2324l_preview

Бухара - жемчужина Востока, один из древнейших и прекраснейшх городов Средней Азии. С именем этого города связана судьба многих выдающихся ученых и мыслителей, поэтов и народных мастеров былых веков. Это город, где были созданы и сохранились многчисленнае шедевры мусульманской архитектуры.

Одна из бухарских поговорок гласит: "Во всем мире свет нисходит с небес, и только в Бухаре он восходит от земли". Говорят же бухарцы так потому, что в земле этого священного города похоронены тысячи праведников и мусульманских святых. На протяжении веков Благородная Бухара оставалась одним из главных центров Ислама в средней Азии, центром мусульманского богословия, а ее правители именовали себя "эмирами правоверных".

В последнее столетие своего существования Бухарское ханство находилось под властью правителей из узбекской династии Мангытов. Сегодня мы знаем очень немногое о последних бухарских эмирах. После установления советской власти в Средней Азии многие страницы истории существовавших там государств были преданы забвению. Во многих современных книгах, посвященных истории Бухарского ханства в прошлом веке, иногда даже не упоминаются имена правивших там эмиров. И тем более современники не представляют себе, как выглядели последние правители Благородной Бухары, высшие сановники ханства, беки, управлявшие различными областями.

Сегодня, благодаря исследованиям, проведенным в архивах России и Узбекистана, и обнаруженным там уникальным фотографиям, сделанным в конце прошлого века, мы имеем возможность приоткрыть одну из малоизвестных страниц истории этого государства.

Muzaffar1

Мир-Музаффар ад-Дин Бахадур-хан, эмир бухарский, правил в 1860-1885 г.г. Четвертый эмир из династии Мангытов, сын эмира Насраллаха, родился в начале 20-х г.г. прошлого столетия (в 1821 или 1824 г.). Молодые годы Музаффар провел в г.Карши. По словам венгерского путешественника Г.Вамбери, "уже рано он отличался прилежанием к своим занятиям, также как и блестящими способностями". Однако, как писал Вамбери, "несмотря на это, Музаффар ад-Дин уже рано был сучком в глазу для своего отца, который... всегда боялся в лице своего детища опасного соперника престола. Пред ним всегда поднимался из Карши призрак заговора, и чтобы избавиться от этого постоянного кошмара, он назначил своего сына наместником в Кермине, для лучшего присмотра за ним в непосредственной близости". Став наместником Кермине в 20 лет, Музаффар пробыл в этой должности 19 лет, вплоть до смерти своего отца, живя "в довольном отчуждении и опале". Удивительно, но будущий эмир никогда не встречался со своим отцом - Насраллах никогда не заезжал в Кермине и не вызывал сына в Бухару.

Получив сообщение о смерти отца (Насраллах умер в Бухаре 20 октябре 1860 г., проболев около года), Музаффар прибыл в столицу, где принял участие в похоронах эмира. Через несколько месяцев он отправился в Самарканд, где на знаменитом сером (кок таш) был совершен обряд поднятия на кошме, символизирующий вступление на царство. Там же он принял присягу от своих наместников-беков и чиновников ханства.

За четверть века правления Музаффар ад-Дина в истории Бухары произошло множество самых разных событий, и оценивая личность эмира его современники давали ему очень различные, иногда прямо противо положные характеристики. Так, например, историк Мирза Абд ал-Азим ас-Сами считал, что Музаффар "проявлял похвальный образ действия и обнаружил хороший нрав", а классик таджикской литературы Ахмад Дониш полагал, что эмир "по своей природе был глуп и ограничен", что он "неумный и кровожадный", "развратник и кровожадный тиран". Другой автор отмечал, что эмир "отличался замкнутостью и религиозность".

Весьма выразительный портрет эмира в своих записках нарисовал В.Крестовский, русский офицер, встречавшийся о Музаффаром в 1883 году: "Лицо эмира сохранило остатки прежней красоты... У него небольшая черная борода, тонкие брови, тонкое подстриженные над губой усы и большие черные глаза, которые он, вероятно по привычке более, оставляет слегка прищуренными, и только изредка, вскидывая на кого-либо взор, раскрывает их в полную величину. В общем выражение этого лица весьма приветливо. ..Борода у эмира, по персидской моде, несколько подкрашена, отливая на свет не то красноватым, не то как будто даже лиловато-бурым цветом".

Как рассказывал одному из русских авторов племянник эмира Мир-Сейид-Ахад-хан, живший в Ташкенте, Музаффар "был большой поклонник женской красоты". Кроме четырех законных жен он имел еще обширный гарем, состоявший из 150-200 женщин. Старшей его женой считалась дочь шахрисябзского бека Данийар-аталыка, но от нее у него не было детей.
В 1883 г. Музаффар ад-Дин был награжден российским орденом Святой Анны 1 степени, украшенным бриллиантами - в ответ на пожалование императору Александру Ш ордена Восходящей звезды Бухары. В Бухару награду доставило специальное посольство во главе с генералом-майором князем Витгенштейном.

В августе 1885 г. эмир, совершавший ежеголдный объезд своих владений, заразился в Карши как тогда писали "эпидемической элокачественной лихорадкой", Музаффар, прервав свою поездку, возвратился в Бухару и остановился в своей загородной резиденции Ширбудуне, где провел почти два месяца. Болезнь почти прошла, но 28 сентября неожиданно возобновилась с новой силой. Ближайшие придворные эмира - Астанакул-бек-бий и Мухаммади-бий кушбеги - приняли решение перевезти больного в бухарскую цитадель - Арк. И именно в Арке, за 40 минут до рассвета 31 октября 1885 года Музаффар ад-Дин скончался.

Похоронен эмир был на кладбище Имам имля близ Бухары, в семейном мавзолее Мангытов (этот мавзолей сохранился до наших дней).

AbdalAhad1

Сейид Абд ал-Ахад Бахадур-хан, эмир бухарский, правил в 1885-1910 г.г. Эмир Абд ал-Ахад родился 26 марта 1859 г. (по другим источникам - в 1857 году) в Кермине. Мать эмира, персидская рабыня по имени Шамшат, отличалась, по свидетельству современников, редким умом и была любимой женой эмира Музаффара. Она умерла в Кермине в 1879 году, проживая у сына, которого почти не оставляла со времени назначения его беком в этот город. Кроме сына у нее была еще одна дочь, Салиха, которую эмир Музаффар выдал замуж за своего племянника Амануллаха. С 14 лет (по другим источникам ~ с 18) Абд ал-Ахад являлся беком Кермине. По словам посещавших его русских путешественников, он вел довольно простой образ жизни. В 1882 году у него была только одна жена, а гарем он содержал больше для виду. Молодой Абд ал-Ахад был большим поклонником верховой езды и считался одним из лучших наездников ханства. Его любимыми занятиями были укрощение жеребцов, соколиная охота и верховая игра кок-бури (козлодранье). Однако в 1882 году будущий эмир серьезно заболел - у него была ришта в ноге - и был вынужден оставить своя занятия этим спортом. После этого несколько лет он страдал "болезнью ног", которая обострялась обыкновенно в конце зимы, пока в 1892 г. ему не оказали помощь русские врачи.

Эмир был довольно неплохо образован, он говорил по персидски и немного - по-русски и по-арабски.
В 1882 г. Абд ал-Ахад по воле отца был послан в Москву, где он был официально признан наследником бухарского престола, о чем затем император Александр Ш письменно уведомил эмира Музаффара. В поездке в Россию будущего эмира сопровождал придворный отца Астанакул-бек-бий кули кушбеги.

В октябре 1885 г., узнав о кончине отца, Абд ал-Ахад покинул Кермине и в сопровождении 1000 всадников отправился в Бухару. По дороге, в местечке Малик, он встретился с представителем российских властей генерал-лейтенантом Анненковым, который заверил его в поддержке России в случае возникновения каких-либо политических осложнений из-за возможных претензий других сыновей Музаффара на бухарский престол. Прежде чем въехать в Бухару, эмир посетил мазар Бахауддин, где совершил молитву. В тот же день он участвовала похоронах отца. 4 ноября 1885 года в бухарском Арке состоялась церемония поднятия эмира на кошме - он официально взошел на престол. Так началось долгое правление предпоследнего эмира Благородной Бухары, ознаменовавшееся многими важными событиями и изменениями в жизни ханства.

Первые годы своего правления эмир прожил в столице. В самом городе он проводил не более полугода, зимой уезжая обыкновенно на несколько месяцев в Шахрисябз и Карши, а в июне и июле живя в Кермине. Возвращаясь в Бухару, Абд ал-Ахад обычно останавливался не в Арке, а в своем загородном дворце Ширбудуне. В 1894 г., рассорившись с бухарским духовенством, эмир поселился в Кермине и никогда больше, до самой своей смерти не возвращался в Бухару.

Эмир любил путешествовать. Впервые посетив Россию в 1882 году, он затем неоднократно бывал в Москве и Санкт-Петербурге: в 1893 г он привозил в столицу Российской империи своего сына Алим-хана, в 1896 приезжал на торжества по случаю коронации императора Николая II, а последний раз был в Санкт-Петербурге незадолго до своей смерти и торжественно отмечал там двадцатипятилетие своего пребывания на бухарском троне. Кроме этого он бывал в Киеве, Одессе, Екатеринославе, Баку, Тифлисе, Батуме, Севастополе, Бахчисарае. Почти каждое лето Абд ал-Ахад отдыхал на Кавказе, на Минеральных водах, или в Крыму, в Ялте, где он построил себе дворец (в советское время там находился санаторий "Узбекистан").

AbdalAhad3При эмире Абд ал-Ахаде в ханстве были отменены пытки и ограничены смертные казни, а самые жестокие виды из них (например, когда осужденного сбрасывали с самого высокого в Бухаре .минарета Калян) были запрещены. При нем в ханстве была начата промышленная добыча меди, железа, золота, были проложены железные дороги и телеграфных линии, активно развивалась торговля. Сам эмир деятельно участвовал в торговле каракулем, занимая третье место на мировом рынке по объему торговых операций с этим ценным сырьем. По некоторым данным, на личных счетах эмира в российском государственном банке хранилось около 27 миллионов рублей золотом, и еще около 7 миллионов - в частных коммерческих банках России.

Большое внимание Абд ал-Ахад уделял вооруженным силам своего ханства. Еще в молодые годы, будучи беком Кермине, он лично занимался муштровкой своего гарнизона и содержал керминскую крепость в отличном состоянии, что отмечали навещавшие его русские офицеры. Во время одного из таких визитов эмир пожелал видеть построение казачьего конвоя, сопровождавшего русское посольство, имея в виду перенять русский опыт. Возвращаясь из поездки в Россию в 1893 году, в Ашхабаде эмир увидел туркменскую милицию, обученную русскими, и ни в чем не уступавшую по выучке казакам. Именно тогда, по его собственным словам, ему пришла в голову мысль о необходимости реорганизации бухарской армии, которую он и осуществил два года спустя. И в дальнейшем эмир делал многое для улучшения военной подготовки и вооружения своего войска: например, в обход решений российского правительства, наложившего ограничения на поставки в Бухару стрелкового оружия, эмир покупал винтовки для своих солдат через русских купцов.

Все русские авторы, писавшие об эмире, отмечали его активную благотворительную деятельность. Например, в 1892 г. эмир пожертвовал 100 тысяч рублей для пострадавших от бедствий в различных областях Российской империи, а в 1904 г., во время русско-японской войны, выделил 1миллион рублей на нужды российского флота. Оказывал Абд ал-Ахад материальную помощь и 5-му Оренбургскому казачьему полку, шефом которого он являлся, а однажды подарил несколько древних золотых монет для коллекции Туркестанского археологического кружка. Эмир был почетным членом Туркестанского благотворительного общества. На особом месте для эмира стояла забота о делах мусульманской веры. Так, переданные им в вакф в пользу святынь Мекки и Медины владения приносили до 20 тысяч рублей годового дохода, а в начале 30-х г.г. Абд ал-Ахад пожертвовал несколько тысяч рублей золотом на постройку Хиджазской железной дороги (тогда же его ближайшие придворные выделили для этой же цели по 150 тысяч рублей). При нем количество улемов в Бухаре выросло от 500 до 1500 человек, причем для их содержания предназначались доходы от особых вакфов.

Наконец, совершенно исключительную роль сыграл эмир в строительстве мусульманской мечети в Санкт-Петербурге - крупнейшей мечети в Европе. -Абд ал-Ахад не только добился у царского правительства разрешения на постройку мечети, но и пожертвовал 350 тысяч рублей на выкуп земельного участка для строительства и еще 100 тысяч - на само строительство. Кроме этого, он организовал сбор средств для этой цели среди бухарских купцов (всего было собрано более 200 тысяч рублей).

Еще один довольно неожиданный штрих к портрету эмира - Абд ал-Ахад серьезно увлекался поэзией. Он был не только большим почитателем изящной словесности, но и составил "Диван" собственных стихотворений, в которых описывал пережитые им события и настроения, особенно во время поездок в Россию. Стихи эмир писал под псевдонимом Оджиз (слабый, беспомощный).

Эмир бухарский имел русское придворное звание генерал-адьютанта, являлся генералом-от-кавлерии русской службы, наказным атаманом Терских казачьих войск, шефом 5-го Оренбургского казачьего полка. Он носил титул "высочество" и был награжден всеми русскими орденами вплоть до высшего императорского ордена Святого Андрея Первозванного с цепью включительно, а также орденом Итальянской короны 1 степени, французскими орденами Почетного легиона и Большого офицерского креста и другими.

Современники по разному оценивали личность и деятельность змира Абд ал-Ахада. Большинство русских авторов называло его "искренним другом России", "осторожным и вдумчивым политикой". Однако, были и такие, кто полагали, что "те черты мягкости, которые ему приписываются русскими, не знающими, каков он в действительности, совершенно чужды его характеру, во многом крайне жестокому и не терпящему никаких противоречий и новшеств".

Эмир умер в ночь с 22 на 23 декабря 1910 года в Кермине, возможно, от болезни почек. Некоторые авторы полагали, что кончину эмира приблизили переживания по поводу кровавых столкновений, произошедшх в Бухаре между шиитами к суннитами в 1910 году. У Абд ал-Ахада было четверо сыновей. Двое из них - Сейид Мир-Хусейн (род. в 1888 или 1884 г.) и Сейид Мир-Абдаллах, которого в 1888 г. эмир намеревался отправить на учебу в Санкт-Петербург, - умерли в 1889 г. от дифтерии (или малярии). Младашй сын - Сейид Мир-Ибрахим - родился в 1903 году. Четвертый же сын - Мир-Алим-хан стал последним эмиром Бухары.

Tjura

Сейид Мир-Алим-хан (Тюря-джан), эмир бухарский, правил в 1910 - 1920 г.г. Второй сын эмира Абд ал-Ахада Мир-Алим родился 3 января 1880 г. (по другим источникам - в 1879 г.) . 0 его детских годах нам практически ничего не известно.

В январе 1893 года Мир-Алим вместе с отцом прибыл в Санкт-Петербург, где была достигнута договоренность о том, что юный бухарский "принц" будет определен на обучение в Николаевский кадетский корпус. Эмир лично посетил корпус, "где познакомился с начальствующими лицами этого высшего военно-учебного заведения и некоторое время с ними разговаривал по поводу воспитания" Мир-Алима.

Тогда же Александр третий, российский император, официиально утвердил Мир-Алима наследником бухарского престола. После получения бумаги об этом от военного министра эмир отбыл в поездку по стране, а Мир-Алим остался в Петербурге под присмотром своего "дядьки" Осман-бека караул-беги и назначенного императором воспитателя полковника Демина

При определении в корпус император обещал эмиру, что Мир-Алим получит воспитание в строгом соответствии с нормами Ислама. Александр лично наметил программу обучения наследника бухарского престола. Однако, в дальнейшем эмир пожелал, чтобы образование его сына было закончено по ускоренной программе к лету 1896 года и чтобы оно ограничилось изучением русского языка и традиционных предметов. Абд ал-Ахад не хотел, чтобы Тюря-Джан особенно приобщался к достижениям цивилизации и, в частности, изучал астрономию и электричество.

В отличие от своего отца Мир-Алим удостоился самых уничижительных характеристик своих современников. Одни авторы говорило, что он - "личность совершенно бесцветная, без всяких высоких запросов", другие даже утверждали, что последний мангытсский эмир "был настолько неприятен в своих привычках и пороках, ... что правильное собирание материала по его жизни, скорее, дело психопатологов".

1 сентября 1930 г. эмир Мир-Алим был свергнут с престола в результате занятия Бухары частями Красной Армии. Эмир бежал сначала в горную Бухару, где пытался организовать сопротивление новой власти, а затем - в Афганистан. В течении почти 10 лет свергнутый эмир руководил вооруженным сопротивлением на территории бывшего ханства из Афганистана. Умер Мир-Алим в Кабуле.

Братъя эмира Абд ал-Ахада. Сейчас практически невозможно абсолютно точно сказать, сколько всего детей было у эмира Музаффар ад-Дина - отца Абд ал-Ахада. Нам удалось найти данные об одиннадцати его сыновьях, однако известно, что у него было еще несколько сыновей, умерших еще при его жизни, о которых сегодня ничего не известно.

Старший сын эмира Сейид Абд ал-Малик Мирза Катта-Тюря (1848-1909) - был рожден от одной из четырех законных жен эмира, персиянки Хаса-Зумрат, и был женат на дочери афганского короля Шир-Али-хана. В 60-ые г.г. прошлого века он занимал должность бека Гузара. В 1868 г., после поражения войск эмира под Самаркандом (это было крупнейшее сражение с русскими), пытался захватить престол отца в Бухаре, но был разбит и бежал сначала в Карши, где у него было много сторонников, а затем, в декабре 1868 г., - в Хиву. После этого он некоторое время жил в Кашгарии, в крепости Янги-Хисар (1873), затем в Кабуле (1880), и наконец поселился в Индии, где проживал на английский счет. Абд ал-Малик считался серьезным претендентом на бухарский престол вплоть до воцарения эмира Абд ал-Ахада. Скончался Катта-Тюря в 1909 г. в Пешаваре.

Второй сын, Сейид Нур ад-Дин-хан (1851-1878), в 1867-1868 г.г. был беком Карши, а затем был назначен правителем Чарджуя. Музаффар хотел сделать этого умного и талантливого юношу наследником престола, но тот неожиданно скончался.

Сейид Мир-Абд ал-Мумин (1852-1898 или 1894) в 1869 году сменил своего старшего брата Нур ад-Дина на посту бека Карши, а затем с 1871 по 1886 год был наместником крупного бекства Хисар. После воцарения эмира Абд ал-Ахада начал интриговать против него, за что в июле 1886 г. особым указом эмира был переведен беком в Байсун, где жил вместе с семьей в крепости под присмотром агентов эмира. Беком он был лишь номинально - на деле вилайетом управляли чиновники, назначенные эмиром, - и фактически являлся пленником эмира. В 1891 г. представитель бухарского правительства Астанакул-бий говорил российскому политическому агенту П.Лессару о том, что Абд ал-Мумин собирался бежать в Афганистан, в другой раз - что последниий повредился в рассудке. Однако, по мнению Лессара, эти слухи распускались недолюбливавшим брата эмиром специально для того, чтобы разделаться с Абд ал-Мумином (поговаривали даже о возможной казни). Эмир опасался, что его брат мог бежать в русские владения, где он был бы недосягаем для него.

Наконец, в 1891 г. Абд ал-Мумин был вызван в Бухару и поселен в Арке, где и содержался под домашним арестом вплоть до своей смерти. Дети Абд ал-Мумина продолжали безвыездно жить в Арке вплоть до 1920 года. Личные печати его сына Ии'матуллаха хранятся в фондах бухарского историко-краеведческого музея в Арке.

Любимым сыном эмира Музаффара был Сейид Абд ал-Фаттах Мирза (1856/57 - 1869). В 1869 г. он был отправлен эмиром в почетное посольство в Санкт-Петербург. Посольство, которое возглавлял брат жены эмира Абу ал-Касим-бий и секретарем которого был писатель Ахмад Дониш, везло подарки российскому императору. Абд ал-Фаттах пробыл в Петербурге с начала ноября до 10 декабря и был принят императором Александром II.

Музаффар ад-Дин намеревался просить императора утвердить Абд ал-Фаттаха в качестве наследника бухарского престола, однако и этот молодой принц неожиданно скончался.

Сейид Мир-Абд ас-Самат (начало 60-х - ?), шестой сын Музаффара (пятым был Абд ал-Ахад), в 1880 г. был беком Чиракчи. Он был отдан отцом под полный надзор местного судьи - кади за нескромное поведение и расточительность. Перед посетившим его в 1882 г. русским офицером В.Крестовским предстал "худощавый молодой человек лет около 20, еще безусый и безбородый и очень похожий на своего младшего брата Сейид Мир-Мансура". Крестовский отмечал, что "эмир его недолюбливал за прямоту, и даже бывая в Шахрисябзе, не заезжал в Чиракчи". Не жаловал своего брата и эмир Абд ал-Ахад. Ночью 4 сентября 1886 г. Мир-Абд ас-Самат был арестован и отправлен в Бухару. В дальнейшем он жил в столице, в квартале Ходжа Гафур под "домашним арестом".

Сейид Мухаммад Мир-Сиддик-хан (Хишмат) с 1871 года был беком Карши. После смерти Нур ад-Дина в 1878 г. Музаффар ад-Дин назначил его беком Чарджуя. В 1885 г., после воцарения Абд ал-Ахада, Мир-Сиддик-хан, так же как и другие братья эмира, попал в опалу: он был лишен должности и отозван из Чарджуя. Бухарский сановник Мухаммад Шариф инак рассказывал российскому политическому агенту Чарыкову, что Сиддик-хана за развратное поведение хотел отозвать еще эмир Музаффар. В 1885 г. он был арестован, затем освобожден, но в конце концов был помещен в бухарский Арк, где провел много лет в домашнем заключении. Последние годы жил в Бухаре в квартале Раугангарон, а в 1920 г. эмигрировал в Афганистан.

Уйдя с политической арены, Мир-Сиддик-хан посвятил себя литературной деятельности. Будучи довольно посредственным поэтом, он в то же время являлся крупным знатоком литературы, автором нескольких незаконченных тазкире. В архивах Института востоковедения Узбекистана хранится около 30 рукописей его произведений.

Mansur

Сейид Мир-Мансур (1863-март 1918), девятый сын Музаффара, со второй половины 70-х г.г. прошлого века жил в России, в Санкт-Петербурге, где обучался в Пажеском корпусе. Вместе с ним в столице Российской империи находился его воспитатель Мирза Абд ал-Васи токсаба: в эти годы петербуржцы часто встречали молодого бухарского "принца", гуляющего вместе со своим воспитателем в саду Михайловского дворца.

При поступлении в корпус Мир-Мансур получил в подарок золотые часы с монограммой императора Алескандра второго, которые он хранил до своего последнего дня. По высочайшему повелению от 15 декабря 1876 г. на содержание Мир-Мансура и его воспитателя царское правтельство выделяло по 500 рублей в год, из которых 310 рублей выдавались лично Мирзе Абд ал-Васи на оплату квартиры и текущиерасходы.По отзывам преподавателей, Мир-Мансур учился "порядочно" и имел хорошее поведение - "успехи в науках его весьма благоприятны". Когда он учился в III классе, он был освобожден от изучения немецкого языка, который давался ему с трудом. Высвободившееся же время было посвящено усиленному изучению других европейских языков, а также родного языка и мусульманской религиозной литературы.

Летом 1881 года Мир-Мансур ездил на отдых в Крым и Одессу, в сентябре 1882 г. навещал отца в Бухаре, откуда вернулся в декабре с подарками от эмира.

В последние годы пребывания в Пажеском корпусе воспитателем при Мир-Мансуре состоял Мирза Насраллах-бий токсаба, который, по отзывам современников, очень хорошо говорил по-русски.

13 апреля 1886 г., после окончания Пажеского корпуса, Мир-Мансур был произведен в корнеты и назначен в 3-ий драгунский Сумской полк в Москву. Кроме обычного офицерского содержания Мир-Мансур ежегодно получал еще и 2400 рублей от эмира Абд ал-Ахада. В 1892 г. Мир-Мансур имел звание поручика. Вместе с офицерами Сумского полка в декабре 1892 г. он устраивал пикник а честь эмира Абд ал-Ахада, находившегося в Москве проездом. В 1895 г. Мир-Мансур был уже штаб-ротмистром, а в 1899 г. в этом же звании уволился из полка. Царское правительство оплатило его долги и назначило ему пожизненную пенсию.

После этого в течении нескольких лет Мир-Мансур продолжал жить в России. Он был женат на княгине Софье Ивановне Церетели, у них было несколько детей. Старший сын, Николай Михайлович Церетели (примерно 1890 г. рождения) в двадцатые годы был одним из ведущих актеров Камерного театра Таирова в Москве, основным партнером знаменитой актрисы Алисы Коонен. В 1906 году он вместе с отцом приезжал в Бухару, где навещал свою бабушку.Второй сын Мир-Мансура был военным. Он состоял на русской военной службе, был награжден несколькими российскими орденами. Погиб в марте 1918 года во время штурма Кермине. Кроме этого, у Мир-Мансура была еще дочь и младшие сыновья Георгий и Валерий, младшая дочь Тамара.

После возвращения в Бухару Мир-Мансур был назначен беком Кермине. В марте 1918 года, во время так называемых Колесовских событий, когда части Ташкентской социалистической армии захватили Кермине, разбив пятитысячный отряд бека, Мир-Мансур был смертельно ранен и взят в плен вместе с женой, тремя малолетними детьми и их учительницей.

Похоронен Мир-Мансур был в Катта-Кургане при содействии эмира Мир-Алим-хана. Все имущество его семьи (начиная от орденов, дорогого оружия, фамильных драгоценностей и кончая "Капиталом" Маркса, принадлежавшим учительнице детей) было расхищено. В сентябре 1918 г. С.И.Церетели, вдова Мир-Мансура, получила от бухарского правительства в качестве возмещения понесенного ущерба 200 тысяч рублей (на воспитание трех малолетних детей), и еще 100 тысяч рублей на обзаведение.

О последних двух братьях Абд ал-Ахада известно совсем немного. Первый из них - Сейид Мир-Азим-хан - в начале XX века жил в бухарском Арке, не имея права покидать его. Второй - Сейид Мир-Насир-хан (род. около 1869) также содержался в Арке под "домашним арестом". Эмир Алим-хан выдал свою дочь за его сына -Араб-хана. Однако, из Арка их никого не выпускали. Насир-хан дожил в Арке до 1920 года. В годы Бухарской народной республики он являлся членом Исторического общества Бухары. Его перу принадлежит сочинение "История бухарского Арка", написанное в 1921 году. В 1922 г. Насир-хан уехал в Афганистан.

Министры или придворные.

Ministers

После открытия в Бухаре Российского императорского политического агентства Мухаммад Шариф инак, продолжая оставаться главным закятчи, отвечал за связь между бухарским правительством и политическим агентом. Политический агент России Чарыков отзывался о нем весьма лестно.

В 1888 г. Мухаммад Шариф по приказу эмира явился к чиновнику Гаиб Назару, чтобы за какой-то проступок конфисковать его имущество, но был убит последним выстрелом из револьвера. Его убийца, по старинному обычаю, был выдан родственникам и слугам убитого и подвергнут ими смерти после долгих истязаний.

При эмире Абд ал-Ахаде важные государственные посты занимали и сыновья Мухаммада Шарифа: Астанакул-биЙ, Мир-Хайдаркул-бек-бий и Латиф-бек". Хайдаркул-бек-бий дадха в 1888 г. был назначен беком Чаржуя. Во время отъезда его старшего брата Астанакул-бий с эмиром в Россию в 1893 г. он замещал его на посту главного закятчи. В 1902 г. он вместе с эмиром ездил в С.-Петербург. На посту наместника Чарджуя Хайдаркул оставался как минимум до 1902 года. Затем исполнял обязанности хазиначи (государственного казначея). В случае его отлучек из Бухары его замещал на этом посту младший брат Латиф-бек.

Astankul

Астанакул-бий дадха - один из наиболее известных сановников Бухары во времена эмира Абд ал-Ахада, внук кушбеги Муллы Мухаммади-бия и сын Мухаммада Шарифа. Уже в 1882 г. Астанакул-бий был беком Карши. Посетивший его в Карши В.Крестовский писал, что на вид ему было тогда около 20 лет, это был "очень еще молодой человек, не только весьма красивой, но и приятной наружности, с небольшой темной бородкой, здоровым матовым цветом лица, открытой улыбкой и добрыми карими глазами".

15 ноября 1885 г. Астанакул-бий был назначен новым эмиром на пост наместника Чарджуя, важнейший пост в провинциальной администрации ханства, вместо попавшего в опалу брата эмира Сиддик-хана. После убийства в 1888 г. его отца Мухаммада Шарифа эмир, по словам историка ас-Сами, "по своей милости царским приказом назначил его сыну, Астанакулу-бию диванбеги должность, чин и службу, каких только тот желал, и даже лучше, чем он желал". Тогда Астанакул получил чин инака и должность главного закятчи, которую до этого занимал его отец. Так же, как и его отец, он осуществлял связь между бухарским правительством и Российским политическим агентством, по поручению эмира подписывал различные официальные протоколы, соглашения и т.п., вел переговоры по различным вопросам. В дальнейшем он занимал одновременно посты закятчи и кушбеги, сохраняя за собой эти должности вплоть до 1910 года, когда он был смещен наследником престола Мир-Алим-ханом.

Поводом для смещения послужило разрешение Астанакула бухарским шиитам открыто праздновать религиозный праздник ашура, что привело к кровавой суннитско-шиитской резне, продолжавшейся в Бухаре несколько дней и остановленной только благодаря введению в город русских войск.

Астанакул-бий не раз сопровождал эмира в его поездках в Россию (например, в 1893 и 1903 г.г.). Он был награжден многими бухарскими и российскими орденами.

Поездка эмира в Санкт-Петербург в 1393 году. Поездка эмира в Россию в 1393 году имела конкретную цель - он вез с собой наследника престола Мир-Алим-хана, которого намеревался определить на учебу.

Отправляясь в поездку, эмир поручил ведение всех дел совету из трех лиц - кази каляну (главному судье), коменданту Арка и серкердару. Кроме главного закятчи Астанакул-бия в свите эмира находилось несколько высших сановников ханства, в том числе и Дурбин-бий кушбеги, перс по происхождению, который в детстве был куплен эмиром и прошел путь от раба до одного "из самых приближенных лиц к эмиру". По словам В.Крестовского, в 1832 г. ему было лет за пятьдесят (по некоторым данным, он родился в 1827 году), он имел чин инака и занимал одну из высоких придворных должностей. При Абд ал-Ахаде он не занимал никакой конкретной должности, однако принимал участие в заведовании казной, а также всегда сопровождал эмира в путешествиях. Он был награжден несколькими российскими орденами.

Кроме этого, при особе эмира находился большой штат слуг, а также личный перводчик Туркестанского генерал-губернатора ротмистр Ш.Р.Асфендиаров (в дальнейшем - полковник; Ш.Асфендиаров часто бывал в Бухаре с различными проручениями дипломатического характера) и русской врач.

Выехав по железной дороге из Чарджуя, эмир со свитой 27 декабря 1892 г. прибыл в Москву, где встречался со своим братом Мир-Мансуром. Прибыв в Петербург, эмир остановился в Зимнем дворце. В сопровождении Астанакул-бия и Ш.Р.Асфендиарова он наносил визиты, посещал театры, ежедневно бывал в бане, а также сам принимал визитеров, встречался с императором Александром III. Завершив переговоры об образовании Мир-Алим-хана и оставив его в Петербурге, эмир через Одессу и Тифлис вернулся в Бухару.

Он был одним из наиболее высокопоставленных сановников ханства при эмире Абд ал-Ахаде. Сын Аббас-бия, везиря эмира Насраллаха, и сводный брат эмира Музаффара, Астанакул-бек-бий еще при жизни отца занимал высокие посты, а после смерти отца достиг высших чинов и постов, так что некоторые его современники титуловали его "убежищем надежды", титулом государей.

В 1882 г. Астанакул-бек-бий имел чин парваначи и занимал пост наместника Шахрисябза. Посетивший его в этом году В.Крестовский писал, что это был "человек важный, добродушно-простой, приветливый, но в сущности равнодушный ко всему на свете, кроме самого себя и своего государя, которому, очевидно, очень предан. Во всем характере его наружности как-то сразу сказывалось, что человек этот не только умен, но и знает себе цену".

В 1882 г. Астанакул-бек-бий сопровождал в поездке в Москву будущего эмира Абд ал-Ахада. В 1885 г. в качестве личного чрезвычайного посланца эмира Музаффара он ездил в Санкт- Петербург, где встречался с императором Александром III. В дни болезни Музаффар ад-Дина вместе с Муллой Мухаммади-бием фактически осуществлял верховную власть в ханстве. После перевода в 1886 г. из Хисара в Байсун опального брата эмира Абд ал-Мумина Астнакул-бек-бий был назначен наместником Xисарского вилайета. Под его управлением находились также Дарваз, Куляб и Каратегин.

В 1887 г. он получил высший чин - аталыка, и поэтому его бекство было расширено: к нему было присоединено еще пять уездов. Следует заметить, что при последних бухарских эмирах никто в ханстве кроме Астанакул-бек-бия, не имел чина аталыка.

По словам В.И.Липского, посещавшего Хисар в 1896 г., Астанкул-бек-бий был не только знатнейший, но и "самый богатый человек во всей Бухаре. Помимо золота и серебра (последнее у него лежало мешками в подвалах), он имел табун лошадей, стада овец. Его стада встречали летом в отдаленных местах в горах, даже в русских пределах". ("Туркестанские ведомости", №183, 1907)

Астанакул-бек-бий оставался беком Хисара вплоть до своей ко чины в 1906 г. После смерти его тело вывезли из Хисара и погребли в семейном мавзолее мангытских эмиров - мазаре Хазрат Имам, расположенном на кладбище Имам имля близ Бухары.

Источники, литература, переодические издания

1. Айни, Садреддин, Воспоминания, (пер. с таджикского А.Розенфельд), М.-Л., 1960
2. Арендаренко Г.А., Досуги в Туркестане, 1874-1889, С.Пб., 1889
3. Андреев М.С., Чехович О.Д., Арк Бухары, Душанбе, 1972
4. Арапов Д.Ю., Бухарское ханство в русской востоковедческой историографии, М., 1981
5. Бартольд В.В., История культурной жизни Туркестана, - Сочинения, т.II, М., 1963
6. Берг Я., История Бухары, - Московские ведомости, 1892, №360
7. Бухара и Афганистан в начале 80-х г.г. XIX века (Журналы командировок Г.А.Арендаренко), М., 1974
8. Бухарское купечество, - Туркестанские ведомости, Ташкент, 1915, №42
9. Г.Вамбери, История Бохары и Трансоксании с древнейшего времени до настоящего, С.Пб., 1873
10. Гаспринский И., Точный перевод дневника его светлости эмира Бухарскаго., Казань, 1894
11. Гейер И.И., Весь русский Туркестан, Ташкент, 1908
12. Джиджихия А., О последних событиях в Бухаре (9-12 января 1910 г.), Военный сборник, С.Пб., №5, 1910
13. Дониш А., Путешествие из Бухары в Петербург, Душанбе, 1976
14. Дониш, Ахмед, История мангитской династии, Душанбе, 1967
15. Искандаров Б.И., Бухара (1918-1920), Душанбе, 1970
16. Искандаров Б.И., Восточная Бухара и Памир в периорд присоединения Средней Азии к России, Сталинабад, 1960
17. Искандаров Б.И., Из истории Бухарского эмирата (Восточная Бухара и Западный Памир в конце XIX века), М., 1958 18. История Бухары с древнейших времен до наших дней, Ташкент, 1976
19. История Узбекской ССР, т.I, книга 2, Ташкент, 1957 20. История Узбекской ССР, т.II, Ташкент, 1968
21. Камалов У.Х., Музаффаров А.А., Сааков В.Г., Бухара. Путеводитель., Ташкент, 1973
22. Крестовский В.В., В гостях у эмира бухарского, С.Пб., 1887
23. Курбанов Г.Н., Бухарские печати XVIII-нач.XX в.в., Ташкент, 1987
24. Лессар П.М., Юго-Западная Туркмения (Земля сарыков и салоров), С.Пб., 1885 - Известия Императорского Русского Географического Общества, XXI, 1885
25. Логофет, В забытой стране. Путевые очерки по Средней Азии, М., 1912
26. Лунин Б.В., Из истории русского востоковедения и археологии в Туркестане. - Туркестанский кружок любителей археологии (1895-1917), Ташкент, 1958
27. Маджи А.Е., К истории двух последних десятилетий бухарского ханства, - Известия АН Тадж. ССР, Отделение общественных наук, 2 (29), Душанбе, 1962
28. Масальский В.И., Туркестанский край, С.Пб., 1913
29. Мейендорф Е.К., Путешествие из Оренбурга в Бухару, М., 1975
30. Нечаев А.В., По горной Бухаре. Путевые очерки, С.Пб., 1914
31. О восшествии на престол Музаффа-хана и об обряде поднятия на кошме, - "Туркестанские ведомости", 1878, №28
32. Остроумов Н.П., Вырезки из Туркестанских газет преимущественно 1913, 1914 и 1916 г.г (библиотека С.Пб.ФИВ РАН)
33. "Переводчик", №4, 3 января 1892
34. Рок-Тен, Смертные казни в Бухаре, - "Туркестанский курьер", 1910, №189
35. Рок-Тен, Тюрьмы в Бухаре, - "Туркестанский курьер", 1910, №197
36. Сами, Мирза 'Абдал'азим, Тарих-и салатин-и мангитийа (История мангитских государей). Изд. текста, пред., пер. и прим. Л.М.Епифановой, М., 1962
37. Семенов А.А., Бухарский трактат о чинах и званиях и ио обязанностях их носителей в средневековой Бухаре, - Советское востоковедение, т.V, 1948
38. Семенов А.А., Очерк устройства центрального административного бухарского ханства позднейшего времени (Труды АН Тадж.ССР, т.25), Материалы по истории таджиков и узбеков Ср. Азии, вып. 2, Сталинабад, 1954
39. "Ст.Петерсбургские ведомости", №122, 1896
40. Сухарева О.А. Бухара XIX- нач.XX в. (Позднефеодальныйгород и его население), М., 1966
41. Тухтаметов Т.Г., Русско-бухарские отношения в конце XIX- нач.XX в., Ташкент, 1966
42. Фридрих Н.А., Бухара. Этнографический очерк, С.Пб., 1910
43. Хамраев М., Очерки истории хисарского бекства конца XIX и нач.XX в.в., - Труды Института археологии и этнографии АН Тадж.ССР, т.CXIV, Сталинабад, 1959
44. Ханыков И., Описание Бухарского ханства, С.Пб., 1843
45. Шубинский П.П., Оченки Бухары П.Шубинского, С. Пб., 1892
46. Olufsen O., The Emirof Bukhara and his country, London, 1911

Архивные документы:

I. Канцелярия Туркестанского генерал-губернатора, - Центральный государственный истрический архив УзССР, Фонд № И-1, Опись №29
II. Канцелярия Туркестанского генерал-губернатора, - Центральный государственный истрический архив УзССР, Фонд № И-1, Опись №34
III. Российское Императорское Политическое агентство в Бухаре, - Центральный государственный истрический архив УзССР, Фонд № И-3, Опись №1
IV. Российское Императорское Политическое агентство в Бухаре, - Центральный государственный истрический архив УзССР, Фонд № И-3, Опись №2
V. Канцелярия кушбеги эмира Бухарского, - Центральный государственный истрический архив УзССР, Фонд № И-126, Опись №1 (книга 1)
VI. Канцелярия кушбеги эмира Бухарского, - Центральный государственный истрический архив УзССР, Фонд № И-126, Опись №2 (книга 1)

Фото-архивы

а) Санкт-Петербургский филиал Института Востоковедения РАН (Ст.Петербург)
б) Российское Географическое Общество (Ст.Петербург) в) Институт истории материальной культуры (Ст.Петербург) г) Государственны йархив кино-фотодокументов Узбекской ССР (Ташкент)
д) Бухарский областной краеведческий музей (Бухара)

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить