Хан Узбек - ордынский реформатор

Со смертью Тохты окончился большой этап в ордынской истории. Со смертью Андрея Городецкого закончился этап в нашей истории. Страница была перевернута, и началось новое время в Степи и на Руси. Трансформировались и княжества, и Улус. У нас возвысились Тверь и Москва, на юге вообще произошла коренная ломка привычного порядка. По воле нового хана Улус Джучи должен был в 1313 году принять ислам[1]. Справедливости ради стоит отметить, что эта религия не была чем-то новым для ордынского государства. Еще с домонгольских времен Аллаху поклонялись оседлые жители Поволжья и Хорезма, многие ханы покровительствовали исламскому духовенству и купцам, но до сих пор победители-кочевники оставались в основной своей массе язычниками.

khan-uzbek

Завет великого Чингисхана требовал от монголов уважительного отношения ко всем конфессиям, и Золотая Орда до восхождения на престол Узбека была необычайно веротерпимой страной. Поэтому значительная часть кочевой знати не поняла своего нового владыку.

«Ты ожидай от нас покорности и повиновения, а какое тебе дело до нашей веры и нашего исповедания? И каким образом мы покинем закон Чингисхана и перейдём в веру арабов?» - напрямую заявили хану влиятельные эмиры Тунгуз, Таз и Кутлуг-Тимур. Начался конфликт, который быстро перерос в заговор против хана, а затем и в полномасштабную войну.

На стороне Узбека, принявшего новое имя Мухаммед и титул султана, стояли наиболее развитые культурно и экономически регионы – Булгария и Центральная Азия с многолюдными и богатыми городами, а также значительная часть кочевников. На стороне поборников древних традиций была часть монгольских и кипчакских племен Великой степи. Силы были явно неравны, и Узбек легко подавил мятежи, казнив при этом толи семьдесят, толи сто двадцать чингизидов из лагеря своих противников.

Среди погибших был и сын Тохты Ильбасмыш, который претендовал на ханский трон и был главным соперником Узбека. Затем с ревностью неофита хан Узбек принялся насаждать ислам и перестраивать систему управления по примеру мусульманских стран. После реформы Узбека власть в улусе переходит из рук многочисленных потомков Джучи, имевших свои собственные уделы и подданных, к наместникам хана. Древнюю ясу Чингисхана заменили законы шариата.

Можно задаться вопросом: почему Золотая Орда приняла ислам, а не христианство? Ведь православные священники пользовались уважением у ордынской знати и весьма активно действовали в Сарае. Например, еще в 1261 году в Сарае была создана не просто христианская миссия, а полноценная епархия во главе с епископом. Стоял храм, священники вели службу и окормляли христиан на пространстве от Волги до Днепра.

Однако принятие именно ислама Золотой Ордой было обусловлено тремя факторами. Прежде всего, это связано с личностным аспектом хана Узбека. Христианство не укладывалось в его схему видения мира, не отвечало потребностям его соплеменников. Основа христианства – любовь и милосердие, доброта и всепрощение, что противоречило основным постулатам представителей Золотой Орды. Во-вторых, христианство, имеющее в своей основе заповеди Христа, не давало возможности затевать войны с братьями по вере. Окружение Узбека требовало от него установления жесткого диктата на завоеванных землях. Подавление единоверцев не смыкалось с настроем Узбека. В-третьих, обрядность христианства не вызывала понимания у Узбека и его близких. Принятие христианства не было возможным в тот период. Так что возможности выбора религии на самом деле у ордынцев не было – сложилась только иллюзия выбора.

Помимо духовных причин, в решении Узбека был и экономический мотив. Богатые исламские купцы вели торговлю на огромных пространствах от Египта до Китая, и ордынские ханы стремились переключить часть торговых маршрутов на свой Улус. При хане Тохте был наведен порядок в денежной и транспортной системах Улуса Джучи, и Золотая Орда стала активно участвовать в международной торговле. В результате, в страну потек поток денег и товаров, началось бурное развитие ордынских городов. Арабский историк Ибн-Арабшах отмечал, что караваны без страха и опаски проходили из Хорезма до Крыма всего за три месяца. При этом не было необходимости везти с собой фураж для лошадей или продовольствие для людей, так как по всему пути было многочисленное население, готовое продать все необходимое в пути.

Мусульманские купцы того времени объединялись в крупные торговые товарищества – «уртаки», которые были прообразом современных транснациональных компаний. У них уже существовали безналичный расчет и векселя, которые можно было обналичить в любом городе, где были представительства уртака. Зачастую в эти объединения входили чиновники и правители стран, в том числе и ханы Золотой Орды. Это было взаимовыгодное сотрудничество, так как вельможи имели долю в доходах, а купцы – покровительство и защиту. Прибыль от торговли и возможность взять кредит у купцов позволяли ханской власти финансово не зависеть от кочевой аристократии и всегда иметь полную казну.

Экономическим центром улуса стало Поволжье, где пересекались торговые маршруты из Восточной Европы, Закавказья, Ирана, Средней Азии, Причерноморья и стран Востока. Соответственно росло и влияние купцов, которые потихоньку проникали во власть, становились советниками, помощниками, и понемногу направляли политику в нужную им сторону. Эти купцы выступали своеобразными миссионерами, усиливая позиции ислама среди монгольской знати, и реформа Узбека стала итогом их усилий.

Всего за два года практически все подданные хана приняли ислам[2], и эта вера стала доминировать на просторах от Румынии до Сибири, а прочие культы практически исчезли, за исключением православия. Но православие сохранилось исключительно как вера русских, которых даже не пытались исламизировать. Во-первых, это было связано с тем, что русские были не подданными, а вассалами Орды, а во-вторых с точки зрения исламских богословов, христиане были гораздо ближе к истине[3], чем язычники, а следовательно, основные усилия стоило направить на приведение к «истинной» вере именно шаманистов, которых было большинство среди тюрок и монголов.

Объективно говоря, решение Узбека привело к заметному развитию и экономики, и культуры Улуса Джучи, благодаря активному заимствованию знаний и технологий мусульманского мира. Огромный плюс ислама в том, что он наднационален, а, значит, стирались противоречия между отдельными разноязыкими народами Золотой Орды, которые должны были стать одной общностью. Кроме того, принятие ислама способствовало улучшению отношений с Египтом, сильнейшей из исламских стран того времени. Этот союз был выгоден хану, так как и Улус Джучи, и Египет были врагами Ирана, и теперь две страны могли действовать совместно.

Сам хан Узбек, а правильнее говоря султан Гийас ад-Дин[4] Мухаммед Узбек-хан, похоже, искренне принял новую веру. По крайней мере, его современник Аль-Омари так описывает султана: «Узбек, мусульманин чистейшего правоверия, открыто проявляет свою религиозность и крепко придерживается мусульманских законов; соблюдает совершения молитв и отбывания постов».

Произошло и еще одно важное изменение. Как отметил Петр Афанасьевич Грязневич[5], с принятием ислама как официального государственного культа ханская власть в Улусе Джучи получает принципиально новое толкование. В силу вступает характерный для ислама принцип слияния светского и духовного, что означает обязанность правителя следить за правильным ходом всех сторон жизни, за их соответствием божественному закону. Происходит сакрализация власти, поскольку правитель представляет собой власть единственного настоящего владыки — Аллаха. Отражением представления о сакральном характере государственной власти было появление в государственных документах Улуса Джучи традиционных для стран ислама богословских формул. Ислам оказывает серьезное влияние на джучидскую дипломатику, нумизматику и делопроизводство. Арабский алфавит в официальных документах постепенно вытесняет уйгурский. На абсолютном большинстве золотоордынских монет используется арабская эпиграфика, а год чеканки дается по хиджре[6]. Немало сохранилось монет с суннитскими знаками и мусульманским символом веры. В джучидских ярлыках с традиционным тюрко-монгольским 12-летним циклическим календарем с первой половины XIV в. начинает использоваться летоисчисление по хиджре и месяцы мусульманского лунного календаря. В период правления хана Узбека на нет, сводится значение такого уже достаточно архаичного общественного института как съезд родичей правящего дома — курултай. Отмирает важнейшая функция курултая — решение вопроса о старшинстве в роде Джучи. Хан как единственный законный владыка вместо курултая решает вопросы престолонаследия. Согласно религиозным принципам правления, выдвинутым исламом, право на государственную власть является осуществлением воли и поручения Аллаха.

  1. Тоже самое происходило и в других монгольских государствах: ислам стал государственной религией в улусе Хулагу в 1295 году, а в улусе Чагатая — в 1318 году.
  2. Насколько искренне верили эти новообращенные сложно сказать, особенно если учитывать, что спустя тридцать лет сыну Узбека пришлось уничтожать идолы и продолжать насаждение ислама.
  3. Иисус Христос в Коране назван пророком и посланником Аллаха
  4. «Гийас ад-Дин» - дословно означает «помощь веры»
  5. Грязневич П. А. Ислам и государство (к истории государственно—политической идеологии раннего ислама) // Ислам. Религия, общество, государство. М., 1984
  6. Исламское летоисчисление ведется от переселения (хиджры) пророка Мухаммеда и его приверженцев из Мекки в Медину, произошедшего в сентябре 622 года от рождества Христова.
Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить