Рубль

Мир народной традиции, преданий, обрядов, быта, привычек уходит в нашу глубокую древность. Национальная традиция по природе своей Божественна, и исходит не от человека, а от Всевышнего, Создателя миров. Попытка человека отойти от своих этнических корней чревата потерей своей национальной идентичности, что в конечном итоге может привести к разрушению многообразия Божественного бытия на нашей планете.

К счастью, проходят тысячелетия, но остается жить в народе его культура, которую в науке называют «негенетической памятью коллектива». В ней заложена непрерывность нравственной, интеллектуальной, духовной жизни нации в её исторической поступи.

Сегодня в Исламской Республике Иран на официальных церемониях, при открытии высоких собраний, выставок, симпозиумов, торжественно, и совершенно непривычно для иностранцев, звучат стихи. Таков протокол. Рожден же данный обычай благодаря гениальному поэтическому творчеству наших талантливых персидских литераторов, поэтов, философов, оставивших человечеству в наследство героический эпос, рубаи, суфийские месневи, касыды, таркиббанды, китъи, и лирико -эпические поэмы, написанными на языке дари (фарси).

Среди классиков мировой литературы наряду с великим Рудаки, признанным основоположником классической поэзии на языке фарси (дари), достойное место занимает поэт, мыслитель – Абуль Касим Фирдоуси, которого история назвала «совестью народа».

АБУЛЬ-КАСЫМ ФИРДОУСИ (934-1020 г.г.)

Мансур, сын Хасана, вошедший в литературный мир под именем Хаким Абу-л-Касим Фирдоуси, родился в 329/940-41 году в Паже (Баже), одном из исторических селений Туса, расположенном в восточной Персии – Хорасане, земле персов и таджиков, входившей в то время в состав государства Саманидов. Родился Мансур во времена, когда наука и художественная литература достигли своего расцвета, а в среде иранской аристократии было распространено течение, известное под названием шуубийа, выступающее за свою национальную самобытность.

Отец Мансура был из обедневших дихкан, принадлежал к сословию патриархальной знати, на смену которой в конце первого тысячелетия нашей эры приходили новые помещики-землевладельцы. Доходы семьи были скромные, поэтому глава семейства вынужден был работать садовником во дворце местного эмира.

Сад эмира был настолько великолепен, что в народе получил название «фирдуоси», что в переводе означает – «райский». По названию «райского сада» все семейство садовника Хасана Касыма стало именоваться «Фирдоуси».

Как и подобает древней персо-таджикской традиции отец Мансура дал сыну достойное образование, позволяющее ему свободно владеть двумя литературными языками: персидским и арабским, знать древний язык персов — пехлави, изучить историю, математику, астрономию, архитектуру.

Воспитанный в духе уважения к своим историческим корням, юный Фирдоуси, испытывая гордость за свой древний персидский народ, увлекся народным эпосом, сбором легенд и мифов, рассказами сказителей, героическими сказаниями, переводом книг, в которых на языке пехлеви звучали идеи, образы, мотивы Авесты и других зороастрийских духовных традиций.

К 30-ти годам, находясь в зрелом возрасте, Фирдоуси достиг таких вершин знаний, что в народе его наградили именем «Хаким», что в переводе значит «мудрец».

В эпоху Саманидов политическими и культурными центрами были города Бухара и Самарканд. Именно в Бухару, столицу литературы и искусства того времени, отправился Хаким Абу- аль-Касим Фирдоуси.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ «ШАХ – НАМЕ»

Династия Саманидов вела свой род от древнеперсидских царей, поэтому в литературных кругах возникла идея написания художественно – исторических произведений, названных «Книга о шахах» или «Шах-наме». При их составлении использовались персидские своды «Худай-наме» (Книга о царях»), в которых наряду с официальной придворной хроникой династии Сасанидов (III-VIвв. н.э.) содержались мифы и сказания предков таджиков. Первым, кто начал выполнять социальный заказ и воплощать историю народа в художественной, поэтической форме был поэт Дакики, погибший в молодом возрасте и успевший написать всего несколько тысяч бейтов (двустиший).

Хаким Абу- аль-Касим Фирдоуси принял эстафету от своего погибшего собрата по перу и создал гениальную поэтическую эпопею «Шах-наме», ставшую венцом всей персо-таджикской поэзии.

За долгие годы, в течение которых Фирдоуси писал «Шах-наме», поэту пришлось испытать жестокую нужду. Но он не предал и не отступил, так как наследовал от своих персо – таджикских предков религиозно-этические принципы жизни:

«Кто богатствами владеет, у того на грош познаний, Кто познаниями владеет, у того богатства мало» (Шахида Балхи).

Над первой редакцией «Шах-наме» Фирдоуси трудился около двадцати лет и завершил работу в 384/994-95 году. В начале работы он пользовался материальной и духовной помощью правителя Туса и знатных людей города. Но долгие годы, которые он посвятил сочинению «Шах-наме», разорили его. И после окончания книги Фирдоуси стал нищим. Несмотря на то, что его стихотворения и дастаны передавались из уст в уста, поэта никто материально не поддержал. Он в отчаянии писал:

О судьба, ты меня подняла так высоко на небосвод.

Когда я постарел, почему меня сделала несчастным?

Когда я был молодым ты меня предпочитала.

В старости оставила меня в унижении.

Вместо узды время дало мне посох.

Все имущество рассыпалось, и пришло несчастье.

К тому же в 992 г. н.э., за два года до завершения титанического труда, столица Саманидов Бухара была завоевана Караханидами, предводителями кочевых племен из Семиречья Труд поэта остался не оплачен. Любимого сына забрала у него судьба. Горестное это событие умножило печаль поэта.

К власти, в качестве правителя Хорасана, приходит в это время Газны султан Махмуд.

Фирдоуси, испытывая душевные мучения, решается вручить «Шах-наме» знатному амиру с надеждой поправить свое материальное положение. К тому же, султан Махмуд Газнави, известный амир газнавидов, правивший Хорасаном и Мавераннахром, привлекает внимание поэта еще и своими успешными военными походами в Северную Индию. Фирдоуси через 10 лет после окончания первой редакции «Шах-наме», приступает к пересмотру книги. Он добавляет имя султана Махмуда, стихотворения, восхваляющие славного воина, и готовит вторую редакцию «Книги о шахах», по объему почти вдвое превосходящую первоначальную. Это происходит примерно в 400/1009-10 году.

В это время поэт из Туса писал:

Так много трудился за эти тридцать лет,

Для тех, кто не араб, на таком персидском языке возрождал.

По хиджры был год пять восемьдесят раз,

Когда я сочинил эту царскую книгу.

Но жизненные невзгоды не сломили поэта, он продолжал трудиться – собирал эпос и объединял его в достаны. К 1010 году Фирдоуси создал вторую редакцию «Шах-наме», по объему почти вдвое превосходящую первоначальную, и, взяв эпохальный труд всей своей жизни, отправился во двор эмира – в Газну (город в центре современного Афганистана, развалины которого в наше время находятся вблизи города Газнейн).

Известен рассказ о том, как Фирдоуси, приехав в Газну, добивался встречи с султаном.

Автор «Шах-наме» встретился с такими знаменитыми поэтами двора султана Махмуда, как Унсури, Асджади и Фаррухи. Они не узнали Фирдоуси и предложили поэту принять участие в литературном состязании.

«Каждый из нас скажет одну строку рубаи. Если ты сможешь сочинить четвертую строку, то тебе будет позволено находиться в обществе поэтов», – таково было условие выдвинутое одним из придворных поэтов.

Фирдоуси согласился пройти экзамен.

История сохранила текст рубаи, сочиненного поэтами:

Унсури:

- Даже луна и та тусклее лица твоего,

Асджади:

- Равной твоей щечке нет розы в цветнике.

Фаррухи:

- Ресницы твои пронзают кольчугу,

Фирдоуси красноречиво продолжил:

- Как стрелы Гива в его битве с Пашаном.

Только тогда поэты узнали, что перед ними сам Фирдоуси, и повели его во двор султана Махмуда.

Поэт был уверен, что поставив Махмуда в ряд с древними персидскими царями, наделенными честью и доблестью, он возвеличит султана. Но жестокий и грозный властитель отверг творение гениального поэта. И на то были веские основания.

Султан Махмуд захватил власть в стране силой, и род его брал начало от турецкого раба. Причиной столкновения султан Махмуда и Фирдоуси был вопрос национальности и расы. Махмуд был турок по происхождению, он не был персом, а Фирдоуси был сочинителем эпоса и гордостью иранцев .Поэтому идея поэмы о том, что власть должна передаваться по праву наследования только внутри царского рода, не соответствовала истории его прихода к власти.

Кроме того, Махмуд, строивший свою карьеру при поддержке мусульманского духовенства и арабского Халифата, был разъярен воспеванием в «Шах-наме» народных старинных персо-таджикских традиций, проникнутых глубокими раздумьями о судьбе человека, о мироздании, социальной несправедливости.

В книге «Тарих-е Систан» приведен диалог поэта и султана, подтверждающий, что главным вопросом, вызвавшим гнев Махмуда был вопрос расовой принадлежности.

Султан Махмуд:

- Все «Шах-наме» – ничто, кроме сказаний о Рустаме. А в моем войске тысячи таких, как Рустам”.

Абу-л-Касим:

- Пусть долго живет повелитель! Не знаю, сколько в твоем войске таких воинов, как Рустам, но я знаю, что Бог не создал другого такого богатыря, как Рустам. .

ВО ДВОРЦЕ АЛЕ БАВАНД

Отвергнутый султаном Махмудом Фирдоуси отправился в Табаристан к полководцу Шахрияру, одному из падишахов династии Баванд.

Шахрияр встретил поэта со всеми подобающими его величию почестями. Фирдоуси, тая в себе горечь обид на Махмуда, написал сатирические стихи, посвященные султану:

Если бы у шаха отец был шахом,

На мою голову надел бы корону шахскую.

Если бы мать у шаха была шахиней,

Меня осыпала бы до колен серебром и золотом.

Так в происхождении его нет величества.

Не сможет /спокойно/ слушать имена великих,

Согласно историческому преданию, находясь в добровольном изгнании, поэт пишет вторую поэму – «Юсуф и Зулеха», основанную на библейском сюжете об Иосифе Прекрасном и жене Потифара – начальнике стражи фараона. Поэма лирическая, посвящена истории романтической любви, и сопровождается менторскими этическими и религиозными наставлениями.

Получив за поэму вознаграждение, Фирдоуси возвратился в родные края.

Рассказывают, что султан Махмуд в одном из походов в Индию, написав письмо одному из амиров Дели, сказал своему визирю ходже Ахмед Хасан Мейманди, слывшему поклонником поэзии Фирдоуси: «Если ответ будет не таким, каким мы хотели, что будем делать?». Ходжа в ответ ему прочитал стих любимого поэта:

Если ответ придет вопреки моему желанию,

Я и палица, поле /боя/ и Афрасияб!

Восхищенный двустишием, султан спросил у визиря имя поэта. Когда он услышал, что это стихотворение принадлежит перу Фирдоуси, то решил загладить свой неблагородный поступок.

Сразу после возвращения из похода Махмуд приказал выделить 60 тысяч динаров – по количеству бейтов «Шах-наме» – и отвезти Фирдоуси в качестве вознаграждение за книгу. Низами Арузи пишет, что Махмуд приказал отвезти 60 тысяч динаров на султанских верблюдах в Тус, и попросить у поэта извинения. Султанские верблюды отправились из Газны в Тус.

Однако, судьба сыграла с Фирдоуси злую шутку, как будто он никогда не должен был получить вознаграждение за свой огромный труд. Пока верблюды ехали в Тус, великий поэт скончался. Случилось это в 411/1020-21 году. Прибытие султанских верблюдов совпало по времени с похоронами поэта. Верблюды вошли через ворота Рудбар, а в это время через ворота Разан выносили носилки с телом Фирдоуси.

Великий немецкий писатель Генрих Гейне художественно описал конфликт, возникший между великим персо-таджикским поэтом и тираном турецкого происхождения.

Султан Махмуд обещал заплатить поэту за каждое двустишие по золотой монете. Но жестоко его обманул. Когда по прибытии каравана от султана развязали тюки, то вместо золота в них оказалось серебро. Оскорбленный поэт, находившийся в это время в бане, разделил серебряные монеты на три части. Одну часть вручил банщику. Другую – погонщикам каравана. А на третью часть серебра поэт купил прохладительные напитки.

Когда султану доложили об этом, он приказал наказать Фирдоуси, бросив поэта под ноги слону. Узнав о предстоящей казни, автор «Шах-наме» покинул родные места и много лет провел в скитаниях.

Однажды главный министр в присутствии султана продекламировал двустишие из поэмы. Махмуд, восхитившись, сменил гнев на милость и решил вознаградить «Шах-наме». Но когда караван с золотом входил в ворота города, где жил поэт, из противоположных ворот вынесли носилки с телом умершего Фирдоуси: « А в тот же час из восточных ворот /Шёл с погребальным плачем народ.// К тихим могилам, белевшим вдали,/ Прах Фирдуси по дороге несли./

Однако религиозная война с Фирдоуси не кончилась. Фанатики даже не позволили, чтобы тело Фирдоуси похоронили на общем кладбище. Низами Арузи пишет: «В это время… был один ученый богослов. Он проявил фанатическое рвение и сказал: “Я не позволю, чтобы его тело несли на мусульманское кладбище, потому что он был нацистом и много хвалил царей персов, которые жили до ислама!”. И сколько люди ни спорили с этим богословом, тот не внял им. За воротами был сад на земелях, принадлежащих Фирдоуси. В этом саду его и похоронили».

Низами Арузи продолжает: «Говорят, после Фирдоуси осталась дочь, чрезвычайно достойная. Дары султана хотели вручить ей. Она не приняла их и сказала: «Мне этого не нужно». Посланцы доложили об этом султану. Он повелел: «Пусть тот богослов, который помешал захоронению Фирдоуси на общем кладбище города, покинет Тус». А те дары потратили на постройку караван-сарая на пути из Нишапура в Мерв.

РЕЛИГИОЗНОСТЬ ФИРДОУСИ

Прошли столетия, и великий персо-таджикский поэт, автор «Шах — наме», признан мировым сообществом «лучшим поэтом в истории Ислама».

Фирдоуси был мусульманином. Несмотря на патриотизм и любовь к истории и культуре древнего Ирана, он был сердечно привязан к Пророку (САС), его семье, к его подвижникам. Свою жизнь Фирдоуси прожил с верой в Аллаха и преданностью исламской традиции. В начале «Шах-наме», в прекрасных стихотворных строках, поэт рассказывает о своей вере в Аллаха и Его Посланника — Пророка Мухаммада (САС):

Творец вселенной, когда сотворил море,

Вихрь поднял волны из моря.

Когда сотворил семьдесят кораблей,

Все открыли паруса.

Среди них прекрасный корабль, как невеста.

Нарядный, как глаза петуха.

На этом корабле Пророк с Aли,

Все домочадцы Пророка и попечители.

Если в другом мире хочешь попасть в рай,

Встань рядом с Пророком и попечителем.

Если тебе от этого будет плохо, моя вина.

Знай, эта дорога- моя дорога.

Я таким родился и так умру,

Знай точно, буду прахом под ногами Хайдара.

ВЕЛИЧЕСТВЕННЫЙ ДВОРЕЦ ПОЭЗИИ

Фирдоуси гениальный мастер стиха. Он собрал героические сказания древних ариев, из поколения в поколения передававшихся в виде напевов, древние персидские мифы, использовал своды «Книги о царях» и в художественной, поэтической форме поведал миру историю персидских царей, начиная с античных времен и до правления Хосрова II (VII в н.э.).

«Шах-наме» великого Фирдоуси является исторической энциклопедией, где в поэтической форме изложены философские, нравственные, религиозные и эстетические взгляды мыслителя. Образ всесторонне развитого, совершенного человека – идеала философа и мыслителя Фирдоуси, изображенного в «Шах-наме» несмотря на то, что прошли тысячелетия, является притягательным и сегодня.

Поэма «Шах-наме состоит из описания пятидесяти царствований, начиная от царей легендарных и кончая личностями историческими. В «Шах-наме» автор включил поэмы героического и романтического плана, такие распространенные в народе предания, как «Бижан и Маниже», «Рустам и Сухраб», «Акван-див», «Сиявуш»…

«Шах-наме» условно делится на три части: мифологическую(до появления систанских богатырей), героическую (до Искандара) и историческую. Каждый раздел поэмы начинается с обращения к властителям и простым людям. Вступающий на престол в своей тронной речи повествует о своей политической программе. В заключении каждого раздела поэт устами правителя излагает предсмертное завещание наследнику, призывая его быть справедливым, не обижать подданных, заботиться о процветании страны.

И тот, в ком светоч разума горит,

Дурных деяний в мире не свершит.

Главная философская идея «Шах-наме» – это борьба добра против зла. Силам света и добра, возглавляемым Ахурамаздой, противостоят полчища злых сил, главой которых является Ахриман. Причем те персы, которые ступили на путь лжи, становятся воинством Ахримана.

Основная идея поэмы «Шах-наме» – это прославление родной страны, восторженный гимн Персии, призыв к единению, к централизации власти во имя отражения агрессора, во благо страны. Удивительно то, что сами персы никогда не начинают несправедливой войны. Богатыри и витязи в поэме беззаветно преданы родине и правителю, олицетворяющему отчизну. Будучи незаслуженно обиженными, богатыри прощают обиды правителю во имя государственных интересов.

В этой поэме Фирдоуси предстает перед нами как великий гуманист, сумевший в суровую эпоху своей жизни создать произведение благородного негодования, искреннего сострадания и доброты, понимания человеческих нужд, забот, стремлений и надежд.

В дни празднования тысячелетия со дня рождения Фирдоуси выдающийся деятель иранской культуру, профессор Саид Нафиси произнес удивительные по своей правде строки:

«Он повсюду — этот певец Ирана. Всюду, где Гомер, Вергилий, Шекспир, Мольер, Сервантес, Шиллер и Лермонтов, – всюду он рядом с нами…».

Персо-таджикский поэт Фирдоуси — слава и гордость всей мировой культуры.

ЗНАЧЕНИЕ ТВОРЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ ФИРДОУСИ

Огромный труд Фирдоуси «Шах-наме» и особенности стиля его стиха, скоро стали предметом подражания. Однако никто из поэтов не смог создать произведение такого масштаба. «Шах-наме» в XIII веке переведено на арабский язык Кавам уд-Дином Бондари и в последующие века иногда переводилось в полном объеме или частично на разные живые языки мира.

Значение и положение Фирдоуси в поэзии, а также в этике и мудрости настолько высокое, что некоторые даже считали его «самым знаменитым поэтом истории ислама», и многие поэты, и писатели восхваляли его. Известный панегирист Анвари сказал о нем: «Фирдоуси не только наш учитель, а мы его ученики, он бог поэзии, а мы рабы его». Низами Арузи также о некоторых его стихотворениях пишет: «Я нигде в персидской поэзии не вижу такого красноречия, да и в большей части арабской поэзии тоже!». Известный ариф и ученый XI века имам Мухаммед Газали, который сам был одним из известных мыслителей истории ислама, о Фирдоуси и его книге сказал: «Жаль, можно было заменить все мои сочинения этими двумя бейтами Фирдоуси»:

Службу Всевышнему сделай своим занятием,

Подумай о том, чтобы день твой не прошел пустым.

Бойся Бога и не обижай никого,

Это и есть путь спасения, и нет другого пути.

ПАМЯТЬ О ВЕЛИКОМ ПОЭТЕ

Известность Фирдоуси была столь велика, что вскоре после его смерти могила поэта стала местом поломничество для просвещенных и религиозных людей.

Низами Арузи Самарканди в 510/1116-17 году, т.е. через сто лет после смерти Фирдоуси, был у его могилы.

Амир Доулет-шах Самарканди, автор книги «Тазкират аш-шуара», живший в XV веке, отметил: «Гробница Фирдоуси стала местом паломничества людей».

В 1326/1908-09 году англичанин Фризер посетил могилу Фирдоуси, которая казалась заброшенной.

В 1934 году, в честь тысячелетия со дня рождения поэта, на его могиле в Тусе был воздвигнут величественный мавзолей.

Сегодня память о великом персо-язычном поэте хранят:

Национальная библиотека Республики Таджикистан им. Абулькасыма Фирдавси (Душанбе, Таджикистан).

Университет имени Фирдоуси (Мешхед,Иран)

Площадь им. Фирдоуси (Тегеран,Иран)

Улица им. Фирдавси (Душанбе,Таджикистан)

Улица им. Фирдоуси (Ереван, Армения)

Улица им. Фирдовси (Баку, Азербайджан)

Улица им. Фирдоуси (Самарканд,Узбакистан)

По мотивам произведения Фирдоуси «Шах-намэ» режиссером Б.Кимягаровым снят трех-серийный фильм.

Хайриддини Абдулло, Руководитель отдела по духовному воспитанию и духовной культуре Общероссийского общественного движения «Таджикские трудовые мигранты»

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить