tabrezi-shamsШамс ад-Дин Мухаммед ибн Али ибн Маликдад Тебризи, известный азербайджанский поэт и мыслитель, один из авторитетнейших суфиев своего времени, родился в Тебризе. Биографических данных о Шамси Тебризе очень мало, а все, что известно покрыто ореолом таинственности. Некоторые биографы даже приписывают ему принцевское происхождение. Из его произведений и суфийской деятельности, по крайней мере, видно, что он получил очень хорошее богословское образование.

Благодаря высокой эрудиции и таланту учителя Шамс еще будучи молодым получает имя "Мюршидикамил" ("Cовершеннейший мюршид"). Он отличается необычной физической красотой и духовной чистотой. Нежный как дух, солнце истины и религии Шамс ад-Дин Тебризи, говорит о нем известный иранский ученый Мухаммедали Тарбийат.

У Шамса много мюридов. Среди них известные шейхи Абу Бекр Салабаф Тебризи, Рукнаддин Саджаси и другие. Носит он всегда черное войлочное одеяние. Шамс Тебризи много путешествует, останавливаясь большей частью в караван-сараях.

Двадцать шестого ноября 1244 года в турецком городе Конье, остановившись в караван-сарае рисоторговцев, Шамс встречается со знаменитым впоследствии поэтом Джалал ад-Дином Руми, и они становятся друзьями. Место встречи Шамсаддина с Руми современники, очень образно, назвали Встречей двух Морей - Мардж аль-Бахрайн. Как пишет Фиш, был "обычный осенний день. Не сошлись в битве в тот день великие армии, чтобы решить судьбу империй. Не взошел на престол основатель династии, которая повелевала миллионами. Не был открыт ни новый континент, ни новый вид энергии. Ничего, что поразило бы воображение и сразу заставило бы людей запомнить эту дату, не случилось в тот неимоверно далекий теперь день. Просто встретились два человека. Но чем дальше отступает во тьму веков тот день, тем необычней кажутся последствия этой встречи. Встреча двух людей, которые открыли себя друг в друге, поняли, полюбили, - всегда чудо, может быть, самое удивительное из всех чудес. Но день их встречи остается обычно великой датой лишь в личной судьбе этих людей.

Два человека, встретившиеся в Конье семьсот с лишним лет назад, не только открыли себя друг в друге, они совершили еще одно великое открытие - Человека для Человечества. Не будь этой встречи, по-иному чувствовали, думали бы десятки миллионов людей - от Средней Азии на севере до Аравии на юге, от Индонезии на востоке до Северной Африки на западе…

В этот день родился для мира один из величайших поэтов земли - Джалал ад-Дин Руми, воплотивший в своей поэзии верования, чувства и предания народов огромного региона и выразивший в ней с небывалой силой величие человеческого духа в его бесконечном стремлении к совершенству".

Несколько слов о Руми. Отец Руми руководит мечетью и преподает в медресе. Там его окружают многочисленные мюриды. В этой среде формируется религиозное мировоззрение Руми. После смерти отца Джалал ад-Дин занимает его пост в медресе. Материально он хорошо обеспечен, женат и продолжает свои изыскания по теории суфизма. Когда в Конью приезжает знаменитый сеид Бурханеддин Мухаккики Термези, Руми выбирает его своим духовным наставником (мюршидом). Через некоторое время Джалал ад-Дин отправляется в Дамаск на учебу. После завершения учебы он возвращается в Конью и продолжает учебу у своего наставника. Вскоре, однако, наставник умирает и Руми сам приступает к проповедям. Именно в это время Шамс ад-Дин Тебризи знакомится с Руми. Это знакомство стало переломным пунктом в биографии будущего великого поэта Джалал ад-Дина Руми, сыграло решающую роль в формировании его мировоззрения.

Внешность Шамса, его высокие человеческие качества, глубокая преданность идеям суфизма увлекли Руми. Его охватывает не человеческая, всеохватывающая любовь к Шамс ад-Дину. Руми делает его своим духовным наставником, бросает свои научные занятия, отказывается от должности в медресе и весь отдается своим чувствам. Все свободное время они вместе с другими последователями Шамса участвуют в музыкальных суфийских собраниях, в ритуальных дервишских танцах. Присутствие Шамса помогает Руми в его стремлении к общению с богом. Руми охватывают такие сиьные чувства, что он начинает писать стихи, многие из которых посвящаются Шамсу:

Я, как Меркурий падок был до книг.
Я перед писарями восседал.
Но опьянел, увидевши твой лик,
И перья тросниковые сломал,
Слезами рвенья и труда свершая омовенье,
Твое лицо я сделал киблой для моленья.
Коль жив останусь без тебя,
Спали, спали меня дотла.
И голову с меня долой,
Коль разум будет в ней не твой.
Я в Каабе, в церкве и в мечети молюсь тебе.
Ты - цель моя там, в небесах, здесь, на земле.
Вкусил от хлеба твоего и сыт, как никогда.
Хлебнул глоток твоей воды, и не нужна вода.
Кого ты сам боготворишь, тот и тебе цена.
Как счастлив, счастлив, счастлив я, тебя боготворя.

Родные Руми и особенно его мюриды, которым он перестает уделять внимание обеспокоены его состоянием и всячески пытаются разлучить духовных братьев. 15 февраля 1246 года Шамс ад-Дину приходится тайно от Руми покинуть Конью. Шамс ад-Дин поселяется в Дамаске и старается не напоминать Руми о себе.

Отъезд Шамса не спасает положения. Руми очень тяжело переживает разлуку. Он порывает с обществом, замыкается в себе. Печаль разлуки придает особую силу его стихам. Наконец Руми узнает о месте пребывания Шамси. Это известие возвращает его к жизни. Видя это друзья поэта прося сына Руми Султана Валида поехать в Дамаск за Шамс ад-Дином Тебризи. Руми с Султан Валидом посылает Шамсу письмо и тот, наконец, соглашается вернуться:

О, ступайте скорей и найдите,
Приведите любимого друга домой.
Луноликого к нам заманите
Сладкой речью и песней златой.
Его слово могуче и зрело
Может реки он вспять повернуть.
Обещаньям его и отсрочкам
Не давайте себя обмануть.
Лишь бы он подобру-поздорову
Возвратился и в дверь постучал.
И тогда вы узрите такое,
Что ни разу сам бог не видал…

В Конье Шамса встречают с большими почестями и устраивают в его честь торжества. Дружеские отношения Шамса и Руми восстанавливаются. Руми опять все время проводит с Шамсом, не отпускает его от себя ни на минуту. Шамсаддин Тебризи женится на дочери Руми Кимийе. Однако недруги вновь настраивают общественное мнение против Шамса. И ему приходится опять покинуть Конью, на этот раз навсегда. Он исчезает также таинственно, как и появился. Очевидно, Шамса убили мюриды Руми и то ли сбросили в колодец, то ли похоронили рядом с его отцом.

Придя утром в медресе, Руми никого там не находит. Он долго и тщетно ищет Шамса. Горе его беспредельно, но Солнце (по-персидски "шамс") для него зашло навсегда. Душевное потрясение безгранично, однако происходит чудо. У Руми хватает сил воскресить своего наставника так, что он остается жить в веках. Он создает один из самых удивительных памятников любовной лирики в мире, написанный от имени своего духовного наставника - "Диван Шамса Тебризи".

Молодой ученый бросает суфийские изыскания и окончательно превращается в поэта по имени Шамс ад-Дин Тебризи. М.И.Занд пишет, что "создание "Дивана" (собрания стихотворений) и каждого стихотворения в отдельности не от своего имени, а от имени Шамс ад-Дина Тебризи ни в коей мере не было для Джалал ад-Дина Руми поэтическим приемом или данью памяти пропавшего без вести друга: потеряв Шамса в макрокосме материального мира, поэт находит его в микрокосме своей души. И этот обретенный поэтом в себе наставник диктует ему песни, а сам Руми выступает его передатчиком - рави. Но это и его собственные песни, поскольку они зародились в его душе. Таким образом, Джалал ад-Дин в одно и то же время тождествен и нетождествен возглашающему его устами Шамс ад-Дину. Поэтому Шамс, выступая субъектом, автором, лирическим героем стихов дивана, одновременно выступает и объектом их в первом, интимно-лирическом, но здесь уже символизировано осложненном плане осмысления". Общение с Шамс ад-Дином Табризи позволяет Руми найти новый путь мистического познания. Однако, окончательно, орден складывается уже после смерти Джалал ад-Дина Руми. Называют его Мавлавийа, в честь Руми, от его титула мавлана ("наш учитель"). Творчество Руми и орден Мавлавийа оказали огромное влияние на "развитие религиозно-философского и поэтического мышления народов Востока". Кроме того, орден стал знаменит дервишскими плясками, введенными еще Шамс ад-Дином. Европейцы называли танцующих дервишей этого ордена "вертящимися" или "пляшущими" дервишами. Ученики-мюриды Шамса Тебризи собрали его сочинения в книгу под названием "Мегалет".

Вл.Гордлевский. Государство Сельджукидов Малой Азии. Из-во АН СССР. Москва- 1941-Ленинград
Э.Д.Джавелидзе. У истоков турецкой литературы. "Мицниереба". Тбилиси-1979.
Радий Фиш. Джалаледдин Руми. "Наука". Москва-1985.
М.И.Занд. Шесть веков славы. "Наука". Москва-1964.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить