Причины, по которым Сталин развязал этот террор, объясняют просто: он боролся за свою власть. Однако никто не может объяснить, зачем для укрепления своей власти Сталину понадобилось уничтожать столь разных по своему социальному, общественному, имущественному и классовому положению людей.

Нам, конечно, скажут, он это делал для массового террора. Но что такое террор, когда и зачем он применяется? На самом деле терроризм и террор не могут являться целью, они всегда являются средством для достижения цели. За любым террором стоят конкретные государства или режимы, которые с помощью террора осуществляют свои задачи. Например: целью якобинского террора было уничтожение христианской Франции, целью эсеровского террора было свержение русской монархии, целью так называемого «красного террора» — геноцид Русского Народа и уничтожение православной России. Индивидуальный террор также преследует конкретные цели, причём не всегда понятные рядовым исполнителям. Разумеется, целью, скажем, чеченских боевиков, захватывающих заложников, являются не эти самые заложники, а те требования, которые боевики при этом выдвигают. Итак, террористы, проводя массовый или индивидуальный террор, ставят перед собой конкретную задачу и этой задачи достигают путём физического истребления или запугивания сословий, классов, групп населения или конкретных людей. При этом террор всегда направлен на разрушение, уничтожение и никогда на созидание. 

Так, нацистский режим в Германии ставил своей задачей уничтожение чужих народов: русских, поляков, литовцев, эстонцев, евреев, цыган. Кроме того, нацистский террор был направлен также на те сословия и социальные группы внутри Германии, которые были опасны для режима: католическую церковь, коммунистов, социал-демократов. Против этих народов и этих слоёв населения нацисты развернули кровавый террор. Но нацисты не ставили своей задачей уничтожение германского народа как такового и поэтому большая часть немцев не подвергалась преследованиям и даже не знала о существовании лагерей смерти.

Наоборот, большевики в 1918-1920-х годах развязали кровавый террор именно против всего русского народа, против всех групп населения, в первую очередь против дворянства, духовенства, офицерства, но точно также против рабочих, крестьян, интеллигенции. Террор ЧК коснулся и русских, и малороссов, и белорусов, и казаков, и прибалтов, и евреев, и казахов и представителей сотен других народов, населяющих бывшую Российскую империю. Убивали с особой жесткостью методично и целенаправленно: женщин, подростков, стариков, даже грудных детей. Этот террор проводила особая каста, особый тайный орден, представители которого в основном прибыли из-за границы и которых объединяла прежде всего непримиримая ненависть к Православию, Самодержавию, ко всему русскому, но и в тоже время также и ко всему национальному вообще. Этот тайный орден прикрывался названием большевистской партии, но с тем же успехом он проявлял себя в терроре партии эсеров или «самостийника» Петлюры.

Общеизвестно, что руководителями и главными палачами этого тайного ордена были выходцы из еврейской среды. Из этого некоторые исследователи делают неправильный вывод, что красный террор был еврейским. Но если внимательно проанализировать преступления Троцкого, Свердлова, Зиновьева, Голощёкина, Якира и им подобных, то мы увидим, что простое еврейское население России тоже страдало от них. Известно множество свидетельств, когда евреи расстреливались как заложники, подвергались всяческому насилию и притеснениям со стороны своих единоплеменников-большевиков.

Таким образом, троцкистско-ленинский режим вёл тотальную войну на уничтожение со всеми народами, сословиями, классами, группами России, то есть он проводил, как мы уже сказали, геноцид Русского Народа.

Казалось бы, в 1937 году произошло нечто подобное красному террору: в ходе «Большой чистки» репрессиям подверглись все без исключения классы и слои советского общества: партноменклатура, рабочие, крестьяне, военные, духовенство. На первый взгляд, это даёт нам возможность прийти к выводу, что в 1937-1938 годах Сталин провёл вторую волну «красного террора». Но так может показаться лишь на первый взгляд.

Дело в том, что захвативший в октябре 1917 года так называемый большевистский режим, а вернее его американо-еврейская группа, не ставила перед собой задачи построения какого-либо государства на территории бывшей Российской империи. По замыслу Свердлова и Троцкого, Россия должна была умереть, распасться на сотни мелких государств, исчезнуть. Миллионы вчерашних подданных России должны были стать бессловесными рабами, топливом для Мировой революции.

Вот слова Льва Троцкого, сказанные им летом 1917 года, то есть ещё до прихода большевиков к власти: «Мы должны превратить Россию в пустыню, населенную белыми неграми, которым мы дадим такую тиранию, какая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока. Разница лишь в том, что тирания эта будет не справа, а слева, и не белая, а красная. В буквальном смысле этого слова красная, ибо мы прольём такие потоки крови, перед которыми содрогнутся и побледнеют все человеческие потери капиталистических войн. Крупнейшие банкиры из-за океана будут работать в теснейшем контакте с нами. Если мы выиграем революцию, раздавим Россию, то на погребальных обломках ее мы станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени»

Наша цель не оправдать любым путём Сталина, а разобраться в том, что произошло с нашей страной в 30-е — 50-е годы. Безусловно, надо помнить и учитывать, что для сотен тысяч людей имя Сталина связано с гибелью и мучениями их родных и близких, связано с Беломорканалом, ГУЛагом, с взорванными храмами, с голодом и бесправием.

Но точно так же, надо помнить и учитывать, что для сотен тысяч людей имя Сталина связано с успехами, с выдающимися достижениями, с развитием промышленности, с прорывами в науке, наконец, с Великой Победой. Сталин, как бы к нему ни относились, был Верховным Главнокомандующим нашей армии-победительницы в самой кровавой и тяжёлой войне. Изображение Сталина отчеканено на медали «За победу над Германией». Сталин, единственный из советских, да и постсоветских, деятелей сказал тост «за здоровье русского народа».

При этом следует сказать, что Сталин всегда был ближе всех большевиков к пониманию необходимости сохранения российского государства. По этому поводу у него был принципиальный спор с Лениным, в ходе которого Сталин выступал за сохранение в названии государства имени России и против образования СССР.

Утверждения, что Сталин создал в 30-х гг. тоталитарную систему, не находят фактического подтверждения. Эта система была создана задолго до Сталина, создана Лениным, Троцким, Свердловым, Дзержинским, Бухариным, Френкелем. Именно они, а не Сталин были создателями первых концлагерей. Сталин сделал немало, чтобы изменить, хотя бы внешне, эту систему в сторону её смягчения. В 1936 году была принята новая конституция СССР. В ней впервые, по настоянию Сталина, была отменена практика поражения в правах так называемых «лишенцев»: духовенства, бывших офицеров, дворян и так далее. Благодаря сталинской конституции, сотни тысяч людей, вчера ещё бесправных, смогли поступать в ВУЗы, голосовать, избираться в органы власти и так далее. Это, конечно, не означало, что в отношении этих категорий людей не прекратились беззакония и расправы, но, безусловно, даже юридическое признание их равноправными советскими гражданами означало для них большой шаг вперёд.
В 1937-1938 годах опять-таки по инициативе Сталина был проведён ряд мероприятий, которые сегодня нам могут показаться незначительными, но которые тогда имели колоссальное значение для советского общества. Мы имеем в виду возвращение имён, составлявших русскую национальную славу. В 1937 году был с размахом проведен пушкинский юбилей. Для того чтобы понять все значение этого мероприятия, нужно вспомнить, что имя Пушкина было фактически вне закона в большевистской России. Предложение Маяковского выбросить Пушкина с «корабля истории» было у большевиков весьма популярно. Поэтому почётное возвращение Пушкина в жизнь советского общества означало сильный удар по русофобской идеологии.

Ещё больший удар нанёс по этой идеологии фильм Эйзенштейна «Александр Невский», который начали снимать в 1937 году. Святой Благоверный Великий Князь Александр Невский вызывал у большевиков патологическую ненависть. Его имя упоминалось до конца 30-х годов только в оскорбительных пасквилях Демьяна Бедного и ему подобных. Мощный образ благородного защитника Земли Русской, созданный Черкасовым, возвращал России не просто национального героя, но прославленного Церковью святого.

В 30-х годах возвращаются имена П. И. Чайковского, А. В. Суворова, Петра Великого, Ф. Ф. Ушакова. В резкой форме Сталин одергивает Демьяна Бедного за его русофобские стишки и поэмы. Всё это происходит задолго до войны. Поэтому утверждения многих исследователей, что патриотическая риторика Сталина была вызвана только Великой Отечественной войной, несправедливы.

Государственное начало ощущается во всех сферах советского общества. Сталин восстанавливает классическое дореволюционное образование в школе. Суровой критике подвергнута так называемая «школа» академика М. Н. Покровского, знаменитого русофоба и фальсификатора, одного из главных клеветников на замученную большевиками Царскую Семью. В 1934-1936 годах создаётся новый единый учебник истории СССР. Сегодня мало кто знает, что до 1934 года отечественная история в советских школах практически не преподавалась. Был своеобразный «краткий курс» Покровского, где вся дореволюционная русская история сводилась к клеветнической отсебятине, а затем шли восхваления «революции и её вождям».

Сталин не останавливается даже перед критикой классиков марксизма. В том же 1934 году, Сталин подвергает резкой критике работу Фридриха Энгельса «Внешняя политика русского царизма», фактически обвиняя Энгельса в ненависти к России.

Являясь по существу главным редактором нового учебника по отечественной истории, Сталин выступает в защиту православных монастырей, которые он называл источником культуры и просвещения, и в защиту Крещения Руси. Сейчас эта сталинская позиция может нам показаться малозначительной, но тогда она имела эффект разорвавшейся бомбы.

Сталин положил конец творчеству Придворова. Поводом этому послужила либретто Демьяна Бедного к опере «Богатыри». В этом либретто автор в свойственном ему духе глумился над русской историей и в частности над Крещением Руси. Однако вместо былой поддержки Бедный получил от власти в лице Сталина жесточайший разнос. 14 ноября 1936 г. вышло постановление Комитета по делам искусства «О пьесе «Богатыри» Демьяна Бедного». В этом постановлении баснописец обвинялся в попытке унизить русский народ. Карьера Бедного на этом закончилась. Интересно, что как Бедный ни пытался вернуться в литературу, как ни низкопоклонничал перед Сталиным, всё было напрасно. Когда во время войны ему всё же удалось опубликовать свою поэму «Ад» (про фашизм), то Сталин со свойственном ему юмором сказал: «Передайте новоявленному Данте, чтобы больше не писал».

В 1934 году по указу Сталина в Советском Союзе вводится уголовное наказание за гомосексуализм. Дело в том, что среди гомосексуалистов было большое количество оппозиционеров. Гомосексуальные оргии были одновременно местами встреч врагов Сталина. Ягода, который сам был гомосексуалистом, в 1933 году доложил Сталину, что «актив педерастов, используя кастовую замкнутость педерастических кругов в непосредственно контрреволюционных целях, политически разлагал разные общественные слои юношества, в частности рабочую молодежь, а также пытался проникнуть в армию и на флот».

3 июня 1934 года зампред ОГПУ Агранов доложил Сталину о том, что «при ликвидации очагов гомосексуалистов в Москве выявлен, как гомосексуалист, заведующий протокольной частью НКИД Флоринский Д. Т.». Также было выявлено немало случаев тесного общения советских дипломатов гомосексуалистов с их иностранными коллегами, многие из которых были представителями иностранных разведок.

Но, пожалуй, ещё более интересной является экономическая политика Сталина в 30-х годах. В 1925 году по инициативе Троцкого Ленские золотые прииски были сданы в аренду и эксплуатацию сроком на 30 лет английской компании «Лена — Гольдфилс – Лимитед». Условия аренды были очень интересны: большую часть прибыли английская кампания забирала себе: СССР оставались жалкие крохи. Мало кто знал, что за английской компанией на самом деле стоял американский банковский дом «Лёб, Кун энд К». Тот самый банковский дом, который стоял за разрушением России в 1917 году. Уже в конце 20-х годов Сталин начал борьбу за разрыв контракта с «Лена — Гольдфилс – Лимитед». Удалось это сделать только в 1934 году ценой неимоверных усилий сталинского руководства.

Зачем это делал Сталин? Многие исследователи объясняют это тем, что Сталин делал это для упрочения своей власти. Отчасти это верно, хотя и несколько примитивно. Действительно, вышеперечисленные действия упрочивали власть Сталина в определённых партийных и советских кругах. Но ведь если бы Сталин стремился только к этому, ему не надо было бы проводить столь сложную игру. Он мог спокойно продолжать без Ленина и Троцкого их политику в области идеологии. Тем более он мог бы продолжать их политику в области экономики. По большому счёту, западным финансовым кругам было всё равно, кто будет главным поставщиком российского сырья: Троцкий или Сталин. Изменяя внутреннюю и внешнюю политику СССР, отстаивая его экономическую независимость, Сталин не укреплял свою власть, а наоборот, создавал себе множество дополнительных врагов.

По нашему мнению, действия Сталина объясняются не маниакальным стремлением захватить и удержать абсолютную власть в стране, а идеологическими и политическими убеждениями Сталина. В наше время, когда продажность и беспринципность стали нормами жизни, в том числе и политической, может показаться, что так было всегда и у всех. Но это далеко не так. Сталин имел свои убеждения и свой взгляд на развитие страны. В общих чертах эти убеждения сводились к тому, что Сталин был сторонником построения сильного государства, суверенного и опирающегося на традиционные русские представления об этом государстве: единовластии, порядке, дисциплине, социальной справедливости, крепкой семье. Единственно, чего у Сталина не было в перечне этих ценностей, - это Православия и церковности. Во всяком случае, даже если Сталин и считал, что Церковь должна играть важную роль в истории государства, он никогда, даже в 1943 году, не смог вернуться к Православию как части государственной идеологии. Это, собственно, обрекло на гибель и самого Сталина, и созданное им государство. Несмотря на все сталинские изменения, в основе советской идеологии всегда оставался мертвящий и отвратительный культ Ленина, с его лжемощами в центре Красной площади.

Чем больше Сталин отстранял от власти старых большевиков, чем больше он сосредотачивал в своих руках полноту власти, тем больше становилось у него врагов, которые были к тому же весьма могущественны. Уничтожение этих врагов было необходимо Сталину. Но широкомасштабный террор против простого населения был Сталину совершенно не нужен. В условиях жёсткой борьбы с троцкистами Сталину был нужен внутренний мир. Совершенно очевидно, что массовые убийства духовенства, рабочих, крестьян не делали власть Сталина более прочной, а наоборот, подвергали её серьёзной опасности. Тем не менее, этот широкомасштабный террор начался, и пик его пришёлся на 1937 год. Как же страна пришла к этому террору, кто его проводил и с какой целью?

Говоря о той роли, которую играл Сталин в истории нашей страны в 30-е годы, конечно, было бы нелепо изображать эту роль только как положительную. Мы уже говорили, что Сталин был частью жестокой эпохи и, следовательно, как и его эпоха, он был жесток. Сегодняшние утверждения некоторых исследователей, в которых Сталин предстаёт кротким и добрым правителем, только и думающем о благе трудового народа, так же лживы, как и изображения Сталина кровавым чудовищем. Сталин, как мы уже писали, хотел создать мощное единое и независимое государство на обломках Российской империи. Но это вовсе не означает, что Сталин собирался воссоздавать саму Российскую Империю в её прежнем виде. Сталин понимал значение Русской Православной Церкви и её роль в жизни государства. В конце войны это понимание превратилось у Сталина в чёткое убеждение, а его идеология становится имперской. Но это вовсе не означает, что Сталин в 30-х годах был осознанным православным государственником. Для воссоздания разрушенной экономики, для оснащения армии современной военной техникой, причём в кратчайшие годы, Сталину нужен был хлеб, для продажи его заграницу и строительства на вырученное золото заводов и фабрик. У Сталина не было денег, чтобы купить этот хлеб у крестьянина, и он отнял у него этот хлеб, загнав крестьянство в колхозы и выслав сотни тысяч крестьянских семей в Сибирь. Во время коллективизации Сталин считал Церковь опасным идеологическим соперником и он беспощадно гнал Церковь. Сталин открыто говорил, что «мы стремимся к уничтожению реакционного духовенства». Перепись 1937 года показала, что большая часть советского народа считает себя верующей в Бога, и советский режим ответил на это расправами над сотнями тысяч священнослужителей и мирян, многие из которых приняли мученическую кончину. Причём террор был направлен не только на православных верующих, но и на другие религии. После православных главными жертвами этого террора стали мусульмане. Например, в Татарии именно в 30-е годы прошли массовые закрытия мечетей и аресты мулл. Поэтому цитируемые якобы существующие сталинские решения об отмене «ленинского постановления» о борьбе с духовенством и религией являются, на наш взгляд, не более чем фальшивкой.

Но, говоря о, безусловно, имевших место сталинских гонениях на Церковь, необходимо отметить следующее. В отличие от Свердлова и Троцкого, которые уничтожали Церковь из-за ненависти ко Христу и России и для уничтожения любой государственности на её территории, Сталин был гонителем Церкви для строительства могучего государства, которое он в начале считал возможным построить без участия Церкви.

Как известно, началом так называемых «сталинских репрессий» принято считать всё тот же 1934 год, а точнее 1-е декабря 1934 года, то есть убийство Первого секретаря Ленинградского обкома партии С. М. Кирова. С легкой руки Хрущева принято обвинять в этом убийстве Сталина. Однако все обстоятельства этого преступления и его расследования сегодня позволяют сделать прямо противоположный вывод. Киров всегда поддерживал Сталина и совершенно не обладал амбициозными планами захвата власти. В лице Кирова Сталин потерял верного соратника, что в сложных условиях 30-ых годов заметно ослабило сталинскую власть. Кроме того, если бы Сталин был бы организатором убийства Кирова, он бы позаботился о том, чтобы немедленно ликвидировать возможных свидетелей. На самом деле, Сталин, лично прибывший в Ленинград для расследования преступления, сам допрашивал убийцу Кирова Николаева и отдал распоряжения об его охране. Однако и сам Николаев, и другие свидетели преступления были умерщвлены при таинственных обстоятельствах, как раз тогда, когда Сталин хотел получить от них необходимую ему важную информацию. Так, был убит чекист Борисов, которого вызвали на допрос к Сталину в Смольный. Борисов обладал важной информацией об убийстве и, по ряду свидетельств, его убили с ведома или даже по прямому приказу Запорожца. Сегодня можно с уверенностью утверждать, что убийство Кирова стало ответным ударом по Сталину со стороны троцкистской оппозиции и её заграничных руководителей.

Силы, которые привели большевиков к власти в 1917 году, с тревогой наблюдали за тем, что происходит в СССР. Они довольно спокойно отнеслись к отстранению от власти Троцкого. В конечном счете, это напрямую не угрожало их интересам в России. Даже наоборот, болтливый, самовлюблённый и недалекий Троцкий не мог в новых условиях надёжно обеспечивать контроль над ресурсами СССР. Умный и хладнокровный Сталин казался мировой закулисе более перспективным ставленником. Сталин, будучи в начале сильно зависимым от этой закулисы, до поры до времени не спешил её разочаровывать. Однако, продолжая с каждым годом наращивать темпы промышленного производства и одновременно выводя советскую экономику из-под западного контроля, Сталин начал вызывать серьёзную обеспокоенность на Западе. Такую же обеспокоенность вызывала там и «прорусская» направленность сталинского курса. По существу в 1934 году Сталин начал осуществлять контрреволюцию, надёжно прикрывая её революционными лозунгами. В ответ троцкисты и их закулисные дирижеры начали борьбу против сталинской контрреволюции.

Определенные круги на Западе стали искать возможности отстранения Сталина от власти. Против Сталина организуется заговор, вошедший в историю под названием «Клубок». Во главе этого заговора стояли Зиновьев, Ягода, Енукидзе, Петерсон. Ягода говорил своему подельнику чекисту Артузову: «С таким аппаратом, как наш, не пропадёшь. Орлы — сделают всё в нужную минуту. Ни в одной стране министр внутренних дел не сумеет произвести дворцового переворота. А мы и это сумеем, если потребуется, потому что у нас не только милиция, но и войска».

Заговорщики предполагали арестовать руководящую «пятерку» Политбюро во главе со Сталиным. После чего пленум ЦК должен был назначить какого-нибудь крупного военного временным диктатором страны.

Цели заговорщиков достаточно ясно выразил всё тот же Ягода. Он говорил: «Совершенно ясно, что никакого социализма мы не построили, никакой советской власти в окружении капиталистических стран быть не может. Нам необходим такой строй, который приближал бы нас к западноевропейским демократиям. Довольно потрясений! Нужно, наконец, зажить спокойной обеспеченной жизнью, открыто пользоваться всеми благами, которые мы как руководители государства должны иметь».

Сказано довольно откровенно и удивительным образом напоминает нашу «перестройку» и последовавшие за ней «реформы» с их приватизациями и ваучеризациями.

Сегодня довольно точно установлены масштабы репрессий 1937-1938 годов. По данным рассекреченных архивов в эти годы было осуждено 1, 5 миллиона человек, из которых примерно 700 тысяч человек было расстреляно. Несмотря на то, что цифра в 700 тысяч убитых несопоставима с мифическими 50 млн., она все ровно огромна. И невинных, случайных людей, мучеников за Веру, из этих семисот тысяч убитых было великое множество. Достаточно посмотреть на списки убитых на Бутовском полигоне в Москве, или на Левашовской пустоши под Петербургом, чтобы убедиться в этом. Большинство в этих списках составляют простые русские люди, чаще всего рабочие, крестьяне, духовенство, так называемые «бывшие», даже дети. Совесть православного, да и просто порядочного человека, никогда не может смириться с этими ужасными убийствами. Но совесть наша никогда не может смириться и с тем, что все эти убийства приписываются одному Сталину, причём зачастую при помощи прямых искажений фактов, подлогов и фальсификаций.

Вообще, в вопросе о личном участии И. В. Сталина в репрессиях очень много, мягко говоря, странных вещей. Например, известное решение «Об антисоветских элементах» от 2.07.1937 года, в котором говорится о необходимости расстрелов наиболее активных враждебных элементов, имеется только в виде выписки, напечатанной на машинке. Подпись Сталина под этой выпиской даже не подделана, а просто написано кем-то от руки.

Так же в виде машинописной копии существует и пресловутая шифротелеграмма Сталина «о пытках». История её такова. На ХХ съезде партии первый секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущёв заявил, что якобы существовала «телеграмма» от 10 января 1939 года, подписанная И. В. Сталиным о применении пыток на следствии. Эта «телеграмма» якобы заканчивалась так: «ЦК ВКП(б) разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК. ЦК ВКП(б) считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружившихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод».

«Телеграмма» эта хранится в Президентском архиве. На ней нет подписи Сталина. Согласно пометам на архивном экземпляре, машинописные копии посланы: Берия, Щербакову, Журавлеву, Жданову, Вышинскому, Голякову, и др. (всего 10 адресатов). Но ни одной подписи этих адресатов о получении или об ознакомлении мне встречать не приходилось. Так же как и подлинного текста этой самой телеграммы с подлинной подписью Сталина. В. М. Молотов в беседах с писателем Ф. Чуевым категорически отрицал существование такой телеграммы. Поэтому вполне вероятно, что телеграмма эта была сфабрикована Хрущёвым к ХХ съезду партии.

Документально подтверждена причастность Сталина к санкциям на расстрел десятков тысяч человек, так называемые «сталинские списки» насчитывают 44,5 тысячи, но никак 700 тысяч. Кто же был главным проводником кровавых расправ, вошедших в наше общественное сознание под именем «репрессии»? Д. А. Быстролетов, оказавшийся в одной камере с бывшим наркомом внутренних дел А. И. Наседкиным, вспоминал, как тот рассказывал о своем предшественнике Б. Бермане: «В Минске это был сущий дьявол, вырвавшийся из преисподней. Он расстрелял в Минске за неполный год работы больше 80 тысяч человек. Он убил лучших коммунистов республики. Обезглавил советский аппарат. Тщательно выискивал, находил, выдёргивал всех мало-мальски выделявшихся умом или преданностью людей из трудового народа — стахановцев на заводах, председателей в колхозах, лучших бригадиров, писателей, учёных, художников. По субботам Берман устраивал производственные совещания. Вызывали на сцену по заготовленному списку шесть человек из числа следователей — три лучших и три худших. Берман начина так: «Вот один из лучших наших работников, Иванов Иван Николаевич. За неделю товарищ Иванов закончил сто дел, из них сорок — на высшую меру, а шестьдесят — на общий срок в тысячу лет. Поздравляю, товарищ Иванов. Спасибо! Сталин о вас знает и помнит. Вы представляетесь к награде орденом, а сейчас получите денежную премию в сумме пяти тысяч рублей! Вот деньги. Садитесь!» Потом Семёнову выдали ту же сумму, но без представления к ордену за окончание 75 дел: с расстрелом тридцати человек и валовым сроком для остальных в семьсот лет. И Николаеву — за две тысячи пятьсот за двадцать расстрелянных. Зал дрожал от аплодисментов. Счастливчики гордо расходились по своим местам. Наступила тишина. Лица у всех бледнели, вытягивались. Руки начинали дрожать. Вдруг в мёртвом безмолвии Берман громко называл фамилию: «Михайлов Александр Степанович, подойдите сюда к столу». Общее движение. Все головы поворачиваются. Один человек неверными шагами пробирается вперёд. Лицо перекошено от ужаса, невидящие глаза широко открыты. «Вот Михайлов Александр Степанович. Смотрите на него товарищи! За неделю он закончил три дела. Ни одного расстрела, предлагаются сроки в пять и семь лет». Гробовая тишина. Берман медленно подходит к несчастному. «Вахта! Забрать его!». Следователя уводят. «Выяснено, — громко чеканит Берман, глядя в пространство поверх голов, — выяснено, что этот человек завербован нашими врагами, поставившими себе целью сорвать работу органов, сорвать выполнение заданий товарища Сталина. Изменник будет расстрелян!»

Из приведённого выше отрывка мы видим, как Берман, руками НКВД, уничтожает цвет нации, лучших людей, как из народа, так и из самого НКВД. При этом он специально подчёркивает, что действует по приказу Сталина. Цель Бермана и ему подобных была проста: путём уничтожения невинных людей вызвать ненависть народа к Сталину. Сознательно и целенаправленно формировался образ Сталина, как кровавого палача, тирана, чудовища, то есть тот самый образ, что сегодня внедрён в умы нашего общества. Кто же такой Берман?

Борис Давидович Берман родился в 1901 году в Читинском уезде в семье владельца кирпичного завода. В 1918 году служил в комендатуре Красной армии рядовым.

Принимал участие в обысках и конфискациях имущества у «буржуазии». В начале 1919 по подложному паспорту уехал в Манчжурию, пошёл служить к белым также рядовым. В боях и походах не участвовал. В 1921 году неожиданно становится секретарём агитационно-пропагандистского отдела Семипалатинского райкома РКП(б). В 1921 году попадает в органы ВЧК-ГПУ. В 1931 направлен за границу, под «крышей» полпредства в Германии был резидентом советской разведки. С 1935 года первый заместитель начальника Иностранного отдела Главного управления государственной безопасности. Брат Бермана — М. Д. Берман в 1932-36 годах был начальником ГУЛАГа, заместителем и доверенным лицом наркома Ягоды. Оба брата Бермана были выдвиженцами Ягоды, что не помешало им потом стать сподвижниками Н. И. Ежова.

В марте 1937 года Ежов назначил Б. Д. Бермана наркомом внутренних дел Белорусской ССР. В этой должности Берман развязал кровавый террор против населения Белоруссии, жертвами которого стали, по меньшей мере, 60 тысяч человек.

В мае 1938 г. он был отозван в Москву. В это время специальная комиссия, созданная И. В. Сталиным из членов ЦК-юристов, приступила к проверке работы всех органов НКВД, действовавших на территории БССР. Комиссией были выявлены значительные нарушения в работе НКВД в плане противоправных действий, приводящих к человеческим жертвам в широком масштабе. По возвращении в Минск Берман был арестован. На следствии он показал, что, будучи в Германии в должности разведчика по особым поручениям, был завербован в качестве агента. 22 февраля 1939 года Берман был приговорён Военной Коллегией Верховного Суда к расстрелу и расстрелян. Примечательно, что Сталин назвал Бермана «мерзавцем и негодяем».

Опять-таки, спросим себя: выполнял ли Берман в Белоруссии задание Сталина? Конечно, нет! Наоборот, он вредил Сталину. Сталин никогда не призывал к массовому террору. Более того, он боялся его последствий. В своём докладе, носившем название «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников», в марте 1937 года, Сталин не только не ориентировал партию на массовый террор, но, наоборот, выдвигал требования «в этом вопросе, как и во всех других вопросах, соблюдать индивидуальный, дифференцированный подход. Нельзя стричь всех под одну гребёнку. Такой огульный подход может только повредить делу борьбы с действительными троцкистскими вредителями и шпионами. Дело в том, что некоторые наши партийные руководители страдают отсутствием внимания к людям, к членам партии, к работникам. Более того, они не изучают членов партии, не знают, чем они живут и как они растут, не знают вообще работников. Поэтому у них нет индивидуального подхода к членам партии, к работникам партии. И именно потому, что у них нет индивидуального подхода при оценке членов партии и партийных работников, они обычно действуют наобум: либо хвалят их огулом, без меры, либо избивают их также огулом и без меры, исключают из партии тысячами и десятками тысяч.

Бывший сталинский министр сельского хозяйства И. А. Бенедиктов в своих воспоминаниях пишет: «Сталин, без сомнения, знал о допускаемом произволе и беззакониях в ходе репрессий, и принимал конкретные меры для исправления допущенных ошибок и освобождения из тюрем невинных людей. Ещё январский Пленум ЦК ВКП(б) в 1938 году открыто признал, что допущены беззакония по отношению к честным коммунистам и беспартийным, приняв по этому поводу особое постановление, опубликованное во всех центральных газетах. Также открыто перед всей страной обсуждался вред от необоснованных репрессий на XVIII съезде ВКП (б) в 1939 году... Сразу же после январского Пленума были освобождены из лагерей тысячи незаконно репрессированных граждан, в том числе и видные военачальники. Все они были официально реабилитированы, а некоторым из них Сталин лично принёс извинения».

Сталин отлично понимал, что против него идёт скрытая борьба, что его пытаются дискредитировать в глазах народа подлинные застрельщики репрессий. Но он не мог в силу иных объективных обстоятельств вмешиваться в деятельность каждого из этих застрельщиков. Конечно, Сталин, как глава государства, объективно несёт ответственность, в том числе и за этих застрельщиков, так как они действовали в годы его правления. Но он не может нести субъективной ответственности за все их преступления, так как они были направлены в том числе и против самого Сталина.

Так же, как Берман, вредил Сталину и другой застрельщик репрессий - первый секретарь Московского горкома партии бывший троцкист Н. С. Хрущёв. В мае 1937 года на пленуме МГК партии он сказал: «Нужно уничтожать этих негодяев. Уничтожая одного, двух, десяток, мы делаем дело миллионов. Поэтому нужно, чтобы не дрогнула рука, нужно переступить через трупы врага на благо народа».

И Хрущёв уничтожал. Ещё в 1936 году он сокрушался: «Арестовано только 308 человек; для нашей Московской организации – это мало». Поэтому Хрущёв подал следующую записку-предложение в Политбюро: ««к расстрелу: кулаков - 2 тысячи, уголовников - 6,5 тысячи, к высылке: кулаков - 5869, уголовников - 26 936».

С января 1938 года по 1940 год Хрущёв возглавлял партийную организацию Украины. За этот период, за 1938 – 1940 годы, было арестовано 167 тысяч 565 человек. В 1938 году ставленник Хрущёва, А. Щербаков, замечал: «Настоящий беспощадный разгром врагов народа на Украине начался после того, как ЦК прислал руководить большевиками Украины товарища Хрущёва. Теперь трудящиеся Украины могут быть уверены, что разгром агентуры польских панов и немецких баронов будет доведён до конца». Выступая на этом съезде, Хрущёв напомнил слова Тараса Бульбы о сыне-изменнике: «Я тебя породил, я тебя и убью!». К этому он добавил: «И сейчас мы не дадим дышать всяким андреям-изменникам. Они будут уничтожены, все до одного».

Сохранилась записка Хрущёва из Киева на имя Сталина, спустя полгода после избрания первым секретарём Украинской парторганизации, датированная июнем 1938 года: «Дорогой Иосиф Виссарионович! Украина ежемесячно посылает 17 – 18 тысяч репрессированных, а Москва утверждает не более 2 – 3 тысяч. Прошу Вас принять срочные меры. Любящий Вас Н. Хрущёв».

Примечателен ответ Сталина: «Уймись, дурак!».

Спросим себя: чем мешали эти беспартийные счетоводы, фельдшеры, садоводы, колхозники власти Сталина? Ничем. Но все они осуждены по 58-й статье (измена Родине). Чем они могли изменить Родине? Ясно, что ничем. Так, кому была нужна их смерть? Их смерть была нужна не Сталину, а берманам, хрущевым, постышевым и им подобным. Но возникает вопрос: а почему вдруг в 1937 году берманам и хрущевым понадобились такие жертвоприношения? Зачем им понадобилось именно в 1937 году так серьёзно «валить» Сталина?

Ответ на это мы находим в действиях Сталина, которые он упорно проводил, начиная с 1934 года. А эти действия заключалась в последовательном отстранении партийной верхушки от рычагов государственной власти. Сталин менял саму сущность большевистской ленинско-троцкисткой государственной системы и идеологии. Историк Ю. Н. Жуков прямо пишет: «Сталин хотел вообще отстранить партию от власти. Поэтому и задумал сначала новую Конституцию, а потом, на ее основе, альтернативные выборы. По сталинскому проекту, право выдвигать своих кандидатов наряду с партийными организациями предоставлялось практически всем общественным организациям страны: профсоюзам, кооперативам, молодежным организациям, культурным обществам, даже религиозным общинам. Однако последнюю схватку Сталин проиграл и проиграл так, что не только его карьера, даже жизнь его оказалась под угрозой. С конца 33-го по лето 37-го на любом Пленуме Сталина могли обвинить, причем с точки зрения ортодоксального марксизма обвинить совершенно правильно, в ревизионизме и оппортунизме».

Насчёт альтернативных выборов и либерализма Сталина приходиться, конечно, сильно сомневаться. Сталин был реалистом и уж конечно хорошо знал русскую историю. Не понимать, что либерализм в России обречён, он конечно не мог. Но вот то, что Сталин стремился через новую избирательную систему покончить с диктатурой партии и установить единодержавие в СССР, сомневаться не приходиться. Альтернативные выборы в Верховный Совет должны были выбить из его рядов партаппаратчиков. А это было прямое нарушение «ленинских норм» партийной жизни, то есть прекращение беззакония и вседозволенности для партийных большевистских бонз, которые подобно упырям сосали кровь порабощённого ими народа. Партийная номенклатура почувствовала для себя смертельную опасность и с помощью своих ставленников в обкомах и горкомах, а также в НКВД начала вести со Сталиным кровавую войну.

Именно эти люди, подобные Берману, Хрущеву, Постышеву, Эйхе и были инициаторами и вдохновителями кровавого террора в стране. Как верно пишет историк Ю. Н. Жуков: «в 37-м году еще не было всесильного диктатора Сталина, был всесильный коллективный диктатор по имени Пленум. Главный оплот ортодоксальной партийной бюрократии, представленной не только первыми секретарями, но и наркомами СССР, крупными партийными и государственными чиновниками. На январском Пленуме 38-го года основной доклад сделал Маленков. Он говорил, что первые секретари подмахивают даже не списки осужденных «тройками», а всего лишь две строчки с указанием их численности. Открыто бросил обвинение первому секретарю Куйбышевского обкома партии П. П. Постышеву: вы пересажали весь партийный и советский аппарат области! На что Постышев отвечал в том духе, что арестовывал, арестовываю и буду арестовывать, пока не уничтожу всех врагов и шпионов!»

Удар по Сталину со стороны партийной верхушки был нанесён именно на Пленуме ЦК в июне 1937 года. На этом Пленуме Сталин стремился закрепить своё господствующее положение и в стране и в партии и добиться, чтобы новый избирательный закон был принят партийным большинством. Этот избирательный закон должен был привести к власти новых людей и отстранить старую партийную верхушку. Во время Пленума уже известный нам Эйхе, опираясь на сговор секретарей обкомов, обратился в Политбюро с просьбой временно наделить его чрезвычайными полномочиями на подведомственной территории. В Новосибирской области, писал он, вскрыта мощная, огромная по численности, антисоветская контрреволюционная организация, которую органам НКВД не удается ликвидировать до конца. Необходимо создать «тройку» в следующем составе: первый секретарь обкома партии, областной прокурор и начальник областного управления НКВД, с правом принимать оперативные решения о высылке антисоветских элементов и вынесении смертных приговоров наиболее опасным из числа этих лиц. То есть фактически военно-полевой суд: без защитников, без свидетелей, с правом немедленного исполнения приговоров. То есть Эйхе и партаппарат попытались недопустить закрепления сталинской власти и сорвать одобрение нового избирательного закона.

Сталин и его сторонники были вынуждены тогда принять предложение Эйхе. Причины этого сталинского отступления хорошо объясняет Ю. Н. Жуков: «если бы сталинская группа пошла наперекор большинству, она была бы немедленно отстранена от власти. Достаточно было тому же Эйхе, если бы он не получил положительной резолюции на свое обращение в Политбюро, или Хрущеву, или Постышеву, любому другому подняться на трибуну и процитировать Ленина, что он говорил о Лиге Наций или о советской демократии... достаточно было взять в руки программу Коминтерна, утвержденную в октябре 1928 года, куда записали как образец ту систему управления, которая была зафиксирована в нашей Конституции 1924 года и которую Сталин порвал в клочки при принятии новой Конституции... достаточно было все это предъявить как обвинение в оппортунизме, ревизионизме, предательстве дела Октября, предательстве интересов партии, предательстве марксизма-ленинизма - и все! Я думаю, Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов до конца июня не дожили бы. Их бы в ту же минуту единодушно вывели из ЦК и исключили из партии, передав дело в НКВД, а тот же Ежов с величайшим удовольствием провел бы молниеносное следствие по их делу. Если логику этого анализа довести до конца, то не исключаю уже и такого парадокса, что сегодня Сталин числился бы среди жертв репрессий 1937 года, а «Мемориал» и комиссия А. Н. Яковлева давно выхлопотали бы его реабилитацию.

Разъехавшись на свои места, самые шустрые партийные секретари уже к 3 июля прислали в Политбюро аналогичные запросы о создании внесудебных «троек». Причем сразу указали в них и намеченные масштабы репрессий. В течение июля такие шифротелеграммы пришли со всех территорий Советского Союза. Не воздержался никто! Это неопровержимо доказывает, что на Пленуме произошел сговор и важно было только создать прецедент. Вот передо мной ксерокопия нескольких шифротелеграмм из Российского государственного архива новейшей истории, которые недавно были рассекречены для чисто пропагандистских целей. Уже 10 июля 1937 года Политбюро рассмотрело и утвердило двенадцать заявок, которые пришли первыми. Московская, Куйбышевская, Сталинградская области, Дальневосточный край, Дагестан, Азербайджан, Таджикистан, Белоруссия... Я сложил цифры: только за один этот день было дано разрешение подвергнуть репрессиям сто тысяч человек. Сто тысяч! Такая страшная коса еще никогда не гуляла по нашей России».

Можно с уверенностью сказать, что в 1937 году массовый террор против народа начал не Сталин и его руководство, а определённая часть партийной верхушки, верхушки НКВД и армии.

Целью этого террора стало сохранение господства партии в верхних эшелонах власти, не дать Сталину сосредоточить всю полноту власти в своих руках. В 1937 году именно партийная верхушка проводила массовые расстрелы тех групп людей, которым именно Сталин год назад дал возможность попасть в Верховный Совет СССР и тем самым потеснить партийную верхушку с государственного Олимпа. Одновременно против Сталина выступила ещё одна опасная и грозная сила — группа военных заговорщиков.

Когда мы говорим о том, что произошло в 1937 году, о заговорах, репрессиях, политических убийствах, надо ни на секунду не забывать в какой внешнеполитической обстановке они имели место. Не надо забывать, что, начиная с 1933 года, бешеными темпами шла подготовка Запада к войне с СССР. При этом было ошибочно думать, что опасность исходила только от нацистской Германии. Мало кто обращает внимание на тот факт, что до 1938-39 годов Германия не рассматривалась советским руководством как единственный вероятный противник. Гораздо опаснее для СССР была так называемая «Малая Антанта», состоявшая из Польши, Румынии, Прибалтийских государств и поддерживаемая Францией и Великобританией, а потенциально и Германией. Объединенный фронт Запада против СССР — вот каковой была главная опасность для Сталина. В 30-е годы Сталин знал, что Советский Союз катастрофически не готов к войне. В 1931 году он пророчески заявил: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Обратите внимание на год сталинской речи — 1931! Как мы знаем, ровно через 10 лет началась Великая Отечественная война...

Решение о сворачивании НЭПа, об ускорении Реформ в сельском Хозяйстве (Коллективизация) и в Промышленности (Индустриализация) принималось Командой Сталина именно под воздействием фактора Раскрутки и привода Гитлера к Власти в Германии – единственной стране и нации в Европе, способной воевать и особенно при том, что Гитлер никогда и не скрывал, что рвется к Власти именно для начала Новой Мировой Войны для Создания Великой Германии и главной его Целью в этих Планах была Россия, которую он собирался по братски поделить с Англией. Мировых Войн без «участия» России вообще не бывает и быть не может. Решить проблемы Германии Гитлер действительно мог только за счет уничтожения России, взятия под Контроль её Ресурсов и прежде всего самого главного на тот момент – Территории самой России-Евразии, по которой возможно более дешевая Доставка Товаров из Азии и Востока на Запад, в Европу по железным дорогам, чем морскими путями, которые контролировала тогда Англия и набиравшие силу США. В этом случае он мог и Англию сделать второсортной страной.

Так, надо было Сталину в этих условиях проводить Ускоренные Реформы в сельском хозяйстве, или оставить всё как есть — кулакам с сохой ковыряться на своих наделах? Или надо было ждать пока сами собой появятся трактора в стране и «раздавать» их по льготным ценам «кулакам-фермерам», чтобы лет через 30 на селе появилась машинная обработка земли? Только непонятно — привод Гитлера к власти и его конкретно прописанные устремление на Уничтожение России куда бы девались, с такими «реформами», с опорой на кулаков (пардон — фермеров-частников)? В 1931 году Сталин сказал слова о том, что если Россия за 10 лет не проскочит путь от феодализма с сохой до Индустриальной Державы, то её просто сомнут и уничтожат. 10 лет – это чисто экономический расчет необходимого времени для Восстановления Германии, её перевооружения и начала Войны за Передел мира.

(Ускоренную коллективизацию проводили на местах за пару месяцев, вместо указанных им 3-4 лет, Мендели Хатаевичи и им подобные. Реакцией народа на Хатаевичей, и устроенные ими те же взрывы Церквей, о которых Сталин как раз и не просил этих «верных ленинцев» и стали народные бунты (что и было целью оставшихся в России дружбанов Троцкого-Бронштейна — правых бухаринцев), которые хочешь — не хочешь, а надо гасить. Жаль не любят говорить ненавистники Сталина – почему в конце 30-х не было никаких бунтов на селе против колхозов? А ведь тамбовских мужиков, или тем более мордовских – хрен остановишь, если они будут недовольны и устроят бунт против власти по серьезному.)

Реформы на селе и в промышленности проводились в ускоренных темпах прежде всего в связи с конкретной обстановкой вокруг России тех лет. Не было бы конкретной Угрозы Войны против России, на её Уничтожение и Расчленение — не было бы нужды ускорять эти Реформы. После того как реформы в целом были проведены — никому в голову в деревне не приходило устраивать бунты против Колхозов. И не стоит стенать по поводу «уничтоженной деревни». Россия получила машины в село и получила продовольственную безопасность в условиях приближающейся Войны.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить