Характеристики главнейших деятелей по завоеванию Туркестанского края

Генерал-адъютант генерал от инфантерии М. Д. Скобелев. Есть счастливые имена, которые, получив известность еще при жизни самих деятелей, после их смерти передаются от одного поколения к другому, вставая в памяти народной во весь свой гигантский рост, а подвиги таких лиц, окруженные легендами, оттеняются особенно сильно в представлении народа; это какие-то богатыри, не только стоящие на голову выше своих современников, но и имеющие особые свойства, выделяющие их из числа всех остальных людей, получивших известность. К ним несомненно принадлежит имя генерал-адъютанта М. Д. Скобелева.

Молодым штаб-ротмистром, по окончании академии приехав в Туркестанский край в самый разгар военных действий, он скоро даже среди обстрелянных, бывавших в боях туркестанцев, выделился своим поразительным самообладанием и храбростью. Способность к инициативе, большая сила воли, быстрота в принятии решений заявили о себе уже в первые годы службы молодого офицера. За выдающуюся по смелости и лихости рекогносцировку от Хивы и до колодцев Игды и Ортакую, на территории, занятой враждебными нам туркменами, был награжден знаком отличия храбрецов — крестом Св. Георгия 4-й степени.

То состоя начальником кавалерии, то исполняя ответственные поручения, Скобелев с наступлением русских войск на Кокандское ханство уже командует отдельным отрядом. В целом ряде дел, в которых он участвовал, начал уже развертываться талант будущего полководца, а неизменный успех, их сопровождавший, служил наглядным подтверждением правильности его взглядов и принятых решений. Поражая неприятеля быстрым и решительным ударом, Скобелев производил своей безумной храбростью особое впечатление не только на свои войска, но и на врагов.

На белой лошади, неизменно в белом кителе, Михаил Дмитриевич в бою был всегда впереди, ободряя всех личным примером, поразительным спокойствием и полным презрением к смерти. Солдаты боготворили своего начальника и готовы были идти за ним в огонь и воду.

Скобелев 

Генерал-адъютант М. Д. Скобелев. С фотографии, снятой в Геок-Тепе 12 февраля 1881 г.

Изумительное счастье, благодаря которому бывавший сотни раз под огнем Скобелев никогда ранен не был, породило в туркестанских войсках легенду, что он заговорен от пуль. И эта легенда, разрастаясь, окружила его имя особым ореолом. Всей душой любивший военное дело, покоритель Кокандского ханства впоследствии участвовал в Русско-Турецкой войне, а еще позднее завоевал России Закаспийскую область.

Награжденный орденами Георгия 3-й и 2-й степени, достигнув на службе чина полного генерала, он в 38 лет внезапно скончался, повергнув всю Россию в глубокую скорбь, оставив по себе яркую память в войске и русском народе. Коротка была военная деятельность Михаила Дмитриевича. Как метеор, мелькнул он своими яркими подвигами и исчез в вечности. Но память о нем не умрет в русских войсках, и золотыми буквами записано его имя на страницах истории Русской армии.

Партизанская война, ряд крупных восстаний, священная война, объявленная в Кокандском ханстве, заставили Михаила Дмитриевича вести продолжительную и неустанную борьбу за присоединение Средней Азии к России. Воинственные кипчаки, каракиргизы и кокандцы-фанатики представляли сплошь вооруженный народ, покорить который можно было лишь благодаря быстрым и страшным ударам, которые с бесподобным искусством умел наносить только один М. Д. Скобелев.

Окруженные дымкой таинственности, рассказы о боевых подвигах и жизни М. Д. Скобелева, передаваемые из поколения в поколение, уже давно выделили его из среды обыкновенных людей и причислили к числу богатырей земли русской, которым он и был в действительности по духу, исключительному мужеству, храбрости и замечательным военным талантам.

Есть люди-легенды. К ним никак не прикинешь будничную мерку. Судить их вблизи трудно. И их доблести, и их слабости не укладываются в обычные рамки. Эти гиганты по сравнению с остальным человечеством, и таким, по справедливости, надо признать М. Д. Скобелева, завоевавшего себе бессмертную славу. И воздвигнутый для увековечения его имени памятник в Москве — лишь скромная дань потомков подвигам этого героя, увенчанного славой при жизни и оставившего о себе вечную память.

Генерал-адъютант К. П. Кауфман. Генерал Кауфман принадлежит к числу немногих лиц, заслуживших почетную известность своими трудами на пользу России в деле завоевания и обустройства среднеазиатских владений. Богато одаренный от природы, Константин Петрович был незаурядным военачальником, вдумчивым администратором и добрым и отзывчивым человеком.

Только что покоренный Туркестанский край требовал много труда и умения, чтобы справиться с тем тяжелым положением, в которое он попал, находясь между Бухарой, Хивой и Кокандом, впоследствии покоренными по указаниям Кауфмана и при его непосредственном участии русскими войсками.

Как человек всесторонне образованный, он, управляя Туркестанским краем, обращал громадное внимание на изучение и научные исследования его территории.

Настойчивый, он доводил всегда начатое дело до конца, невзирая на препятствия, благодаря чему даже такой чрезвычайный по трудностям, как Хивинский поход, где войскам пришлось вести борьбу с самой природой, был окончен с полной удачей. Своим личным примером генерал Кауфман поддерживал бодрое настроение войск, видевших его несокрушимую энергию и готовность перенести все невзгоды ради достижения поставленной цели.

Продолжительный, почти 30-летний период его административной деятельности в Туркестане дал крупные результаты и привнес в эту страну, долгое время находившуюся в состоянии почти полной анархии, после деспотического правления ханов, постоянных междоусобиц и войн за ханский престол, начала гражданственности, позволил многочисленному населению спокойно заниматься мирным трудом, не боясь за свою жизнь и благосостояние.

Кауфман

Генерал-адъютант К. П. Кауфман

Плодотворная деятельность генерала Кауфмана способствовала прочно утвердиться России в своих новых владениях, превратить Среднюю Азию в неотъемлемую часть русского государства и поднять ореол русской власти до недосягаемой высоты.

Генерал-лейтенант М. Г. Черняев. Среди имен, ревниво сохраняемых в памяти не только армии, но и русского народа, имя завоевателя Ташкента М. Г. Черняева занимает видное место.

Несмотря на сравнительно небольшой период пребывания в Средней Азии, генерал Черняев оставил по себе яркий след в этом далеком крае.

Скромный, но знавший себе цену, крайне самостоятельный, с несокрушимой силой воли, М. Г. Черняев был особенно близок сердцу русского солдата. Отделенный от России тысячами верст, предоставленный самому себе, вел он свои войска к намеченной цели, устраняя все препятствия, и сумел завоевать большую часть Средней Азии в течение нескольких лет с незначительным числом войск и поразительно малыми затратами. Познав характер среднеазиатских народов и видя, что для достижения успеха надо поразить их воображение храбростью, стойкостью и неутомимостью русских войск, он неудержимо шел вперед, вполне определенно сознавая, что в его положении можно или победить, или умереть. И эта поразительная решимость дала огромные результаты, создав обаяние русскому имени и облегчив последующим начальникам завоевание края. Нельзя не отметить исключительной черты в характере Михаила Григорьевича — особой заботливости о своих войсках, благодаря которой он иногда предпочитал, как это было под Джизаком, пожертвовать своей славой, переносить ропот и недовольные взгляды подчиненных, еще больше неудовольствие начальства, чем ставить на карту жизнь бойцов, попавших в тяжелое положение.

М. Г. Черняев пользовался особой любовью своих войск, гордившихся начальником, и постепенно за участниками его походов закрепилось славное название черняевцев, к которым причислялись люди испытанной храбрости, приобретшие опыт в ходе среднеазиатских войн. «Генерал, которого прислал русский царь, — Ак-Падишах», — так говорили о Черняеве бухарцы, а бухарский эмир с особым почтением вспоминал впоследствии это славное имя.

Черняев

Генерал-лейтенант М. Г. Черняев

Слишком большая самостоятельность, широкое понимание задач России делали генерала Черняева опасным для английской политики в Средней Азии, а боязнь за свои индийские владения и влияние в Афганистане привели к тому, что происками английской дипломатии Черняев был отозван из Средней Азии в то время, когда ему оставалось покорить одну лишь долину реки Зерафшан.

Выйдя в отставку, генерал Черняев скоро стал во главе армии Сербии, отстаивающей свою независимость против Турции, в результате чего приобрел еще большую популярность и известность в России.

Лишь в царствование Александра III генерал Черняев снова получил назначение в Среднюю Азию на должность Туркестанского генерал-губернатора.

Памятник в Ташкенте и Черняевский домик около Ташкентской крепости, в котором он квартировал при покорении этого города, тщательно охранялись его почитателями. Ревниво оберегалась его память в войсках Туркестана, а среди мусульманского населения Средней Азии с особым уважением вспоминали храброго, решительного, твердо державшего свое слово русского военачальника.

Генерал Г. А. Колпаковский. Покоритель Семиречья и Заилийского края генерал Колпаковский почти всю жизнь провел в степных туркестанских походах.

Как первый устроитель Семиречинской области, Колпаковский оставил по себе память во всем Семиречье. Суровый с виду, но мягкий сердцем, решительный, с непреклонной волей, человек, умевший, делая большое государственное дело, принимать на свою ответственность вызываемые исключительной обстановкой решения, признаваемые им необходимыми. Его почитали в войсках за смелость, способность найти выход из самого трудного положения и поразительную неутомимость.

Колпаковский

Генерал Г. А. Колпаковский

Предоставленный самому себе, находясь за тысячи верст от России, а потому не имеющий поддержки, окруженный враждебно настроенным населением, он сознавал, что покорить туземцев, населявших Семиречье и Заилийский край, можно исключительно лишь храбростью и готовностью умереть, но не отступить и не сдаться врагу. С храбростью и выносливостью, поражавшими даже кочевников-киргизов, генерал Колпаковский соединял таланты военачальника и широкий кругозор государственного деятеля. Спокойный в бою, хладнокровный в минуты страшной опасности, он вел войска к победам, покорив для России обширный Заилийский край, Семиречье и Кульджу, впоследствии возвращенную Китаю.

Без особых связей и протекции он достиг высших чинов лишь одними своими заслугами и награжден высшими русскими орденами, среди которых самое видное место занимает крест св. Георгия, полученный им за узунагачское дело. Генерал Колпаковский все свои силы отдавал любимому им Туркестанскому краю, а с Семиреченским казачьим войском установилась у него неразрывная связь на всю жизнь до самой смерти.

Умер Герасим Алексеевич Колпаковский в 1896 г. и похоронен в Петербурге.

Характер войн в Средней Азии. Организация и тактика войск. Все войны и походы русских войск в Средней Азии имеют много характерных особенностей, делающих их совершенно несхожими с войнами на европейском театре.

Русские войска сплошь и рядом должны были вести борьбу не только с врагами, но и с самой природой. Отсутствие дорог, корма для лошадей, населенных пунктов и колодцев делало эти походы при палящем зное, по сыпучим пескам и солончаковым пустыням чрезвычайно трудными. Необходимо было нести и везти с собой запасы продовольствия, воду, дрова и фураж для лошадей.

Бесчисленное количество верблюдов для перевозки войсковых грузов невольно превращало русские отряды в громадные караваны. Необходимо было постоянно быть начеку, в готовности отразить внезапное нападение кочевников, скрывавшихся за каждой складкой местности. Небольшие партии туземцев в безбрежных степях были положительно неуловимы. Климатические условия, непривычные для русских, делали степные походы чрезвычайно трудными во все времена года. Летом томила жара, раскалявшая почву до степени пылающей печи, что при отсутствии воды делало жажду нестерпимой. Зимой навстречу неслись снежные бураны, наметавшие огромные сугробы снега.

Ко всему этому надо добавить отсутствие хороших проводников, малое знакомство со страной и языком ее населения. Резкие колебания в температуре в сочетании с плохим качеством воды способствовали тому, что среди войск свирепствовали эпидемии; из строя выбывала масса людей, заболевших тифом, малярией и цингой помимо многочисленных случаев поражения солнечными ударами. Больных среди бойцов на передовой линии было столько, что, например, в 1868 г. в Джизаке из двух батальонов, здесь стоявших, едва ли можно было собрать роту здоровых. К тому же докторов было крайне мало, а при постоянных заболеваниях малярией в хине часто ощущался недостаток. Средняя цифра смертности в месяц превышала 135 человек; так, из 12 тысяч больных, поступивших в лазарет в течение восьми месяцев в 1867 г., умерло 820.

Немало обессиливала туркестанские войска необходимость производить работы по постройке крепостей, а позднее и казарм для жилья. Командирование же людей в лечебные и хозяйственные учреждения, на почтовые станции и денщиками к различным гражданским чиновникам выводило массу людей из строя.

Постоянное, из года в год, движение в глубь среднеазиатских степей выработало у туркестанских войск особые приемы ведения войны и закалило бойцов в походах, а невозможность передвигать крупные войсковые части заставила перейти к действиям небольшими отрядами. Во всех войнах в Средней Азии счет войсковых частей производился не на полки и батальоны, а на роты и сотни, которые благодаря превосходству вооружения представляли собой вполне достаточные по численному составу тактические единицы для выполнения самостоятельных задач.

В Средней Азии был принят как основной принцип действия сомкнутым строем против неприятеля малодисциплинированного, действовавшего в одиночку или небольшими кучками, недостаточно послушного воле предводителя, неспособного, несмотря на свою подавляющую многочисленность, к единству действий и маневрированию массами. Дружные меткие залпы и штыковой удар сомкнутым строем оказывали всегда парализующее действие на кочевников. Вид сомкнутых рот пехотинцев-линейцев и стрелков в белых кепи с назатыльниками и белых рубахах производил сильное впечатление на диких наездников, и конные, зачастую даже весьма многочисленные толпы туркмен и киргизов, поражаемые меткими залпами, принуждены были тотчас отступать, устилая землю телами убитых и раненых.

Для действий против иррегулярной конницы при туркестанских войсках были сформированы ракетные команды, придававшиеся к казачьим частям и выпускавшие ракеты с особых станков. Шум ползущих, в виде огромных огненных змей, ракет производил подавляющее впечатление на людей и на лошадей. Испуганные кони шарахались и несли толпу наездников, калеча и убивая их, порождая страшную сумятицу, которой пользовались казаки, преследуя и рубя бегущего в паническом ужасе неприятеля. Артиллерийские орудия — легкие и горные пушки и единороги — производили также большое впечатление, в особенности своим разрушительным действием при осаде туземных укреплений.

Штурм городов являлся делом очень трудным. Скученность построек, узкие улицы и высокие глинобитные заборы давали возможность жителям защищаться продолжительное время; каждый сад, двор или мечеть представляли собой отдельные укрепления, из которых приходилось выбивать противника, занимая таким образом город шаг за шагом и ведя бой на каждой улице. При расположении войск на отдыхе и сторожевом охранении не последнюю роль играли ротные собаки, выходившие с нижними чинами на посты; они часто предупреждали часовых о появлении подкрадывавшихся врагов, стремившихся за вознаграждение халатом или золотой монетой во что бы то ни стало достать голову русского солдата. Во время атак на туземную пехоту ротные псы с остервенением кидались на сарбазов, помогая своим хозяевам в рукопашном бою.

Проводниками в степи служили преимущественно киргизы, поступавшие на службу в качестве джигитов и переводчиков, причем многие из них за свою верную службу были производимы в офицеры милиции. Кроме того, в некоторых отрядах из надежных киргизов, туркмен и афганцев были сформированы особые команды, принимавшие участие в военных действиях. Продолжительный, 25-летний срок службы при непрерывном движении от Оренбурга в глубь Средней Азии воспитал туркестанские войска, приучив их к степным походам в пустынях и выработав поразительную неутомимость, благодаря которой пехота иногда делала переходы до 60–70 верст в сутки.

Некоторые батальоны, сформированные в Оренбурге, находились в непрерывном походе, в течение 25 лет, переходя с места на место, и их состав представлял собой закаленных и обстрелянных людей, привычных и к свисту пуль, и к внезапным нападениям туземцев. Все эти условия позволили создать из туркестанских войск едва ли не самые лучшие в боевом смысле части русской армии. По боевой закалке, по проявлению частного почина эти войска походили на кавказскую армию времен Ермолова, Воронцова и Барятинского. Необходимость иметь все при себе выработала особые приемы походной, бивачной и сторожевой службы.

Вооружена была пехота нарезными винтовками системы Карле, и небольшая часть стрелков имела винтовки системы Бердана № 1 и штуцера.

Отсутствие иногда нужного числа погонщиков верблюдов вынуждало привлекать к уходу за ними нижних чинов, причем их неумение вьючить и ухаживать за этими животными приводило часто к порче и убыли верблюдов, и лишь долголетнее пребывание в походах приучало людей к верблюдам, которые постепенно заменили в туркестанских войсках лошадей.

По отношению же войск противника надо сказать, что регулярные войска бухарцев, кокандцев и хивинцев содержались в небольшом числе; так называемые сарбозы — пехота, обмундированная единообразно, была плохо обучена. Пешие сарбозы вооружены были: первая шеренга — фитильные ружья на сошках, но встречались также всевозможные образцы кремневых, ударных и охотничьих двуствольных ружей; вторая шеренга — преимущественно холодным оружием: батиками, топорами (ай-балтами) и пиками — и только немногие имели пистолеты.

Конные сарбозы были вооружены пиками и саблями, а первая шеренга сверх того имела и винтовки. Артиллерия состояла главным образом из чугунных и медных орудий персидской и местной отливки. Обучались эти войска преимущественно русскими беглыми солдатами, из которых приобрел известность урядник Сибирского войска Осман.

Главный же контингент в туземных войсках составляла иррегулярная конница, сидевшая на отличных лошадях, крайне выносливых и могущих проходить огромные расстояния, а всадники прекрасно владели холодным оружием. Конница, комплектуемая из киргизов, юмудов, каракиргизов, прекрасно знавших местность, сильно тревожила русские войска неожиданными нападениями, преимущественно по ночам, но, налетев на отряд, немедленно при первых же залпах рассыпалась по степи, уходя быстро из-под выстрелов, и, обыкновенно атакуя большими массами, стремилась задавить небольшие по составу русские части свой численностью.

Русская конница — казаки — вследствие неравенства сил обыкновенно предпочитала отражать противника огнем из сомкнутого строя и атаковать его также в сомкнутом строю; казаки спешивались, батовали[6] или стреноживали лошадей и, устроив укрытие из них, мешков, запасов фуража, дружными залпами поражали скопища врагов из своих нарезных винтовок; после отступления начинали преследование, хотя в некоторых боях лихо атаковали и в конном строю.

Пехота же действовала всегда в сомкнутом строе, выстраивая каре, о которое вследствие метких залпов и разбивались обыкновенно атаки туземцев.

Нанося поражения во всех крупных боях, русские войска терпели иногда урон лишь в небольших стычках, главным образом вследствие отсутствия в этих случаях мер охранения, разведки и некоторой беспечности при движении и на отдыхе среди враждебно относившегося к русским туземного населения.

Но все же твердая преданность долгу, непоколебимая стойкость и храбрость брали верх, и туркестанцы, сломив одно за другим войска кокандцев, хивинцев и бухарцев, одерживали над ними победы, благодаря которым включили земли покоренных государств в число русских владений, дав возможность под своей защитой населению обширной территории Туркестанского края начать мирную жизнь, заниматься земледелием и торговлей, открыв в то время среднеазиатские рынки для русских товаров.

Таким образом, было закончено завоевание Туркестана, Хивы, Бухары и Коканда, чем выполнены заветы Петра Великого. 

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить