу Малого Мутного озера есть удобное место для бивуака и ночлега. Несмотря на значительную высоту, ночи здесь не холодные, а днем на солнце можно гулять в трусах и загорать.

Если подниматься по тропе вверх по Аргу, можно выйти на поляну Анзак. В стороне от тропы, ближе к склонам гор, неожиданно обнаруживается озеро, тихое, спокойное, в значительной части кроющееся в темном мраке среди стволов деревьев, стоящих в воде. Озеро расположено на высоте 2500 м и носит название Анкантад. Берега его окаймляет густая трава. Оно не похоже на горное озеро. Ему место где-нибудь на севере, среди сырых лесов и лугов. Весенняя и летняя вода горных склонов, где постепенно тают пятна снега, пополняет его чашу. Чем жарче греет солнце, тем больше воды собирается в озере, затопляя луговые берега, и все глубже уходят в воду черные стволы деревьев. А к концу лета прекратится приток воды, и озеро легким паром вознесется к вершинам и снова опустится на свое ложе с пробуждением весны.

Далеко в верху ущелья, там где Apr получает имя Казнок, и еще выше, где кроме снежных полей и выступающих темных скал ничего нет, вдруг блеснет ярким глазом высокогорное озеро, прозванное туристами Бирюзовым, — голубое око в снежной пустыне. Оно живет только 3-4 месяца в году, а остальное время таинственно дремлет под глубоким снежным покровом и почти не знает людей. Озеро похоже на горный цветок, распускающийся поздней весной и гибнущий к концу лета.

Тропа по реке Зиндон приводит к озеру Малое Алло. Тропа идет правым берегом среди зарослей березы, ивы и облепихи и на завалах и осыпях плохо различима. Озеро Малое Алло то голубое, то зеленое, с прозрачной водой, невелико. Как и в других случаях, вода, процедившись через завалы из нерастворимых горных пород, приобретает в озере кристальную чистоту. Огромные осыпи спускаются со склонов вниз. Горы постепенно превращаются в руины. Темп разрушения показался недостаточным, и мощная сила подтолкнула горы изнутри, заставив мгновенно раздробиться на куски. Остановилась река, и в горах родилось новое озеро — Большое Алло. Лишь через 5 км река протиснулась из-под завала. Под этим завалом кончается вьючная тропа.

Редкие деревья арчи еще можно встретить на берегах озера, а дальше каменная пустыня, переходящая в пустыню снежную и ледяную, но перед озером, чуть ниже, раскинулся розовый сад, где можно гулять в аллеях высокого шиповника. А вверху холодный ветер проносится над главой Чимтарги. Тесно ущелье Алло, и неласковы берега озера. С севера — груды каменных блоков, с юга и востока — уходящие в воду вертикальные стены скал, и только впереди еще открывается путь по ущелью Левого Зиндона.

Тропа обходит озеро по правой стороне ущелья. При низкой воде путь очень прост и легок, у берега неглубоко, и можно пройти по воде. Когда уровень озера поднимается, нужно идти по скалам.

Выше озера в ущелье Левого Зиндона залегают еще два небольших озера в галечниковых ровных берегах. Совсем высоко, на уровне, близком к 4000 м, лежат как остатки прежнего оледенения между венцом Пушноватских вершин и вершиной Обборик два Пушноватских озера. Ледника уже нет, он растаял, озера питают только снежники. Здесь холодно, и за ночь озера покрываются тонким льдом, который днем тает. Путь туда идет от Пушноватской тропы через высокую морену-завал, а ложбина озер пологая, среди галечника, и впереди видны вершины Дукдона.

Растительность и животный мир

Растительность. Широта местности, вертикальная зональность и распределение осадков определяют развитие растительности. Расположенные между 39 и 40° северной широты Фанские горы и Ягноб находятся в одном из самых южных поясов Советского Союза. Здесь могут произрастать теплолюбивые растения, южные фруктовые деревья и виноград, однако из-за наличия разных климатических поясов для южных культур остается только самая нижняя зона. Разница в степени увлажненности делит район на засушливую и влажную зоны. Кроме того, различие в освещенности склонов и глубоких каньонов узких ущелий создает местные условия для развития растительности на отдельных участках.

В Фанских горах можно найти лесную, степную, луговую и высокогорную растительность, начиная от персиков и кончая мхами и лишайниками, свойственными тундре.

В самых нижних ярусах короткая и теплая зима, щедро светит солнце. Поэтому на выходах ущелий, в нижнем течении рек Вору, Артучь, Пасруд, Ягноб и Искандердарья свободно растут грецкий орех, урюк, карагач (ульм), тутовое дерево и стройные украинские тополя.

Деревья урюка (абрикосы) с их нежно-зеленой листвой характерны для ущелий Искандердарьи возле Джиджика и ущелья Пасруда возле Шурмаша. Широко раскинувшие свои ветви деревья грецких орехов с их многопалыми листьями украшают кишлаки. Более редкое дерево — карагач. В Средней Азии этим именем называют ульм и платан. Платан в Фанских горах не встречается. Выше по ущелью — обычный тополь, ива и береза. Изредка попадаются осина и рябина. Эти породы тянутся вдоль рек по ложу ущелья. Более значительные рощи лиственных деревьев можно найти в ущельях Арга, Хазор-Меча, Каракуля. Тополевые рощи известны на Искандеркуле. Эти лесные заросли долгие времена оставались нетронутыми. Деревья старели, падали, и на их стволах вырастало новое поколение. Береза особого вида, мелколистная.

На высоте 1800-1900 м появляется арча (древовидный можжевельник). По мере увеличения высоты виды арчи меняются. На высоте 2900-3000 м это уже плотно сбитый кустарник. Отдельные экземпляры арчи можно встретить на высоте 3100 м. Судя по сохранившимся сухим стволам и остаткам веток, арча раньше росла выше и была более распространена. Возобновляется арча с трудом, молодой поросли почти не видно. Лишь на Каракуле можно среди гущи леса встретить молодые деревца арчи. Душистые, прогретые солнцем арчовые леса сохранились в среднем течении Каракуля, в верховьях Арча-Майдана, на Алаудинских озерах, на Имате. Еще не так давно арчовый лес заполнял всю Куликалонскую котловину. Сейчас арча там почти вырублена. Кроме отдельных сплошных массивов арча растет на склонах в виде отдельно стоящих деревьев, а не сплошь, как в углублениях ущелий.

Население очень ценит отдельные экземпляры крупных старых карагачей и арчи, придавая им религиозное значение. Известен большой карагач по дороге в Джиджик возле Хайрамбета. Могучее дерево осеняет дорогу. Его замкнутый купол из мелких листочков первым встречает путешественника в Фанских горах и был отмечен А.Е. Ферсманом. В скрытом ущелье между Джиджиком и Норватом растет древняя арча. Ее ветви свисают, как ленты мха, от коры отделяются серые пряди. Это место таджики зовут «хонако». Священные деревья можно узнать по навешанным на ветви ленточкам.

Дикие яблони встречаются только в ущелье Зиндона. На Ягнобе древесная растительность почти отсутствует. Деревья можно встретить лишь в садах нижних кишлаков.

Очень распространены кустарники. В сухих зонах преобладают барбарис и другие колючие растения. Кусты барбариса разрастаются широко и усыпаны множеством кислых ягодок. Часто встречаются облепиха и жимолость (волчьи ягоды). Среди других кустарников выделяется кружевная зелень тамариска с розовыми метелками цветов. Наиболее богато представлен шиповник, его можно встретить повсеместно, начиная от нижних долин и чуть ли не до ледников на разных стадиях развития. Вверху он еще только распускается, а внизу уже созрели ягоды. Видов шиповника очень много с различной окраской лепестков — белой, розовой, красной, желтой. Цветы разной величины, крупные и мелкие. На Каракуле встречаются махровые желтые розы. Плоды также различны — мелкие и крупные, круглые и удлиненные.

По ущелью Арга и Каракуля растет боярышник. По Искандердарье, Сериме и Аргу часто встречаются кусты дикой мелкой вишни, которая созревает в августе. Черная смородина растет в более затененных местах на Куликалоне, Арге. Очень высокие кусты смородины с крупными ягодами растут по ущелью реки Пушноват.

Луговая растительность, начинающая развиваться в нижних зонах ранней весной, быстро проходит свой вегетационный период, и в июне уже засыхает. Остается только полынь, астрагал и эфедра, растущая кустарником с вертикально, поставленными тонкими иглами. Эфедра — лекарственное растение, из которого приготовляют препарат эфедрин. Очень распространенные по всей Средней Азии мальвы встречаются в виде экземпляров с белыми цветами только на Ягнобе. Рано отцветает оранжевый альпийский мак, а также крупные красные тюльпаны; последние можно найти на Каракуле.

На сухих лугах развивается горно-степная растительность. Качают своими метелками альпийская тимофеевка, ковыль, расстилает широкие листья ревень. Иглами острых листьев выходит из земли ирис. Под легким ветром клонят метелки зелено-бурый вейник, красноватая овсяница и мятлик, виднеются голубовато-лиловые цветы змееголовника и красно-лиловые цветы хохлатки. Последняя употребляется в медицине как снотворное.

На берегах рек и в сырых местах большими сообществами разрастается кошачья (собачья) мята с резким запахом.

Любят места возле ручья нежные незабудки. Целые поля на сырых лугах занимает медвежий лук, или черемша. У тихой воды можно увидеть осоку.

Гигантских размеров достигают зонтичные — ферулы и другие виды. Особенно крупные экземпляры можно найти в каньоне реки Серима.

Важнейшим хозяйственным ресурсом для скотоводства являются высокогорные альпийские луга. Пестрым ковром расстилаются цветы лазоревой вероники, гусиной лапки (лекарственное). Желтые примулы, синие генцианы, желтые лютики, красно-лиловые гроздья мышиного горошка, синие и лилово-розоватые цветы герани теснят друг друга. Желтые корзинки девясила напоминают о его лекарственном значении. Среди других трав выставляются белые и синие шарики колючего мордов-ника. Здесь же находим богородичную травку тимьян, применяемую при изготовлении тимолового мыла. Из корня сабельника с темно-красными цветами делают красную краску.

Чем выше склоны, чем ближе они подходят к снежной границе, тем свежее цветы, тем быстрее проходит их развитие. Здесь, под скалами, на только что освободившейся от снега земле, распускаются желтые с пятнышками цветы камнеломок и белые цветочки ясколки, стойко переносящие холодные морозные ночи. Эспарцет и круглые колючие подушки акантолимона взбираются на гребни перевалов и щебнистые осыпи. Ни холод, ни высота, ни морозный ветер не останавливают шествия растений к вершинам, но только мхи и лишайники доходят до конца, цепляясь за скалы. Все остальные виды уже сдались и отступили. В схватке со снегом и холодом самой последней сдается снеговая водоросль, живущая на снегу и окрашивающая его в розовый цвет.

Украшением Фанских гор являются распустившиеся на высоком, до 2 м, стебле бело-розовые соцветия эремурусов. Они распространены от нижних зон до 2500-2600. Если внизу на стебле эремуруса остались только зеленые шарики плодов, то наверху растения только начинают распускаться. Очень редкое растение для Фанских гор — эдельвейс с желтоватыми небольшими цветами на мохнатой ножке.

Исключительное развитие получили луговые угодья в ущелье Ягноба, в его верхней части. Склоны обоих хребтов, Зеравшанского и Гиссарского, представляют здесь горные луга, используемые не только для выпаса скота, но и для заготовки сена. На более сухих склонах Зератвшанского хребта, ориентированных на юг, развивается флора сухих степей. Из травы поднимаются метелки овсяницы, мятлика, белые и розовые корзинки тысячелистника (лекарственное растение), полынь. Повсеместно распространены анемоны, василистник с желтоватыми метелками, таволга с белыми цветами, герань, много лиловой колючей кузинии, мытника.

В более сырых местах приживаются глухая крапива и кошачья (собачья) мята. В верховьях Ягноба преобладают желтые корзинки желтовника, конский щавель и полынь.

К концу лета трава на нижних склонах гор выгорает и в пейзаже появляются желтые и буро-желтые тона.

Животный мир. В Фанских горах широко представлен животный мир, но с участившимися посещениями человеком даже отдаленных ущелий он постепенно беднеет.

Из грызунов распространены зайцы. Большие красно-рыжие сурки во многих местах роют свои норы с широким лазом. Встречаются также суслики. Очень редко можно услышать, как шуршит ночью своими длинными иглами дикобраз, это ночное животное живет только в нижних ущельях. В лесах на деревьях можно увидеть, как прыгает с сучка на сучок проворная белка. Из-за камня вдруг покажется мордочка пищухи. Бегают и роются в земле мыши-полевки. На полянках видны свежие холмики земли, выброшенной кротами.

Хищников представляет серый с темными кольцами на шкуре снежный барс ирбис. Он живет высоко среди заснеженных скал и спускается на водопой и на охоту. Гораздо чаще можно встретить на тропе следы медведя, но самого зверя заметить удается лишь изредка. Таджики говорят: «Ваша идет, шумит, песни кричит. Медведь за деревом стоит, ваша видит, а вы его нет». Медведь представлен двумя видами — небольшой черный и крупный серый. Очень много волков, они всегда следуют за стадами, но встречают отпор со стороны больших пастушеских псов. Лисица встречается реже. В лесу водится еще один крупный хищник — рысь, но встречается очень редко.

Горные козлы теке, крупные животные с ребристыми рогами, пасутся на скальных склонах и не подпускают близко охотника. Их излюбленные места — район Амшута — Пушновата, хребет Зинах и скалы Зеравшанского хребта над нижним течением Ягноба. Редко встречается и горный баран — архар. На Сарымате и на Артучи водятся кабаны.

Мир птиц представлен главным образом горными видами. В синей глубине неба торжественно парит громадный гриф-кумай. Размах его крыльев достигает почти 3,5 м. Высматривают добычу горные орлы и ястребы. Возле жилых поселений гнездятся ласточки и воробьи. Частой гостьей Фанских гор стала ворона.

Ранней весной над лугами раздается песня жаворонка. Летом в лесу вдруг неожиданно раздастся голос кукушки. Сорока своим стрекотаньем предупреждает лесных обитателей о приближении человека. Высоко над скалами вьются желтоклювые горные галки. Постоянный житель Фанских гор летом — хохлатый удод. В больших количествах населяют горы горные курочки кеклики. Они обитают в лесолуговой полосе, хорошо бегают по траве на своих высоких ножках и с треском взлетают, будучи вспугнуты. Гораздо выше их, ближе к скальным гребням, обитают горные индейки улары. Это крупная желтоватая птица, издающая характерный для нее свист. Улары охраняются законом, охота на них запрещена в течение всего года.

Из водоплавающих на Фанских озерах останавливаются только пролетные стаи. В небольшом количестве остаются на лето на озерах Искандеркуль, Куликалон, Алаудинах утки.

Фанские горы в целом избавлены от многих ядовитых насекомых и пресмыкающихся, которыми так богата Средняя Азия. Лишь в засушливых местах по Фандарье, Ягнобу и Искандердарье встречаются фаланги и скорпионы. Фаланга, большой рыжий паук с продолговатым телом и высокими мохнатыми лапами, если его обеспокоить или раздразнить, может укусить. Под камнями иногда можно обнаружить скорпионов. Они могут забраться в палатку и укрыться в одежде или обуви. Рекомендуется одежду и обувь, перед тем как надеть, встряхивать. Укус фаланги и скорпиона переносится очень болезненно, но обычно не опасен для жизни. Гораздо опаснее укус насекомого, известного под именем гунда. К счастью, район его распространения ограничивается небольшим участком в нижнем течении реки Артучь. При укусе надо немедленно обращаться в больницу в селении Куль-Али. Укусы гунда наблюдаются редко.

При выпасе скота в горах стоянки отар бывают заражены овечьим клещом. Поэтому при выборе места ночлега или остановки надо избегать таких стоянок.

Комары и мошки всегда досаждают путешественникам. В этом отношении Фанские горы с Ягнобом имеют явные преимущества. Комары страшны только в роще Мухта, на берегах озера Искандеркуль и отчасти в нижнем течении Арга. В верхних зонах днем нападают оводы, но с ними гораздо легче бороться. Еще меньшее значение имеют осы и шмели. Конечно, не обходится без муравьев, этих постоянных обитателей леса. Муравьи ведут себя скромно, в продукты не заползают и не кусаются. Кое-где встречаются жужелицы, но их мало. Из летающих насекомых много бабочек, мотыльков, атакующих вечером освещенную палатку, и скромных божьих коровок с красными крапчатыми крылышками.

В жаркий летний день после резкого зигзага делают стойку в воздухе блестящие нарядные стрекозы. В некоторых местах разводится тутовый шелкопряд.

Змеи тоже не угрожают в Фанских горах. Небольших змей, быстро прячущихся, можно встретить только в самом низу, где ущелья выходят на равнину. Шустрые ящерицы попадаются часто, а крохотные лягушки поражают своими малыми размерами.

Этот горный район беден рыбой, так как рыба, идущая метать икру с нижних плесов Зеравшана в верховья, не может преодолеть водопадов на Искандердарье и Ягнобе.

Влияет также наличие в воде некоторых растворенных солей. На Кштутдарье нет водопада, и поэтому мелкая рыбешка хорошо ловится на реке Вору на участке Куль-Али — Газа.

Как видно, в Фанских горах не приходится принимать особых мер против нападения хищников или других обитателей лесов и лугов. В этом отношении путешествие здесь совершенно безопасно, и можно спокойно спать в палатке, не выставляя караула.

Хозяйство

Население Фанских гор делится на постоянное и временное. К постоянному относятся жители кишлаков, ведущие оседлый образ жизни, но выезжающие на все лето на полевые и скотоводческие участки. Временное население составляют чабаны стад, пригоняемых на летнее время в горы, иногда из значительно удаленных местностей.

Горный кишлак в своей архитектуре и расположении домов полностью сохраняет черты прошлых времен. Узкие извилистые проходы между домами ограждены глиняными дувалами. Маленькая калитка ведет во внутренний двор, куда обращен фасад жилого дома, а вокруг сосредоточены хозяйственные постройки. Вдоль дома тянется веранда, из которой двери небольших размеров ведут во внутренние помещения. Очаг в виде камина служит для приготовления пищи. Убранство комнат зависит от состоятельности хозяев. Вдоль стен комнат складываются многочисленные подушки в цветных наволочках и ватные одеяла. Обязательный предмет мебели — сундуки, окованные блестящими полосами жести. Пол покрывается ковром или кошмой. Для еды постилают скатерть — дастархан, вокруг которой располагаются на кошме, подложив одеяла и подушки. Женщины и дети помещаются отдельно.

У таджикских женщин не в обычае было закрывать лицо чачваном (плотной волосяной сеткой) и носить паранджу, но при встрече с мужчиной, особенно с пожилым, они застенчиво прикрывают платком нижнюю часть лица.

У каждого хозяина отдельная усадьба, сад и огород. В садах растут урюк, персики, яблоки, сливы и в некоторых хозяйствах виноград. Крупные деревья грецкого ореха укрывают дома. На огородах выращиваются лук, огурцы, капуста, картофель, кукуруза. К каждой усадьбе подведен арык с поливной водой. Питьевую воду берут из реки или чистого ручья. Из арыка, протекающего через кишлак, пить воду нельзя, и туристам надо об этом помнить.

Форма хозяйства везде колхозная. Кишлаки ущелья Искандердарьи объединены в колхоз «Россия» (правление в Такфоне). Колхоз им. Рудаки (центр в Куль-Али) охватывает население по рекам Вору и Артучь. В Шур-маше находится правление колхоза им. Лахути, объединяющего кишлаки по Пасруду. На Ягнобе хозяйство ведут колхозы «Таджикистан» и им. Энгельса (правление в кишлаке Дунзой).

Все земельные угодья можно распределить по нескольким зонам: приусадебная зона с фруктовыми и огородными культурами, богарная неполивная зона (представлена главным образом на Ягнобе и занята сенокосными участками), орошаемая поливная зона (находится вблизи кишлаков, но отдельные поливные участки разбросаны далеко в горах: на Арге, Вору, Артучи, Зомбаре, Имате). На поливных участках выращивают в основном зерновые культуры: пшеницу, ячмень, а также гоpox. Имеются участки, засеянные льном. В последние годы с выгодой возделываются плантации табака. Среди полей вкраплены темно-зеленые делянки люцерны. Колхозные картофельные поля чаще всего расположены вдали от кишлаков. Возле них летом живут сторожа. Продолжительное лето позволяет иногда снимать два урожая в год, а люцерны даже несколько раз. Удобных мест возле кишлаков не так много, и поля приходится относить далеко в ущелья.

Участки полей небольшие, расположены часто на сильно покатых склонах. Поля взбираются очень высоко, до 2500 м. Чтобы подготовить поле к посеву, надо сначала освободить его от камней. Камни относят в сторону и складывают в виде ограждающей поле стенки. Затем надо найти ручей, текущий сверху, с подходящим режимом, чтобы он не иссяк в середине лета, проложить к полю арык и все лето ходить расчищать его да направлять поток воды.

Особенно большой труд затрачивается на устройство арыков, проложенных по скальным склонам. Можно только удивляться, как прорыт арык в ущелье Шодан по почти отвесной скальной стене.

Незначительные размеры полевых участков и их наклонно-волнистое неудобное расположение не позволяют применять современную высокопроизводительную технику обработки земли и уборки урожая. Земля вспахивается плугом, иногда даже сохой, которую тянет пара быков. Жатва производится серпами. Мужчины и женщины, красочно одетые, вяжут небольшие снопы. Снопы доставляются с поля по горным тропам на ишаках в кишлак, где организуется общественный ток.

Иногда для доставки урожая с поля применяют сани-волокуши. Во всем районе Фанских гор и Ягноба нет ни одного колесного экипажа, кроме автомашины. Культура здесь сделала скачок, миновав длительный период освоения колеса. На ишаках доставляются также связки сена с сенокосных угодий. Снопы раскладываются на току, и молотьба происходит при помощи тех же быков, которые, кружась на току, выбивают зерно копытами.

Весной значительная часть людей выезжает как на праздник на все лето в горы, ближе к пастбищам, обосновываясь во временных жилищах — агулях. Здесь из камня или самана построены жилые постройки и загоны для скота. Часто летним жилищем служит войлочная кибитка. Агули стоят летом в верховьях Шодана (агуль Ишпогар), на Куликалоне, на Зомбаре возле Каракуля, над ущельем Артучи и Чукурака, на Зурмече. На агулях выращивается молодняк, заготовляется топливо на зиму, при помощи сепаратора приготовляется масло, делается овечий сыр в твердых шариках, в больших количествах имеется кислое молоко — джиргот.

Весной дороги и тропы затопляет поток скота, перегоняемого на летние пастбища в горы. Пастбищная зона в Фанских горах обширная, она занимает все пространство до верхних пределов лугов. Выше пастбищной зоны, покрытая снегами и льдами, среди осыпей и скал простирается необитаемая зона, куда забредают охотники, выслеживая горных козлов.

Стада коров, табуны лошадей и отары овец приходят в горы издалека, из Таджикистана и Узбекистана. Впереди с достоинством выступает направляющий ишак. Чабаны на лошадях с длинными посохами в руках наводят порядок. Эти посохи делаются из очень твердого и прочного дерева, которое называется ергаик.

У каждого отряда есть свое облюбованное место в горах. Чабаны располагаются в выложенных кое-где из камней хижинах, а часто просто под скалой или у каменной загородки. Такие пастушеские коши можно найти на лугах над Каракулем против Кырк-Шайтана, в верховьях Ахбасоя, на Арча-Майдане, на Зиндоне. Чабаны всегда приветливо встречают туристов, угощают молоком, а иногда и бараниной.

Стада охраняют собаки, свирепо набрасывающиеся на проходящих, и надо суметь отбиться от них, пока хозяева коша не отзовут их. В сентябре скот уходит с пастбищ, и горы пустеют. В хозяйствах кишлаков остается только свой и колхозный скот. В колхозах имеется много коров, овец и коз. В каждом кишлаке есть куры. Свинья, бывшая когда-то для мусульман запретным животным, получила теперь «права гражданства», но свиного сала в доме колхозника вы еще не найдете. Козы и овцы дают шерсть, часть которой перерабатывается на месте. Женщина с прялкой и.веретеном в руках — нередкая картина. Упряжь ишаков почти целиком состоит из шерстяных веревок. Да и в одежде жителей немало предметов собственного производства. Для приготовления ткани служит ветхозаветный ткацкий станок. Заниматься этим можно только на улице, так как основа натягивается на длину свыше 10 м.

Главным транспортным средством внутри гор служит верный и терпеливый ишак, проявляющий высокую сообразительность. Он ляжет, если почувствует, что груз свыше его сил, остановится перед выступающей скалой, показывая, что здесь ему не пройти. Ишаки держатся всегда самого края тропы над пропастью, чтобы не задевать грузом, лежащим на другой стороне вьюка, за скалы. Прежде чем перейти мостик, ишак его обнюхает, удостоверяясь в надежности перехода.

Лошади в хозяйстве имеют меньшее значение. Они служат главным образом для передвижения верхом. Лошадь не всегда пройдет там, где проходит ишак. Грузоподъемность ишака по хорошей тропе редко превышает 80-90 кг, а на трудных тропах груз составляет всего 50-60 кг.

Колхозы в некоторых кишлаках имеют автомашины, на которых возят грузы из районного центра, товары для магазинов и отправляют продукты хозяйства.

Колхозы ведут поставки зерна, мяса, шерсти, масла, табака, яиц. Отправляется значительное количество сушеного урюка. Кроме садов урюковые деревья растут свободно по ущельям, но они причислены к хозяйству кишлака с его правом на урожай. Деревья не бесхозные, и обрывать фрукты каждому проходящему нельзя. Урюк созревает рано, и в июле сбор урожая заканчивается. Собранный урюк сушат, чаще всего просто на крышах домов. Организован также сбор дикорастущих ягод вишни, барбариса и шиповника.

Промышленными товарами население снабжается через развитую сеть магазинов. Значительные магазины имеются в Джиджикруте, Куль-Али и Такфоне, более скромные — в Джиджике, Шурмаше, Пянджруте, Анзобе, Равате. Небольшие лавочки есть в Газа и Сарытоге. В магазинах из продуктов имеется сахар, конфеты, растительное масло, чай зеленый, печенье, соль, консервы, крупы, папиросы, спички. Чай население пьет исключительно зеленый. Из сахарного песка изготовляют кристаллы-леденцы «навот».

В нескольких кишлаках действует чайхана. Красивая чайхана в Пянджруте возле мавзолея Рудаки. В Анзобе чайхана расположена над самым берегом Ягноба под старыми ивами. В Такфоне возле чайханы настоящее перепутье, всегда стоит несколько автомашин. Хорошая чайхана в Куль-Али, более скромные — в Шурмаше и Равате. В чайханах можно найти оборудованные красные уголки, имеются журналы и газеты на таджикском языке.

В колхозах политическая и просветительная работа ведется через клубы. В клубах проводятся сеансы кино. В таких клубах, как в Джиджикруте, постоянные киноустановки. Остальные обслуживаются кинопередвижками.

Юное население поголовно охвачено учением. Большинство школ восьмилетние, но есть несколько школ-десятилеток, например в Джиджике, Куль-Али и др. Чтобы обеспечить обучение школьников, живущих в отдаленных небольших кишлаках, при школах имеются интернаты. В школах преподается русский язык, и со школьниками можно кое-как объясниться по-русски, но не всегда. Много молодежи учится в высших учебных заведениях в Душанбе и в Ленинабаде.

 Туристские и альпинистские возможности

По Фанским горам известны многие пути. Гораздо менее освоен Ягноб. Для общего ознакомления с природой и жизнью гор могут быть рекомендованы 4 маршрута, не требующих специальной спортивной подготовки. Единственное условие — хорошее здоровье, в особенности отсутствие нарушений в работе сердца, так как приходится считаться с большой высотой местности.

Наиболее простой маршрут — от Самарканда до Душанбе через Фанские горы. Доехав на автобусе до Куль-Али (колхоз им. Рудаки), дальше нужно двигаться вверх по реке Вору. По ущелью проложена хорошая тропа. Самое привлекательное место — Арча-Майдан, где перед глазами предстает снежный Дукдонский хребет, возвышающийся над арчовым лесом. От Куль-Али сюда два дня пути. Кончается лес, начинаются луговые склоны и россыпи камней. Стена Дукдона приближается вплотную, у подножия веером рассыпается снег, вынесенный лавинами. Впереди обозначается ледник. Подъем идет по его правому борту. Вид с перевала не обширный. Восточное ущелье заворачивает внизу направо. Спуск идет тропой, проложенной по осыпи. Ледник кончается каменным хаосом, а затем тропа ныряет в узкое ущелье и круто спускается к реке Каракуль. Здесь тепло, растет лес, у моста через Каракуль хорошая лужайка для бивуака. Отсюда недалеко до кишкала Сарытог. За кишлаком тропа круто спускается к берегам озера Искандер-куль. Этот маршрут очень красивый и легкий, но он не знакомит с одной из главных прелестей Фанских гор — с их замечательными озерами.

К озерам ведет маршрут, тоже проходящий через Куль-Али. На Пенджикентском автобусе можно доехать до Пянджрута, прячущегося в густой зелени садов. Возле остановки автобуса виден в саду мавзолей Рудаки. От Пянджрута движение по тропе. Ущелье сужается, на левой стороне реки круто падают зеленые и скальные склоны Западного Фанского хребта. За небольшой тесниной открывается большая ровная долина, в глубине которой виден кишлак Якка-Хана. За кишлаком долина кончается, и тропа лезет вверх. Начинается царство арчи. Впереди стены ущелья сходятся, образуя так называемые «Ворота Артучь». Пройдя это узкое место, тропа снова выходит в ровную узкую ложбину. Весь левый берег реки зарос густым арчовым лесом. В конце ложбины открывается с юга вход в ущелье Чукурак. Дальше начинается, самый длинный подъем по скальному склону, поросшему редкой арчой. После преодоления склона впереди снова подъем по скальному склону на древнюю морену, но этот подъем короткий, и в конце его видно, как из морены вырывается река Артучь. Поднявшись на морену, тропа поворачивает направо к озеру Куликалон. На одном из озер Куликалонской котловины можно сделать продолжительную остановку и ознакомиться с озерами. Чтобы попасть на Алаудинские озера, надо перевалить хребет через перевал Алаудин с подъемом от озера Биби-Джонат. С гребня перевала видно, как в лесной глубине блестят Алаудинские озера, а на той стороне ущелья встают знаменитые фанские пятитысячники: Чапдара, Бодхона, Замок. Не менее величественная панорама открывается и на запад в сторону пройденного пути. На Алаудинских озерах хорошо сделать продолжительную остановку и осмотреть все озера. Затем нужно подготовиться к переходу через перевал Казнок. Лучше всего сначала сделать переход до Мутных озер и заночевать на Малом Мутном озере, а утром выйти пораньше, чтобы полюбоваться панорамой с перевала в ранние часы дня. Спуск по Аргу и Сарытогу проходит тоже по живописнейшему участку Фанских гор. Маршрут заканчивается на озере Искандеркуль. Чтобы получить более полное впечатление от Фанских гор, можно соединить два описанных маршрута в один, сделав его кольцевым.

Подавляющее число туристов, путешествующих по Фанским горам, путь от Айни или от Душанбе до Джиджика и озера Искандеркуль совершают на автомашине, получая тем самым мимолетное впечатление от исключительно интересных ущелий Фандарьи и Ягноба. Гораздо лучше путь от Айни до кишлака Анзоб на Ягнобе пройти пешком, сделав по пути заход на озеро Искандеркуль. Еще увлекательнее от кишлака Анзоб совершить экскурсию вверх по Ягнобу до кишлака Хриштоб. Этот же путь (без заезда в Хриштоб) можно пройти на велосипедах. Для полного ознакомления с Ягнобом проложен маршрут до самого верхнего кишлака на Ягнобе — Новабада, с переходом через Гиссарский хребет перевалом Руфигар. Спуск с перевала на юг очень длинный, но зато путник сразу после безлесного Ягноба попадает в лес, состоящий из фруктовых деревьев.

Как известно, путешествия могут быть любительские и спортивные. В любительском путешествии, помимо всего прочего, ставится какая-нибудь преобладающая цель, например любование привлекательными пейзажами, наблюдение остатков сохранившегося средневекового уклада жизни, сбор гербария или геологических коллекций, посещение ледников и высокогорной части района, ознакомление с озерами и пр.

Наиболее красочными и разнообразными пейзажами изобилует маршрут, начинающийся в Шурмаше и проходящий вверх по Пасруду и Чапдаре до Алаудинских озер. Оттуда через перевал Лаудан в Куликалонскую котловину спуститься по Артучи до Куль-Али. От Куль-Али путь пойдет вверх по реке Вору на Арча-Майдан. По пути от Зимтута нужно посетить красиво расположенный кишлак Гуинтан. От Арча-Майдана через перевал Дукдон выйти на Каракуль и спуститься до озера Искандеркуль. От озера совершить экскурсию по Аргу в верховья Казнока.

Другой характер будет иметь маршрут для желающих любоваться высокогорным оледенением, вершинами, закованными в броню ледников, и темно-лиловым небом Памиро-Алая. Так как наибольшая заснеженность наблюдается на северных склонах хребтов, маршрут проходит в бассейнах рек Пасруд и Вору, но с выходом к озеру Искандеркуль.

Начав от Шурмаша, первое знакомство с ледниками и вершинами осуществляют в верховьях реки Зинах. Оттуда через перевал Ледниковый выходят на ледник Турзуль под стену вершины Сароф, а затем через перевал Болгарский спускаются к реке Имат. По притоку Имата речке Желтой поднимаются на ледник Желтый и через перевал Зард спускаются по реке Сурхоб до реки Пасруд, затем поднимаются по Пасруду и Чапдаре до Алаудинских и Мутных озер, сделав экскурсию на ледник Бод-хона. От Алаудинских озер через перевал Алаудин спускаются к озерам Дюшаха и леднику Мария. Дальше путь идет вниз по ущелью до Куль-Али, где можно частично пополнить запас продуктов. Поднявшись вверх по реке Вору до устья Амшута, совершают экскурсию в ущелья Левого и Правого Зиндона. Вернувшись к устью Амшута, путь продолжают по Арча-Майдану до перевала Дукдон, а затем, пройдя немного назад, переходят через перевал Мунора в ущелье реки Сарымат. С верховьев Сарымата через перевалы Сарымат и Ахбашер спускаются к Каракулю. Отсюда прямой путь по ущелью до озера Искандеркуль. Маршрут очень насыщенный, но не трудный, требуется только выносливость.

Очень красив маршрут, охватывающий озера Фанских гор. Маршрут сквозной, начинается в Куль-Али и заканчивается на озере Искандеркуль. Прежде всего от Куль-Али проводится экскурсия на 4-5 дней на озера Большое и Малое Алло. Затем путь идет вверх по реке Артучь до озера Куликалон. Отсюда интересно пройти всю цепь Куликалонских озер, начиная от Лесного и кончая озерами Дюшаха. Затем через перевал Алаудин попадают на Алаудинские озера. Осмотрев все озера района, вплоть до Мутных, переходят через перевал Казнок в ущелье Арга. На поляне Анзак делают остановку, чтобы взглянуть на озеро Анкантад. Дальше движутся по Аргу вниз до Искандеркуля.

Путешественник, интересующийся чертами ускользающего прошлого, может удовлетворить свое желание, присмотревшись к жизни некоторых наиболее удаленных кишлаков. В районе озера Искандеркуль в этом отношении примечательны небольшой кишлак Сарытог и его выездной агуль на реке Зомбар. Много любопытного можно увидеть в кишлаке Норват и в районе Куль-Али. Сам кишлак в его части, лежащей на левом берегу Вору, уже представляет почти музейный интерес. Дома, утварь, сельскохозяйственные орудия, одежда женщин — все хранит черты прошлого. То же можно найти в кишлаке Гуинтан и, особенно, в кишлаке Газныч, маленьком, затерянном в горах. Но больше всего любопытных вещей можно обнаружить на агулях. Агули Гуинтана и Зимтута состоят из войлочных кибиток. Вся утварь словно перенесена из XVII в. В украшениях женщин — монеты старинных царств и империй. У мужчин — ножи кустарного производства с арабскими надписями.

По Фанским горам проложено много спортивных туристских маршрутов, регулируемых «Правилами организации туристских путешествий на территории СССР». Маршруты могут быть кольцевые по замкнутому кругу или сквозные.

Это различие сказывается на количестве взятых в путешествие вещей. Перед маршрутом и после него всегда приходится проезжать и останавливаться в городах, для чего нужно иметь городское платье и обувь. При кольцевом маршруте вещи можно оставить на исходной базе, а при сквозном нужно нести с собой в рюкзаках.

Самый простой и легкий кольцевой маршрут — от озера Искандеркуль вниз по Искандердарье до кишлака Джиджик и по ущелью реки Шодан переход через перевал Нижний Шодан в ущелье реки Джиджик. Здесь можно осмотреть интересный каньон. Затем подняться на перевал Джиджик и, спустившись к кишлаку Норват, вернуться на озеро Искандеркуль.

Несколько более труден кольцевой маршрут от озера Искандеркуль по Каракулю через перевал Дукдон и дальше по Арча-Майдану и Вору до Куль-Али. Отсюда вверх по реке Артучь до устья Чукурака. Поднявшись к озеру Чукурак, пройти через одноименный перевал к озеру Куликалон и дальше через перевал Алаудин к Алаудинским озерам. От Алаудинских озер через перевал Казнок спуститься по Аргу к озеру Искандеркуль.

Третий кольцевой маршрут от озера Искандеркуль, значительно более сложный, идет вверх по Аргу и Ахбасою на перевал Пушноват. Спустившись по Арча-Майдану до устья реки Агмат, подняться по этой реке и выйти к перевалу Амшут (Верхнему). Спустившись в ущелье Левого Зиндона и перейдя расположенный напротив перевал Двойной, выйти в верховья Казнока. Оттуда вниз по Аргу до поляны Анзак. От нее по боковому ущелью реки Анзак подняться на одноименный перевал и, спустившись в ущелье реки Серима, выйти, преодолев каньон, к озеру Искандеркуль. Маршрут может быть завершен за 10-11 дней.

Наиболее сложен кольцевой маршрут от озера Искандеркуль вверх по Аргу и Сувтору к подножию Большой Ганзы. Перейдя через Седло Ганзы на ледник Желтый, нужно спуститься по леднику до Имата и дальше вниз до Сурхоба и Пасруда. По Пасруду и Чапдаре вверх до Алаудинских озер, а затем через перевал ВАА (спуск по каньону) в ущелье Арга до устья Ахбасоя. Дальше вверх по Ахбасою к перевалу Пушноват. Спуск на Арча-Майдан и через перевал Мунора — в ущелье реки Сарымат. Пройдя ущелье Сарымата вверх до ледников, поднимаются на перевал Аксу. Спуск по левому боковому леднику в ущелье реки Аксу. Затем по реке Каракуль мимо озера Каракуль вниз вплоть до озера Искандеркуль. Маршрут доступен для туристов, имеющих альпинистскую подготовку.

Из сквозных маршрутов самый легкий от Куль-Али через озеро Куликалон, перевал Лаудан, кош Санги-Сафед и одноменный перевал, ущелье Турзуль в Шурмаш. От устья Чапдары можно зайти по пути на Алаудинские озера.

Очень интересный большой маршрут можно осуществить от Самарканда до Душанбе через Фанские горы. Путь проходит по реке Вору и Арча-Майдану к перевалу Дукдон. Спуск к реке Каракуль и дальше вниз до озера Искандеркуль. От озера по рекам Сарыдувол и Хазор-Меч на перевал Газнок со спуском в ущелье реки Майхура, а от устья Майхуры по автомагистрали до Душанбе.

Немного более сложен маршрут от Куль-Али до озера Искандеркуль через ущелье реки Вору, перевал Гуинтан, ущелье реки Артучь, перевал Лаудан. Затем вниз по Пасруду до коша Бодхона, а отсюда через перевал Чапдара к Алаудинским озерам. От этих озер через перевал Казнок на Apr и дальше до озера Искандеркуль.

Следующий по степени сложности маршрут от озера Искандеркуль через кишлак Норват, перевал Джиджик, перевал Нижний Зинах (между прочим, это путь первых восходителей на Большую Ганзу А. Мухина и В. Гусева), ущелье реки Имат. Дальше идет легкий путь по ущельям рек Пасруд и Чапдара к Алаудинским озерам. Отсюда через перевал Казнок вниз по Аргу до устья Ахбасоя. По Ахбасою вверх к перевалу Седло Пушноват. Спуск на Арча-Майдан и дальше вниз до Куль-Али.

Еще более сложен маршрут от озера Искандеркуль через перевал Западный Казнок, перевал Чимтарга, Правый Зиндон, озеро Большое Алло, Левый Зиндон, перевал Амшут, Далее следует спуск по реке Агмат и через перевал Мунора выход в ущелье реки Сарымат. Перейдя в верховьях Сарымата перевал Аксу, спускаются по Каракулю до озера Искандеркуль. Этот маршрут кольцевой, его можно начинать от Куль-Али, поднявшись по реке Вору до перевала Мунора, а дальше следовать по кольцу с выходом с перевала Амшут вниз по реке Амшут и Вору до Куль-Али.

Большой интерес представляют Фанские горы для альпинистов. Здесь сосредоточено свыше сотни вершин с маршрутами любых классов и категорий сложности и, что очень важно, с удобными путями подхода. Успеху восхождений способствуют теплый климат и ясная безветренная погода. Во многих местах есть скальные склоны для проведения, соревнований по скалолазанию.

Альпинистское освоение Фанских гор началось в 1937-1939 гг. восхождениями на Чимтаргу, Ганзу, Энергию и Москву групп А. Мухина, В. Гусева и Е. Казаковой. В последующие годы много восхождений сделано карагандинскими альпинистами. К настоящему времени покорено большинство пятитысячников и десятки других вершин. Систематическую работу осуществляет альпинистский лагерь ДСО «Таджикистан» на озере Искандеркуль. В Фанских горах проводятся соревнования на первенство СССР по альпинизму.

Выбор места для альплагеря достаточно обоснован. В окрестностях есть все виды горного рельефа и богатый выбор учебных полигонов для проведения занятий. Лишь места для снежно-ледовых занятий значительно удалены. В этом отношении северная часть Фанских гор была бы предпочтительней. Там же находится и наиболее интересный район для восхождений.

Легкий маршрут с перевала Мазалат ведет на вершину Гратулета. На вершину выходят, преодолев снежный склон и короткий участок скал. С вершины открывается хороший вид на Чимтаргу и северные пятитысячники и еще более обширный вид на юг, на ущелье Арга и на отдаленные вершины Гиссарского хребта. Хорошо видны Сахарная Голова и Москва. Такой же вид открывается с соседней вершины Физкультура и Спорт, на которую нетрудно взойти с перевала Казнок.

По легкому пути с перевала Болгарский можно взойти на вершину Патруш, выгодно расположенную в северном отроге Восточного хребта. С вершины можно наблюдать Большую Ганзу, Бодхону и Чапдару, ближе всего стоят вершины Сароф и Фан-Улла.

Стандартным восхождением средней трудности считается подъем на вершину Энергия с перевала Чимтарга. К более сложным маршрутам относится траверс вершины Москва с седловины между Москвой и Амшутом и со спуском на ледник Ахбасой. Трудными вершинами считаются Apr, стоящий над устьем реки Ахбасой, и Сахарная Голова — со стороны ущелья реки Пушноват.

Фанские горы изобилуют стенными маршрутами. Исключительное явление представляет северная стена вершины Чапдара или стена вершины Замок над ледником Бодхона.

Еще не пройденный траверс Чапдара — Бодхона — Замок должен быть отнесен к высшим достижениям альпинизма. Траверс от вершины Мирали до Сарышаха тоже ждет своих восходителей.

В Ягнобском районе вершины еще не разведаны, но с уверенностью можно сказать, что очень интересно восхождение на вершину Зами-Каро. В верховьях Ягноба выделяются высотой и формой две вершины, ждущие своих исследователей.

Фанские горы интересны не только летом. Глубокий снежный покров в долинах Арча-Майдана, Каракуля и Пасруда предоставляет большие возможности горнолыжникам. Лучшее время декабрь — февраль.

 Подготовка к путешествию в Фанкие горы

Путешествие в Фанские горы не является особо сложным или опасным. Оно доступно каждому здоровому человеку и проходит в благоприятных климатических условиях, вблизи от населенных мест и транспортных связей. Но всегда надо помнить, что в горах группа на много дней предоставлена самой себе, участники живут в тесной близости друг с другом, обходясь только тем, что взято с собой. Успеху путешествия содействуют продуманный план, обеспеченность снаряжением, питанием и прежде всего единая воля участников.

Мысль о путешествии должна возникать задолго до его начала. Если путешествие назначено на июль или август, то с января надо начать разработку плана, подбирать участников, собирать сведения, а к маю путешествие должно быть облачено в конкретные формы.

Путешествие может проводиться по инициативе любительской или спортивной группы или по заданию туристской организации. В зависимости от поставленной цели — отдыха, спортивного совершенствования, исследовательских задач, учебных сборов — разрабатывается план путешествия.

Во всех случаях основным условием является сохранение и укрепление здоровья, обеспечение безопасности. Источником сведений по маршруту могут быть монографии, статьи в периодических изданиях; описания и отчеты групп, ранее совершавших путешествия по району маршрута.

Важнейшим документом является карта местности. Для туристов вполне достаточно иметь простую схему, выполненную в масштабе, где нанесены главные вершины, оси хребтов и отрогов, речная и озерная сеть, населенные пункты, важнейшие тропы и перевалы. Иногда достаточна схема той части местности, которая охватывает маршрут и небольшую полосу сопредельной местности.

При подборе участников следует руководствоваться некоторыми общими принципами. Прежде всего все туристы должны иметь хорошее физическое развитие, полное согласие с маршрутом и задачами путешествия, примерно одинаковый умственный уровень, чувство ответственности за выполнение плана путешествия, полное удовлетворение составом группы и признание авторитета руководителя. При распределении обязанностей и поручений перед участниками ставятся дополнительные требования.

Количество участников и положение каждого участника в группе зависят от схемы маршрута.

Схема 1. Сквозной маршрут. Груз и запас продуктов берутся на весь маршрут. Требования ко всем членам группы одинаковые. Для приготовления пищи дежурные назначаются по очереди. Количество участников от 4 до 16. При большом количестве группа разбивается на отделения по 6-8 человек с командиром отделения во главе. Движение все время совместное.

Схема 2. Кольцевой маршрут. Охват наблюдениями вдвое больший, чем на схеме 1. Груз и запас продуктов берутся на весь маршрут. Часть вещей, не нужных в походе, может быть оставлена на исходной базе. Требования ко всем участникам одинаковые. Для приготовления пищи дежурные назначаются по очереди. Количество участников от 4 до 16 с разбивкой на отделения по 6-8 человек. Движение совместное.

Схема 3. Сквозной маршрут с радиальными выходами. Груз и запас продуктов берутся на весь маршрут. Организуются промежуточные базы. До первой промежуточной базы заброску груза выгодно произвести вьюком. Из группы составляются отделения, способные решать самостоятельные задачи. На промежуточных базах организуются спасательный отряд и хозяйственная команда. Спасательные работы ведутся в одном направлении. Группа делится на строевой и хозяйственный состав, последний несет постоянное дежурство. Количество участников 10-12.

Схема 4. Сквозной маршрут с кольцевыми выходами. Весь расчет делается по схеме 3. Спасотряд должен вести работы в двух направлениях. Охват наблюдениями больший, чем по схеме 3. Количество участников 12-14.

Схема 5. Сквозной маршрут с параллельным выходом. Груз и запас продуктов берутся на весь маршрут. Организуется промежуточная база в месте присоединения параллельной группы к основному составу. С промежуточной базы спасотряд выходит по встречному направлению. По сравнению со схемой 4 увеличивается общая скорость прохождения маршрута и уменьшается количество участников.

Схема 6. Кольцевой маршрут с кольцевыми выходами. Значительно увеличивается охват исследуемого пространства. Груз и запас продуктов берутся на весь маршрут. Организуются промежуточные базы. Отделения выходят на дополнительные кольцевые маршруты. Спасотряд должен вести работы по двум направлениям. Количество участников 10-12.

Схема 7. Сквозной маршрут с радиальным и кольцевыми выходами. Отличается одной промежуточной базой с центральным положением. Груз на базу выгодно завезти вьюком. Даже при доставке груза на эту базу силами участников дальнейшая удельная нагрузка на одного участника значительно уменьшается. Возможны параллельные действия дополнительных групп, что значительно сокращает общую продолжительность маршрута. Должен быть организован спасотряд. Количество участников 10-16.

Схема 8. Возвратный маршрут с радиальным, кольцевым и параллельным выходами. При этой схеме весь груз и продукты завозятся вьючным транспортом на центральную базу. Предусматривается спасотряд. Хозяйственная команда может состоять из менее квалифицированных туристов, но в ее составе должны быть люди, способные заменить заболевшего товарища из строевых групп. Количество участников 14-16.

Кроме указанных могут быть и другие схемы. Учебные сборы проводятся по специальному плану.

Выбрав одну из схем, определяют количество участников и приступают к комплектованию группы. Прежде всего производится проверка здоровья. Из состава группы выделяется турист, которому предстоит занять должность врача группы или санинструктора. Им может быть окончивший медицинский институт дипломированный врач, фельдшер, окончивший медицинский техникум, студент медицинского института 4-5-го курса. Врач входит в хозяйственный состав. Под его наблюдением проводятся медицинские осмотры, он должен вести наблюдение за всеми участниками и при выезде группы на маршрут подтвердить хорошее состояние туристов. Врач должен участвовать в разработке рациона питания в пути, проверять пригодность пищи в походе, следить за чистотой посуды, отводить место для забора питьевой воды, следить за санитарным состоянием участников.

Обычно здоровый человек легко применяется к условиям горного климата. Симптомы горной болезни не должны проявляться до высоты 4000 м. Чаще всего воздействию горной болезни подвергаются люди с ослабленным организмом, не тренировавшиеся предварительно в походах с рюкзаком, а также имеющие психическую самонастроенность. Перед маршрутом надо принимать солнечные ванны и получить хороший загар, пигментированную кожу, ходить с непокрытой головой. Тогда солнечная радиация в горах не окажет чувствительного действия. Медицинский осмотр должен проводиться в поликлинике или диспансере. В документе о состоянии здоровья должны быть указаны результаты рентгеноскопии, кровяное, давление (не выше 120-130), анализ крови. Из прошедших медицинский осмотр формируется окончательный состав группы.

Затем наносится на схему линия маршрута. Для этого надо сделать расчет дневных переходов, установить режим дня, выбрать места промежуточных баз и дневок, темп движения. Дневные переходы рассчитываются в зависимости от профиля пути, состояния тропы (или ее отсутствия). Нормальный дневной переход не превышает 15-20 км. Через 3-4 перехода делается дневка. В Фанских горах удобные места для дневки есть на Арча-Майдане, озере Куликалон, Алаудинских озерах, реках Apr и Каракуль.

Режим дня устанавливается из расчета движения в течение дня 6-7 часов: подъем — 7.00, выход с бивуака — 9.00, остановка на продолжительный отдых — 12.00, выход после отдыха — 14.00, приход на ночлег — 17.00 — 18.00.

При переходе через перевал выход утром делается раньше. Обычно через перевал идут «от леса до леса». Подсчитав дни, затрачиваемые на маршрут и дневки, получают общее количество дней на путешествие. К этой цифре надо добавить 2-3 дня на непредвиденные задержки.

При наличии в плане радиальных, кольцевых или параллельных выходов группа, выходящая на такой побочный маршрут, должна состоять не менее чем из 4 человек. В результате всех подсчетов составляется общий план и график похода, а также планы и графики всех побочных маршрутов. Приложенный примерный график разработан по схеме 7 движения группы.

В зависимости от этих документов производится распределение людей по отдельным командам, назначаются руководители и участники побочных маршрутов, спасательный отряд и хозяйственная команда. Каждый руководитель побочного маршрута получает схему и график всего маршрута, а также схему и график своего побочного маршрута с указанием контрольного срока соединения с группой. Готовность к выходу побочных групп проверяет начальник спасотряда. Все туристы, руководители отдельных групп и команд подчиняются руководителю маршрута. При нем образуется совет в составе руководителей побочных групп, начальника спасотряда и врача. Руководители побочных групп исполняют свои обязанности только во время проведения своего похода, и их распоряжения в период этого похода и также распоряжения руководителя маршрута должны выполняться беспрекословно. До выезда группы каждый участник имеет право оспаривать разработанный план, вносить свои пожелания и замечания, но с момента выезда он обязан проводить принятый план в жизнь со всем рвением.

Кроме руководителя, начальника спасотряда, врача и руководителей побочных групп выделяется заместитель руководителя по политчасти, заведующий хозяйством и казначей. В группе всегда имеются фото- и кинолюбители. Одному из них поручается подготовка фотографий для будущего отчета по маршруту. Один из туристов должен вести путевой журнал. Часто туристы берут с собой оружие. В Фанских горах нужды в самозащите от зверей нет, да и охотиться летом почти на всю дичь нельзя. Поэтому оружие лучше не брать. Для охоты надо организовать отдельные экспедиции. Брать орудия рыбной ловли не стоит, так как ловить в водоемах Фанских гор почти нечего.

Для подбора аптечки, который осуществляется врачом, есть целый ряд рекомендаций, но лучше всего не обращаться к лекарствам, а быть внимательным, следить за собой. В особенности это относится к легким травмам, ушибам, порезам, расстройству желудка, которые чаще всего являются следствием собственной неосторожности и неумения соблюдать пищевой режим. Но необходимые средства по оказанию первой помощи иметь надо обязательно, хотя бы в самом кратком наборе: бинты, индивидуальные пакеты, валериановые капли, йод, кофеин, нашатырный спирт, вата, марганцовка в кристаллах, пирамидон, салол с белладонной, спирт, термометр.

В путевом журнале надо отмечать каждый календарный день время выхода с бивуака, длительность отдельных переходов, окружающую природу, остановки, встречи, памятные места, состояние пути, переходы через реки, время прихода на ночлег и условия ночлега.

За время подготовки участники должны разработать средства связи. Прежде всего все должны хорошо знать сигнал бедствия и средства, которыми он передается: голосом, взмахом руками или одеждой, электрофонариком, факелом — 6 раз в минуту с равными промежутками с минутным перерывом; ответный сигнал — 3 раза в минуту. Систему сигналов для связи друг с другом группа разрабатывает сама: сигнал вызова для переговоров, приказ остановиться, сигнал «все благополучно», вызов врача и т. д.

Для опознавания друг друга участники должны знать вещи товарищей, особенности в следах кед, вибрама, горных ботинок, бумажки от конфет, употребляемых в группе, и пр. Можно применять для связи ракеты, условившись о сигнальном коде. Ушедшая вперед группа может оставлять записки в условленном месте: под настилом моста, под большим приметным камнем.

Отправляясь в путешествие по Фанским горам, население которых отличается своеобразием нравов и уклада жизни, участники должны быть ознакомлены с местными обычаями, чтобы случайно не попасть в неловкое положение. Как уже сказано, население в Фанских горах и на Ягнобе очень приветливое, жители охотно приглашают к себе в дом, угощают зеленым чаем и традиционной лепешкой. В особых случаях можно попасть на плов, который надо есть руками, уминая горсть риса и подгребая ее к краю общего блюда, а затем отправляя в рот, не рассыпав ни крупинки. Садиться надо на полу, где расстилается скатерть-дастархан. Обувь рекомендуется снимать и не садиться к угощению в майках и ти-рольках (шортах), особенно девушкам. Вообще показываться в этой одежде в кишлаках не следует.

Рукопожатие производится обеими руками. Надо выучить хотя бы два слова: «салом» (привет) и «рах-мат» (спасибо). Официальное обращение «рафик» (товарищ) малоупотребительно. Уважительным обращением к мужчинам служит «мулло» в сопровождении с именем (что, конечно, не означает звания муллы), а старых людей именуют словом «баба». Обращением к женщине служит слово «апа», а ребят-мальчиков кличут «бачо».

Перед выездом руководитель производит расчет походной колоны. Каждому участнику отводится на все время маршрута определенное место в строю под номером. Расчет производится из следующих соображений: впереди ставятся менее сильные туристы, по темпу которых равняются остальные, за каждым менее сильным становится более сильный, который при надобности может помочь впереди идущему товарищу. Назначаются направляющий и замыкающий. Последний остается замыкающим и в том случае, когда группа идет вольным строем.

Закончив формирование личного состава, можно приступить к обеспечению материальными средствами.

Снаряжение разделяется на личное и групповое, а последнее, в свою очередь, на специальное и хозяйственное. К личному снаряжению относится: индивидуальный пакет, паспорт, рюкзак, спальный мешок, белье, верхняя одежда, обувь, освещение и сигнализация, письменные принадлежности, ремонтный набор, специальное личное снаряжение, столовые и туалетные принадлежности, фотопринадлежности.

Рюкзак должен быть вместительным, иметь три наружных кармана и один в клапане; плечевые лямки должны быть широкими, плотными, подшитыми войлоком.

Спальные мешки бывают ватные, пуховые и поролоновые. Поролоновый мешок холодный. Очень хорош легкий пуховый мешок, но особой надобности в нем в Фанских горах нет. Лучше всего ватный мешок с вкладышем и застежкой «молния» (с которой надо обращаться аккуратно).

Поскольку в походе белье можно всегда быстро выстирать, его берут в ограниченном количестве (в это число входит и то, что надето при выезде). В рюкзаке всегда должна быть пара чистого сухого белья, чтобы переодеться, когда промокнешь или вспотеешь. В перечень белья входит: носки простые (3 пары), носки шерстяные (2 пары), трусы (3), майки (3), трикотажное белье, рубашка и кальсоны (1 пара), платки носовые (3). Хранится белье внутри рюкзака в отдельном легком мешочке.

Верхняя одежда включает: ковбойку и легкие брюки (для женщин — платье), спортивный (бумажный или шерстяной), лыжный костюм, штормовую куртку (должна иметь четыре кармана). Кроме того, надо взять свитер или меховой жилет и перчатки, а на голову — берет. Если маршрут не проходит на больших высотах и не предвидится ночлегов в области ледников, можно не брать лыжного костюма, но свитер или жилет следует оставить.

В качестве обуви могут служить кеды (только новые) и чехословацкие ботинки — вибрам. Одному или двум участникам группы полезно взять горные ботинки с триконями. К ботинкам надо иметь запасные шнурки.

В качестве освещения хорош электрический фонарик и запас элементов к нему, а для сигнализации — электрофонарь с переменным цветом луча. Каждый участник берет две свечи. Место фонарика днем в левом боковом кармане рюкзака. Там же хранятся свечи. На бивуаке подсвечником служит использованная консервная банка, наполненная песком. Свечи при хранении надо заворачивать в плотную бумагу. Каждый участник должен иметь 3 коробки спичек, тщательно завернутых в непромокаемую материю и хранящихся в рюкзаке вместе с бельем.

Ремонтный набор состоит из пуговиц, двух катушек ниток (белой и черной), запаса иголок, большой иглы, шила, дратвы, ножниц. Хранится в завинчивающейся коробке внутри мешка с бельем.

К специальному личному снаряжению относятся: компас, часы, бинокль, карта, альтиметр, очки темные, фляга, ледоруб (альпеншток) и снаряжение для высокогорных путешествий с применением страховки и самостраховки: рукавицы, пояс, репшнур, карабин, кошки. Компас должен быть с приспособлением для визирования, лучше всего маленькая карманная буссоль, альтиметров достаточно иметь 1-2 на группу. Туристы, носящие очки, должны иметь запасные, чтобы не оказаться беспомощными, если их очки разобьются. Фляги и бинокль могут быть не у каждого, ледоруб в большинстве случаев можно заменить альпенштоком или даже прочной палкой. Для высокогорных маршрутов горные ботинки с триконями обязательны для всех.

В комплект столовых принадлежностей входят: легкая миска из пластмассы, ложки столовая и чайная, кружка эмалированная 0,5 л или пиала, нож, котелок 2-2,5 л с крышкой. Котелок хранят в заднем кармане рюкзака, завернув после употребления в тряпку. Все остальное хранится в специальном мешке внутри рюкзака. Ни в коем случае нож или ложку нельзя класть в боковой карман рюкзака, чтобы не потерять их. Вместе со столовыми принадлежностями можно держать небольшой запас соли, сахара, чая, сухарей. В некоторых случаях это может оказаться очень полезным.

Туалетные принадлежности — полотенце, мыло, мыльница, зубная щетка, зубная паста, гребенка, а также мыло для стирки — хранят в отдельном мешочке в правом боковом кармане рюкзака. Там же находится индивидуальный пакет.

В Фанских горах приходится снимать главным образом пейзажи. Для этого вполне подходят фотоаппараты типа «Зоркий» и «ФЭД». Запас пленок надо иметь достаточно большой. Кассеты с пленками хранить в отдельном мешочке или в коробке внутри рюкзака, можно вместе с бельем. Чувствительность пленок не свыше 45-65. Можно применять светофильтр ЖС, но хорошие снимки получаются и без светофильтра. Определению экспозиции помогает экспонометр.

К групповому снаряжению относятся: палатки, веревки основная и вспомогательная, примус бензиновый, молотки скальные, крючья скальные и ледовые, канистра для бензина. Турист обычно обходится только палатками и в некоторых случаях веревкой основной и вспомогательной. Остальное снаряжение используется лишь в условиях высокогорного похода. Применять основную и вспомогательную веревки для вьючения нельзя.

Палатки выбирают обыкновенные, трехместные. Количество их устанавливают, исходя из числа участников, поделенного на 3. Женщины размещаются отдельно от мужчин. Иногда приходится брать особую палатку для хранения продуктов или помещать в палатке, где хранятся продукты, только 2 человека. При побочных выходах в палатке помещается 4 человека. Палатки ставятся на 4, соединенных по 2, ледорубах или на 2 палках.

Лучше всего, когда на троих размещенных в палатке 1 ледоруб и 2 палки. Веревку нужно носить в рюкзаке, а палатка, если не помещается внутри рюкзака, закрепляется под клапаном.

Хозяйственное групповое снаряжение более многообразно: ведра, кастрюли, вьючные веревки, топорики, мешки и мешочки для упаковки продуктов, поварешка, запасные рюкзаки для продуктов, бидон для масла, скатерть, салфетки, ящики деревянные, спички. Ведра лучше брать обыкновенные, емкостью 6-8 л. Для небольшой группы можно ограничиться алюминиевой кастрюлей, к которой надо приделать проволочную ручку (не алюминиевую). Пищу приготовляют на очаге, сложенном из камней. Топорики надо брать обязательно с монолитной металлической ручкой. Скатерть из пластических материалов легко моется. Бумажные салфетки кроме своего прямого назначения могут использоваться и для разжигания костра. Для костра хороши также таблетки сухого спирта.

Способ раскладки личных вещей по отдельным мешочкам очень облегчает и ускоряет укладку рюкзаков. Спальный мешок, сложенный вчетверо, зажимается между коленей, и на него натягивается рюкзак. Затем укладываются отдельные мешочки с вещами, при этом нужные вещи всегда легко найти даже в темноте.

Важнейший этап подготовки к путешествию — расчет и приобретение продуктов. На разных стадиях путешествия туристы по-разному обеспечиваются питанием. Во время доставки группы до исходной базы можно пользоваться ресторанами, столовыми и базарами в попутных городах и пунктах. Определив предварительную стоимость дневного рациона, можно из этого расчета тратить деньги на коллективное питание. С момента выхода с исходной базы питание производится за счет продуктов, заготовленных и взятых с собой. При этом определяется возможность пополнения продуктов на маршруте. В магазинах некоторых кишлаков можно рассчитывать на покупку сахара, консервов, конфет, иногда круп. Всегда можно приобрести лепешки.

Для хранения продуктов на маршруте надо выбрать и заготовить соответствующую тару. Тушеное мясо заготовляется в жестяных банках по 475 г. Стеклянная посуда не годится. Сгущенное молоко тоже в банках по 410 г. Большие банки молока в походе неудобны. При переходе со вьюком сухари, хлеб, мясные и рыбные консервы, а также сгущенное молоко упаковывают в деревянные ящики. Особенно тщательно должны быть уложены в ящики сухари. В плотные холщовые мешки упаковываются пряники, сушеная рыба, картофель, сахар, сухофрукты. В набор сухофруктов входят: урюк, курага, чернослив, изюм. Очень хороши сухие финики.

В матерчатые и целлофановые мешки разного цвета укладываются мука, крупы, макароны, конфеты, лук, чеснок, соль, перец, лавровый лист, кисель. В мешки из плотной материи упаковываются грудинка и колбаса. В походе сухари, хлеб, пряники, сахар, мука, крупы, макароны, конфеты, саль, кисель должны быть защищены от дождя и уложены в запасные рюкзаки или сумы. Масло хранится в бидоне. Для чая и кофе применяются жестяные банки.

Важным является вопрос, где заготовлять продукты. Некоторые туристы заготавливают все продукты на месте своего жительства. Но в этом нет необходимости. Путешествуя в Фанских горах и имея исходной базой Самарканд или Душанбе, такие продукты, как хлеб, пряники, рыбные консервы, рис, манная крупа, макароны, картофель, масло, сахар, конфеты, лук, чеснок, соль, чай, кофе и особенно сухофрукты, можно заготовлять на этих исходных базах, для чего нужно предусмотреть остановку на 2-3 дня.

Не менее важно распределение упакованных продуктов по этапам пути: на подходах к базовому лагерю, в базовом лагере и в походе. На подходах употребляются наиболее объемные свежие продукты, например хлеб, картофель, свежие фрукты. В базовом лагере можно без труда обеспечить трехразовое горячее питание, использовать муку, сделать рацион наиболее насыщенным продуктами.

В походе, наоборот, главное значение приобретают скорость и легкость приготовления пищи, горячее питание часто сводится к двухразовому: утром и вечером. В рационе преобладают консервы и копчености, сладости, сгущенное молоко и сухофрукты. В зависимости от этого производится расфасовка продуктов. Очень удобна упаковка продуктов комплектом на определенные участки пути с маркировкой, указывающей место и дату вскрытия пакета. Турист, исполняющий обязанности врача, обязан всегда хранить во фляге или термосе неприкосновенный запас воды.

Упакованные продукты и снаряжение распределяются среди туристов. Каждый получает под свою ответственность часть общественного груза, который он обязан хранить, оберегать от порчи и утраты, обеспечивать погрузку, на поезда, автомашины и вьючный транспорт. Заведующий хозяйством составляет список вещей, предметов и продуктов, находящихся под ответственностью каждого участника.

При использовании вьючного транспорта надо заранее сделать расчет груза по вьюкам. Например, на одного ишака можно навьючить 2 ящика с консервами и сверху положить рюкзак. Таким путем определяется общее количество вьючных животных и, следовательно, общая стоимость их найма. При распределении груза на вьюки надо, чтобы обе стороны вьюка уравновешивались. В мешках и рюкзаках не должно быть выступающих углов или острых предметов. Особенно тщательно упаковываются кошки. При движении караваном надо заранее к каждому вьючному животному назначить сопровождающего, неотступно следующего за вьюком.

Тщательно разрабатывается смета путешествия с определением транспортных расходов, стоимости питания, оплаты ночлегов и пр. По смете определяется взнос каждого участника. Участникам надо учесть также личные расходы.

При проведении спортивных зачетных путешествий необходимо оформить документацию в соответствии с «Правилами организации туристских путешествий на территории СССР».

Сроки выезда и календарного плана путешествия желательно согласовать с фазами луны. Ночлег на берегу озера при полной луне приятнее, чем в темную ночь новолуния. Кроме того, лунная ночь может помочь при затянувшемся переходе через перевал.

У некоторых туристов существует традиция не бриться в горах. Турист должен всегда выглядеть аккуратным, чистым и подтянутым, и поэтому нет надобности отказываться от установившихся «городских» привычек. Иное дело, при путешествиях на больших высотах, на снежных полях и ледниках, где растительность на лице защищает от солнечной радиации. Свежевыбритое лицо может получить ожог, если его не защитить глетчерной мазью.

Перед выездом группа в полном составе с полной выкладкой должна совершить тренировочный поход выходного дня с ночлегом в полевых условиях. При этом проверяются темп движения, быстрота и организованность разбивки и свертывания бивуака, готовность к действию спасотряда, а также питание по принятому для путешествия рациону.

 Исследовательские задачи туристов

Фанские горы и, особенно, Ягноб — еще не достаточно изученный район. Нередко турист проникает в места, где еще не бывал человек. Ограничиться здесь пассивным созерцанием да сделать пару случайных снимков, значит, упустить возможность собрать сведения, имеющие научный интерес.

Менее всего исследованы в Фанских горах и Ягнобе склоны и боковые ущелья Зеравшанского хребта на всем протяжении от перевала Лаудан до верховьев Ягноба, а также почти все северные склоны Гиссарского хребта от перевала Аксу до истоков Ягноба.

Чтобы получить хотя бы общее представление о местности, надо проложить ряд маршрутов в сторону от изученных путей:

1) от ущелья реки Пасруд по реке Санги-Об через перевал в кишлак Поймазар и вниз по реке Чорс к ущелью Фандарьи;

2) интересный параллельный вариант маршрута по реке Артучь, от Артучи вверх по реке Тандара через перевал Зеравшанского хребта со спуском в верховья реки Пасруд;

3) от селения Айни через Зеравшанский хребет к кишлаку Хриштоб.

Особенно интересно проложить маршруты через Гиссарский хребет от Каракуля и от Ягноба. Маршруты, ведущие от верховьев Каракуля к гребню Гиссарского хребта, охватывают наиболее заснеженную зону хребта с большими ледниками и крупными вершинами. К тому же погода здесь не столь устойчивая, как на остальных участках Фанских гор и Ягноба.

Мало сведений имеется о перевале Ангишт. По ущелью реки Мокшеват желательно найти пути в верховья реки Майхура.

Из ущелья Ягноба очень интересным должен быть маршрут от кишлаков Маргит через Гиссарский хребет в верховья реки Зидда. Туда же можно проложить маршрут от кишлака Намиткон. От кишлака Намиткон существует путь через перевал Кук-Теппа, еще не освоенный туристами. Путь по южному склону проходит по лесистым ущельям и приводит в кишлак Дашт-и-Мазар. Туда же можно проложить путь от кишлака Новабад на Ягнобе.

Очень трудным должен быть маршрут с верховьев реки Ягноб в верховья лесистого ущелья реки Ханака. Интересно проверить маршрут от Новабада и верховьев Ягноба в верховья реки Наукрум с последующим выходом к Новобаду, но к другому, лежащему на реке Сурхоб, в верховьях Вахша. По рассказам местных жителей там есть даже тропа.

До сих пор неясен маршрут от озера Куликалон к озеру Большое Алло через Западный Фанский хребет. Путь идет от нижнего конца озера Куликалон к одноименному леднику. Подъем по леднику, крутой. Затем следует скальная стенка гребня. Спуск к реке Зиндон и к озеру Большое Алло более простой, по крупной осыпи. Также не решена проблема перехода через хребет от озера Дюшаха между вершинами Мирали и Промежуточный со спуском к Мутным озерам.

Туристы обладают широкой возможностью осуществлять всякого рода наблюдения и проводить исследовательскую работу. Например, очень интересно археологическое исследование с разрешения соответствующих научных организаций развалин крепостей Сарвадор и Пеши, а также резиденции мира в Куль-Али. Туристы могут снять план укреплений, определить строительные материалы построек и собрать сведения о назначении и времени действия этих свидетелей прошлого.

Туристская группа может также обследовать пещеры Ходжи-Исхока и пещеры-ниши на озере Искандеркуль, определить их положение, описать путь подхода к ним, снять размеры, собрать рассказы местных жителей, сделать описание предметов, найденных в пещере, указать породы, среди которых она образовалась.

Очень важная и увлекательная работа — описание озер Фанских гор. При этом нужно установить причину образования озер, их водосборную площадь, измерить глубину и поперечные профили дна, нанести на карту контур берегов, острова и мысы, определить притоки и исток, подводные ключи, колебания уровня по оставленным следам на берегах. Можно определить температуру воды, цвет и прозрачность, собрать образцы водяной растительности.

Большая работа может быть осуществлена по обследованию ледников. Этим еще никто не занимался, и даже количество ледников точно не известно. Интересно проследить жизнь ледника за много лет, начав с нижней долины и самой древней морены. Такие исследования можно провести по ущельям рек Искандердарья, Сарытог и Каракуль, начав с морены озера Искандеркуль. В результате получится продольный профиль долины и будет прослежен весь путь отступания ледника, отмечен ряд оставленных морен. Такие же наблюдения можно проводить в Куликалонской котловине и в ущелье реки Чапдара, где следы прежнего оледенения представлены весьма наглядно.

При описании ледника надо установить его тип (висячий, каровый, долинный, переметный, возрожденный), экспозицию склона, область питания, размеры фирнового бассейна и границу фирновых полей, измерить среднюю ширину и длину, указать форму языка и мощность водяного потока из грота, а также наличие побочных гротов. Описать формы ледникового рельефа, конечную и боковые морены, трещины, ледопады, отметить покрытие ледника плащом щебня, наличие оторвавшегося «мертвого» льда.

В заключение надо установить метки, определяющие даты обследования конца языка.

В пути по ущелью необходимо: отмечать при помощи компаса каждое изменение направления ущелья, узкие места, завалы и широкие долины, зарисовывать поперечные профили ущелья, пользуясь альтиметром, составить продольный профиль. Расстояния можно определять на глаз, по времени движения, шагами. При описании склонов отмечается их состояние — подвижная осыпь, оползни, отвесные, крутые или пологие склоны, покрытые растительностью, отметить лавиноопасные места, береговые террасы.

Особенный интерес представляет описание перевалов (изменение крутизны их склонов, состояние поверхности, ориентированность оси перевала, его доступность для вьючного транспорта, наиболее трудные участки подъема или спуска, ширина обзора местности с перевала в ту и другую сторону). Перевал следует сфотографировать с нескольких точек с одной и другой стороны, а с гребня сделать фотопанораму. Проследить смену горных пород и взять образцы. Составить детальную схему пути через перевал и указать смену растительности.

При описании реки нужно проследить ее течение от истока до устья, отмечая направление течения по компасу. Следует выяснить, откуда река берет начало—из ледника, или из снежника, или с луговых склонов, или от ключа. Надо проследить все притоки и нанести их на карту. От местных жителей узнать название реки и ее притоков, определить, к какой водной системе относится река. Измерить температуру воды на разных участках, глубину и скорость течения. Особо отметить водопады и стремнины. По следам, оставленным на берегах, определить колебания уровня реки. При описании указать количество переправ, мостов и бродов, а также их места. Измерить ширину реки в различных местах и указать характер ее ложа (загромождено камнями или, наоборот, дно ровное галечниковое или песчаное). Нанести на карту острова и протоки. Продольный профиль составляется по показанию альтиметра, и определяется среднее падение реки. Указать отведенные от реки арыки и их назначение. Определить цвет и прозрачность воды и выяснить причину замутнения. Указать береговую растительность и водяные растения. Отметить наличие на реке хозяйственных и гидротехнических сооружений: мельниц, шлюзов, гидростанций.

В районе Куль-Али можно заняться изучением ядовитого насекомого гунда, района его распространения. Сведения об этом насекомом может дать больница в Куль-Али.

Большую работу в Фанских горах можно провести по сбору образцов горных пород и минералов. Отвесные стены позволяют наблюдать геологические разрезы и определить простирание и падение гарных пород. На среднем течении Арга легко обнаружить среди известняков хорошие образцы окаменелой фауны. На Арге, под склонами вершины Кальцит, и в районе перевала Звериный можно собрать образцы кальцита. Интересные минералы на выходах гранитов есть в верховьях реки Ахбасой. В ущелье реки Пушноват возможно собрать коллекцию белых мраморов. Интересные открытия ожидают туристов и на гребне Сарышаха.

Наметив в плане похода проведение исследовательских работ, надо установить связь с научными и исследовательскими институтами и получить от них соответствующие указания и поручения. Такими учреждениями могут быть в Душанбе Таджикское геологическое управление, а также институты и отделы Академии наук Таджикской ССР.

Необходимо помнить два правила: вести подробные записи сразу же, не откладывая на вечер или на потом, и стараться больше собрать сведений от местных жителей. Для исследовательской работы надо иметь дополнительное специальное снаряжение.

Открытым остается пока вопрос о проведении в Фанских горах лыжных путешествий. Следует предположить, что такие возможности имеются. С некоторой осторожностью можно рекомендовать сквозной маршрут от Шурмаша по ущелью Пасруда до Якка-Хана. Переход до теснины перед Санги-Сафедом не внушает больших сомнений, а вот выход к Санги-Сафеду через теснину, где тропа лепится по крутому склону, будет затруднителен. Можно обойти это ущелье через перевал Санги-Сафед. Для этого надо свернуть с Пасруда в ущелье Турзуль и подняться оттуда на перевал. При подъеме надо выбрать такой путь, чтобы не вызвать падения лавины. Спуск с перевала в ущелье реки Пасруда не труден и в нижней части проходит лесом.

От Санги-Сафеда до подножия перевала Лаудан дорога ровная. Подъем и спуск с Лаудана можно преодолеть без больших затруднений до Якка-Хана и Пянджрута. По Куликалонской котловине опять ровный участок пути. Затем следует большой спуск по ущелью реки Артучь, но он представляется легче, чем подъем к Санги-Сафеду, и склон укреплен лесом. От устья реки Чукурак на пути не встретится затруднений до самого конца. Всюду есть топливо. На Санги-Сафеде и коше Бодхона — постройки, где можно укрыться от непогоды. Весь маршрут может быть пройден за 5-6 дней.

От озера Искандеркуль можно предложить несколько радиальных разведывательных маршрутов.

До кишлака Сарытог зимой поддерживается сообщение. От кишлака путь идет вверх по Каракулю до ущелья реки Зомбар и вверх по этому ущелью в направлении к перевалу Мура.

Второй путь от кишлака Сарытог идет вверх по Каракулю. После устья реки Дукдон путь идет лесом и пересекает несколько боковых кулуаров, откуда могут выходить лавины.

Лыжный путь от озера Искандеркуль по ущелью реки Apr вполне возможен до устья Южной Чапдары.

Зимние путешествия в Фанских горах могут предприниматься только со стороны Пенджикента и Самарканда.

Как уже говорилось, Фанские горы могут стать зоной домов отдыха, санаториев, климатических станций. Природные условия позволяют использовать для этого площадки, имеющиеся на Алаудинских озерах, на Арча-Майдане и в Куликалонской котловине. Хорошее место для дома отдыха можно выбрать на реке Apr. Провести от Сарытога дорогу в ущелье Арга не составит труда. Точно так же вполне возможно провести дорогу от Якка-Хана до озера Куликалон и от Сарымата до Арча-Майдана.

 

РУССКО-ТАДЖИКСКИЙ СЛОВАРЬ НАИБОЛЕЕ УПОТРЕБИТЕЛЬНЫХ СЛОВ

 А аркан каманд арык чуй
 Б бабочка шапалак бить задан
  бандит рохзан близко наздик
  баня хаммом больно сахт
  баран гуспанд больной касал
  барбарис буттаи зирк  большой калон
  барс паланг борода риш
  бегом давон-давон брат ака
  бедный камбагал брать гирифтан
  бездорожье берохи брод гузаргохи дарьё
  безопасный бехатар бумага когаз
  белка санчоб бутылка шиша
  бельё либоси таг бык гови нар
  белый сафед быстро тез
  берёза хаданг быть будан
  бестолку бехуда    
В варить пухтан вечер шаб
  вброд пиёда видеть дидан
  вверх боло виноград ток, ангур (илок)
  ведро сатил вишня олболу
  верёвка аргамчин вниз пастар
  верно дуруст вода об
  вернуться гашта омадан водопад шаршара
  верх теппа волк гург
  весна бахор воробей гунчишк
  ветер бод вперёд ба пеш
  ворона зоги ало вставать хестан
  восемь хашт встреча дучоршави
  восемнадцать хаждах высокий баланд
  восемьдесят хаштод    
  восток шарк    
Г галка  зогча горячий гарм
  где дар кучо готово тайёр
  голова сар грецкий орех чормагз
  голодный гурусна гром тундар
  гора кух груз бор
  горох нахуд грязный лейолуд
Д  да ха деньги пул
  давать додан дерево дарахт
  далеко дур держать дощтан
  два ду десять дах
  двадцать бист дикобраз чайрц
  двенадцать дувоздах дождь оорон
  двести дусад дом хона
  девочка духтарча дорога рох
  девятнадцать нуздах дорого кимат
  девяносто навад дрова хезум
  девять нух    
  день руз    
Е есть хурдан ехать рафтан
Ж жаворонок суфитургай железо охан
  жажда ташнаги жёлтый зард
  жарко гарм женщина зан, занак
  ждать мунтазир шудан живот шикам
З завтра пагох здравствуй салом
  запад гарб зелёный сабз
  заря шафак земля замин
  зачем чаро, барончи зима замистон
  заяц харгуш змея мор
  звать чег задан знакомый ошно
  звезда ситора золото тилло
  здоровый бокувват    
И иголка сузан искать чустучу кардан
  идти рафтан ишак хар
  имя ном    
К кабан хуки вахши красный сурх
  камень санг кричать дод задан
  капуста карам кровь хун
  карандаш калам крот курмуш
  кастрюля дегча кружка дулча
  кипеть чушидан крупа манная ярма
  клещ кана крутой шах
  ключ (родник) чашма крюк чангак
  когда вакте кто ки
  коза модабуз куда ба кучо
  козел теке, така кукуруза чуворимакка
  комар пашша кукушка куку
  копейка як тин купить харидан
  корова модагов курить тамаку кашидан
  костёр гулхан курица мург
  котёл дег куст бутта
  край канор кушать хурдан
Л лавина тарма лес чангал
  ласточка фароштурук лето тобистон
  легко сабук лисица рубох
  лёд ях ложка кошук
  ледник яхдон, пир-ях лошадь асп
  лён загир лук пиёз
  лепёшка кулча лягушка курбокка
М мало кам молоко шир
  мальчик бача мороз хунук
  масло равган мост купрук
  медведь хирс мужчина мард
  медь мис мука орд
  мешок халта муравей мурча
  много зиёд муха магас
  мой моли ман мы мо
  молния барк мыло собун
  молодой чавон мясо гушт
Н надо лозим аст нет нест
  назад ба аниб нитки ришта
  налево ба чап нога пой
  налить рехта пур кардан нож корд
  направо ба тарифи раст носить бурдан
  небо ком носки чуроби сокку-ток
  нельзя мумкин нест ночь шаб
О обвал фуругалти обрыв чар
  обед хуроки пешини овод хармагас
  облако абр огурец бодиринг
  один як оса замбур
  одиннадцать ёздах осень тирамох
  озеро кул осыпь резиш
  окно тиреза отдых дамгири
  он вай открыть кушодан
  опасный хатарнок отстать акиб мондан
  опять боз очки айнак
П палатка чодир поляна маргзор
  палка чубдаст потом пас
  пасти

бон-и-кардан чаронидан

пояс камарбанд
  пахать гальтидан привязать бастан
  перевал ахба приказ фармон
  персик шафтолу продукты махсулоти ху роки
  пещера гор просить хохши кардан
  пить нушидан прочный махкам
  платить пул додан прощай хайр
  плечо кифт пустой холи
  плохо бад пятнадцать понздах
  поднимать бардоштан пять панч
  поле дашт пятьдесят панчох
  полный пур пшеница гандум
Р рано барвахт ртуть симоб
  резать буридан рубашка курта
  река дарьё рука даст
  ремень тасман чормин рукавицы даст пушаки, бепанча
  рис шоли русский русхо
  рыба мохи рысь силовсин
С сало равган смотреть нигоз кардан 
  сахар канд снег барф
  свеча шам собака саг
  свинец сурб солнце офтоб
  свинья хук соль намак
  север шимол сорок чил
  сегодня имруз сорока акка
  семнадцать хафдах спать хоб кардан
  семь хафт спички гугирд
  семьдесят хафтод спускаться фуромадан
  серебро нукра старик муй сафед
  середина миёна старый пир
  серп дос стелька патак
  синий кабуд стена девор
  скала харсанг сто сад
  сколько чанд то, чанд суп шурбо
  скоро тез сурок сурб
  скорпион каждум суслик юрмон
  смородина кот сыр панир
Т таджик точикон тихо ором
  тапочки шаппак тополь сафедор
  таять об шудан топор табар
  твёрдый сахт трава алаф
  твой аз они ту трещина шикаф
  темно торик аст три се
  терять гум кардан тридцать си
  тетрадь дафтар тринадцать сездах
  тропа рох ты ту
  трудно душвор тяжело вазнин
У убежать гурехтан утро пагохи
  уголь ангишт ученик шогирд
  узел гирах учитель муаллим
  урюк зардолу ущелье дара
  усталый мондашуда    
Ф фаланга   фонарь фонус
  фляга      
Х хлеб нон холодный хунук
  ходить рафтан хорошо нагз, хуб
Ц цена парх цветок гуль
Ч чай чой четыре чор
  час як соат четырнадцать чордах
  чашка нимкоса чистый тоза
  человек одам чужой  
  чёрный сиёх чулки чуроб
  чеснок саримсок    
Ш шапка кулох шестьдесят шаст
  шерсть пашм шиповник гули буттагаи
  шестнадцать шонздах школа мактаб
  шесть шаш    
Щ щебень сангреза    
Э это ин    
Ю юг чануб    
Я я ман яма чукур
  яблоко себ ячмень чав
  ягода мева ящерица калтакалос
  яйцо тухм    

 

НЕКОТОРЫЕ УПОТРЕБИТЕЛЬНЫЕ ФРАЗЫ

 Как вас зовут?  Номатон чист?
 Где вы живете?  Шумо дар кучо истикомад мекунед?
 Как пройти на вокзал?  Рохи вокзал кадом аст?
 Пожалуйста, проходите, садитесь!  Маркамат, гузаред, шинед!
 Всего хорошего!  Хайр, то дидана!
 Он, верно, не придет  Эхтимол вай наояд
 Благополучно доедать!  Сихат саломат рафта расидан!
 Я хочу нанять ишака до...  Ман хар киро кардан хастам то ба....
 Мне нужен один, два, три, четыре ишака  Ба ман бонд як, ду, се, чор хар
 Я тебе заплачу деньги  Ман ба ту пул додан
 Сколько дней пути до...  Чанд руз пиёда рафтан то ба...
 Какая дорога? Хорошая, плохая?  Кадом рох? Нагз, бад?
 Сколько стоит?  Чанд пул?
 Это очень большая цена  Ин хеле бисьёр
 Глубока ли река?  Дарье чукур?
 Через реку мост есть?  Дарье аз байни купрук хуш?
 Есть ли там лес?  Дар он чо чангал хуш?
 Есть ли перевал в...  Ба... ахба хуш?
 Есть ли водопад?  Шаршара хуш?
 Это что?  Ин чист?
 Груз легкий  Бор сабук
 Этот ишак очень слабый  Ин хар бисьёр сует
 Груз плохо завязан  Бор бад бастан
 Завтра быть дождю  Пагох бояд борон борад
 Перейти реку вброд  Аз чои пастоби дарьё пиёда гузаштан

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Литвинский Б.А., Мухтаров А., Казачковский В.А., Обидов И.О. История Таджикской ССР. Изд-во «Ирфон», Душанбе, 1964.
2. Мухин А.С., Гусев В.Ф. Фанские горы. Географгиз, 1949.
3. Лукницкий П. Таджикистан. «Молодая Гвардия», 1954.
4. Селиванов Р. Природа и природные ресурсы Таджикистана. Таджикское Гос. издательство, 1958.
5. Чумичев Д.А. Таджикская ССР. Географгиз, 1954.
6. Шалимов А. Горный компас. Детгиз, 1960.
7. Ширкин В. По туристским маршрутам Таджикистана. Изд-во «Ирфон», Душанбе, 1966.
8. Гранильщиков Ю., Вейцман С., Шимановский В. Горный туризм. ФиС, 1966.

Администрация Comunicom, надеется, что подобная информация, вам будет полезна и принисет свои плоды. Интерес к нашей стране и ее истории, вот наша основная цель.

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net Самое современное лечение грыж

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить